Квартирный вопрос сталкивает лбами родных людей с абсолютно разными потребностями и интересами. Без ссор и выяснения отношений не обходится, а разъехаться не получается по финансовым причинам. Как найти общий язык с родителями и приблизить свое отделение от них? Об этом мы побеседовали с семейным психологом и мамой шести детей Елизаветой Пархоменко.

– Родители ложатся в десять, встают в шесть, а их совершеннолетний ребенок – позднее полуночи. Мама беспокоится о его здоровье, недовольна шумом, который он издает, а тот в ночной жизни находит возможность уединения. Как уживаться с разным режимом?

– История, которую вы рассказали, не про режимы. Если взрослым людям приходится жить вместе, они обычно как-то договариваются, учитывают привычки друг друга и приспосабливаются. Для меня описанная ситуация – про застревание: родители застряли в контроле, как будто они не видят, что их ребенок уже вырос; ребенок застрял в подростковом бунте, он отстаивает свое право быть взрослым и самостоятельным. Но зрелость – состояние, в которое нельзя взять и впрыгнуть, придется пройти все этапы взросления. 

– Расскажите об этих этапах. 

– Ребенок рождается беззащитным и беспомощным. Его рост и развитие возможны только в тесном взаимодействии с заботливым взрослым. Их взаимодействие довольно однобоко: у ребенка есть потребности, он о них сообщает, а чуткий (в идеале) родитель на них отвечает, то есть дает ребенку то, в чем тот нуждается. Что это за потребности? Если очень коротко, то ребенку необходимо знать, что рядом есть сильный взрослый, который его принимает и любит без всяких условий, который его защищает, а также успокаивает и утешает при необходимости. Это все – как плодородная почва для растения, здесь ребенок наполняется, чтобы взрослеть. И здесь же застревает, если наполняться нечем. Если его потребности в привязанности остаются без ответа, он остается как бы вечно «голодным» и неспособен думать ни о чем, кроме «еды».

Елизавета Пархоменко

– Почему родители могут не отпускать ребенка?

– Кроме потребности в защите и заботе, у человека есть другая глубоко встроенная потребность – в автономии. Первые ее проявления можно видеть очень рано: помните период, когда любимая фраза малыша – «я сам!». Выходит она на первый план и в подростковом возрасте. Здесь снова развитие и взросление происходят во взаимодействии со значимым взрослым. Но в этот раз ребенку нужны не защита и утешение, а щедрое разрешение жить своей жизнью. «Ты молодец», «у тебя получается», «я горжусь тобой» – вот послания, которые важно услышать ребенку в ответ на его часто резкие заявления об автономии.

Каждый ли родитель способен дать такое разрешение? Замечательны глубокие слова К.Юнга: «Самое тяжелое бремя для ребенка – это непрожитая жизнь родителей». Чтобы дать ребенку щедрое разрешение уйти, необходимо иметь свою наполненную интересную жизнь. «Пустые» «голодные» родители этого сделать не в состоянии. Так происходит застревание на этом этапе – застревание в подростковом бунте. 

Красочный пример – история героини фильма «Дылда». Молодая женщина, потерявшая на войне все, отчаянно мечтает о ребенке, который должен дать ей смысл, «вылечить ее». Представляете, какой груз ляжет на плечи этого ребенка! Все, что она не получила в жизни, она будет брать от него. Сложно говорить об автономии и взрослении в такой ситуации. Ребенку обеспечено быть «инструментом» и «застрять».

Нужно ли что-то объяснять

– Некоторые мамы думают, что знают лучше, где повесить одежду, положить книги, другие вещи своих детей… Как объяснить родителям, что этого нельзя делать? 

– Понятно, что мама в этой ситуации не принимает факта, что ребенок уже вырос. Но в вопросе звучит возмущение, видимо, хочется доказать родителям, что они поступают неправильно. Отчаянное желание изменить родителей, сделать или сказать им что-то такое, чтобы они, наконец, поняли свои ошибки и посмотрели на вещи иначе – это как раз та крепкая нить, которая привязывает детей к ним, не дает повзрослеть и уйти. Другой – на то и другой, что может думать и чувствовать не так, как я.

«Дочь, что-то ты меня бесишь». Почему родители раздражаются, а дети отдаляются от них
Подробнее

Что же делать ребенку в ситуации, если нельзя объяснять и доказывать?

Не то чтобы нельзя объяснять… но мы же говорим о ситуациях застревания, когда родители меня не слышат, я злюсь и пытаюсь снова что-то доказать. Я весь с головой в этих напряженных отношениях, сепарацией тут и не пахнет.

Здоровое развитие событий может быть примерно следующим: можно попытаться рассказать про свое видение, но, столкнувшись с непониманием, остановиться и принять право родителей смотреть на ситуацию иначе. Из этой точки договориться будет легче. Одно дело – спокойно, но твердо обозначить свои границы, рассказать, что со мной можно делать, а что нельзя, и добиться внешнего выполнения этих требований (вероятно, приняв обиду, которая может возникнуть в ответ на эти требования). И другое, не очень реалистичное, – ожидать, что родители внутренне согласятся со мной (не будут сердиться, не обидятся). 

– Что делать, если нет сил обозначать личные границы?

– Да, действительно, с некоторыми людьми это очень тяжело. Обычно самое сложное – выдержать обиду, которая почти наверняка возникнет у родителей в ответ на обозначение границ. Ведь так страшно расстроить родителей! И их жаль, и кажется, что делаешь что-то очень плохое… 

Но это только на первый взгляд кажется, что, выстраивая границы и отделяясь от родителей, мы действуем против них, против близости с ними. На самом деле как раз наоборот. Если нет границ, есть слияние, но нет близости: близким я могу быть только с кем-то другим, отличным от меня. А еще – когда нет границ, то всегда много злости и раздражения (ведь родители постоянно заходят на мою территорию), и только отделившись, я могу относиться к ним тепло и спокойно.

Если мамины слова попадают на больное место

– Зачастую родители думают, что лучше знают, что их детям нужно: какое блюдо съесть, где подмести и как одеться. Они с радостью говорят об этом при каждом удобном случае. Как избежать повелительных наклонений?

– Боюсь, что никак. Можно и нужно спокойно и без обвинений говорить родителям, что именно не нравится и как бы хотелось. Но услышат ли они? Кто-то да, а кто-то нет, кто-то через десять лет услышит. А живем и общаемся мы сейчас. Позиция зрелого человека – не родителей пытаться изменить, а обратиться к себе и задуматься: «Почему это повелительное наклонение так сильно меня задевает?» Вероятно, мамины/папины интонации попадают в какое-то больное место. Можно предположить, что здесь причина – излишний контроль в детстве. Поэтому я не могу простить родителей, пропустить их слова мимо ушей, так как в этот момент снова становлюсь маленьким ребенком или подростком, который зависит от родителей и ничего с ситуацией сделать не может.

– Как быть с этим болезненным местом? 

– Залечивать. Самый простой и прямой путь – вместе с родителями. Это очень целительно, если я приду к маме и скажу что-то вроде: «Ты знаешь, в детстве было слишком много контроля. Теперь у меня аллергия даже на маленький контроль. Когда ты говоришь в такой форме, я снова оказываюсь там и страшно на тебя злюсь». И услышу в ответ: «Да-да, действительно, понимаю». В моей практике бывали случаи, когда клиентам удавалось так поговорить с родителями. Иногда родители отвечали не сразу, им требовалось время, чтобы «переварить». Иногда даже просили прощения. И взрослый ребенок, пусть и с запозданием, наконец получал щедрое разрешение быть другим, отделиться и уйти. К сожалению, так бывает не всегда и не со всеми. Тогда остается залечивать раны самому или с психотерапевтом.

– Как быть, если замечаешь, что мнение мамы становится твоим? «У тебя нет таланта в рисовании, в танцах…» И действительно уже кажется, что нет. 

– Один из самых частых запросов в психотерапии: «Мне говорили, что я неспособен», «Вроде что-то получается, но я все равно слышу этот голос и сомневаюсь в себе, все валится из рук». Вообще-то это запрос для длительной психотерапии, не простой то есть. Что можно сделать? Ну как минимум обратить специальное внимание на то, что это не я так считаю, что это мамин голос говорит так внутри меня. Если я понимаю, что это не мое, то могу понемногу отстраняться от разрушительного послания. 

– Некоторые родители подтрунивают над интересами ребенка. А он тоже свысока смотрит на их увлечения. Как принимать и уважать интересы друг друга? 

Катерина Мурашова: Почему в подростковом кризисе виноваты родители (+видео)
Подробнее

– Для меня есть два мощных мотива идти на встречу друг ко другу. Первый – это любовь. Если я хочу поддерживать контакт и общаться, если родители важны для меня, то я готов принимать и уважать их интересы, даже если они мне непонятны и неблизки.

Второй – это польза, внутренний рост, который станет результатом построения гармоничных отношений между поколениями. Для семейных психотерапевтов давно известен непреложный закон: сложности во взаимоотношениях с родителями неизбежно повторяются во взаимодействии с другими близкими людьми, в первую очередь с супругом. Соответственно, исцеляя отношения с родителями, я автоматически многое меняю в своей жизни в лучшую сторону. 

– Что делать, если родители критикуют друга/подругу своего ребенка? Прислушаться к их советам или проигнорировать?

– Две крайности, характерные для зависимых отношений. Ребенок либо принимает точку зрения родителя как априори верную, либо жестко сопротивляется ей. Позиция взрослого зрелого человека – выслушать, принять во внимание, но сформировать свое собственное отношение.

– Еще ситуация: мама регулярно жалуется на жизнь своему ребенку, но не решает свои проблемы и разумных советов не слышит. Как вести себя детям, которые становятся «буфером» для негативных эмоций? 

– Напомнить себе, что пытаться решить мамины проблемы – значит поддерживать ситуацию, вредную для всех. Она вредна для вас, так как эмоционально вовлеченным в эту историю вы не сможете идти и строить свою жизнь. Но и утешить маму вы не в состоянии: ситуация, когда ребенок и родитель поменялись местами, противоестественна, и она не приносит никому успокоения. Она вредна и для мамы: да, она получает некоторое облегчение, жалуясь и через это привязывая ребенка к себе, но продолжает жить, ничего не меняя. 

– Как общаться с мамой, с которой никогда не было доверительных, близких отношений? Есть ли возможность их построить, не поздно ли начинать?

– Начинать никогда не поздно. Не со всеми это возможно, но попробовать точно стоит. Ведь родители, живы они или уже нет, всегда остаются с нами. Независимо от нашего желания мы несем в себе их гены, опыт, полученный от жизни с ними, их родительские послания. Лучше постараться понять родителей, разобраться, почему не получалось быть с ними близкими, какие механизмы мешали – это значит лучше понять себя.

– Как сделать первый шаг, о чем завести беседу? 

– Можно, например, спросить родителей про их жизнь, про жизнь других родственников. А потом поисследовать, как все это повлияло на меня. Можно поразмышлять о том, в чем из того, что мне нравится в себе, я похож на родителей. А потом прийти к ним и сказать (каждому по отдельности) за это «спасибо». Благодарность – это именно то, что в глубине души обычно хотят получить родители от своих детей. 

Человек – не ленивое существо

– Нередкая ситуация: сын-студент живет под одной крышей с семьей. Он приходит, когда хочет, ночует у друзей, не участвует в домашних делах. Родители дают ему деньги, но им это кажется несправедливым. Сыну кажется несправедливым, если они эти деньги ему не дают…

– С одной стороны, родители кормят, одевают детей, дают им карманные деньги не за выполнение домашних обязанностей. Это нормально – обеспечивать ребенка, пока он учится. И это нормально, что взрослый ребенок сам решает, где ему ночевать, даже если он находится на иждивении родителей. С другой стороны, ожидать некоторого участия в домашних делах от этого ребенка тоже справедливо, важно настаивать на этом. Да, если сын устраивает беспорядок, не разделяет домашние обязанности – это обидно, и об этом стоит говорить и договариваться. Но надо понимать, что молодому человеку это реально сложно. Не надо ему предъявлять немыслимые требования. 

– Ребенок ушел из вуза, работу не может найти. Или не хочет. Проходит месяц, другой. С одной стороны, невозможно бросить своего ребенка в такой ситуации, а с другой – подтолкнуть его тоже не получается. Что делать?

– Надо внимательно смотреть, что происходит с ребенком. Может, он с чем-то не справляется, и ему нужна помощь. А может, ему просто нужно время и пространство, чтобы остановиться, отдохнуть и осознать, чем он хочет в ближайшее время заниматься. Не так-то просто понять это в экзаменационной гонке последних классов школы, потом первого курса вуза. В любом случае ему нужна поддержка и принятие от родителей. Хорошо, если родители, с одной стороны, дадут ребенку это пространство прийти в себя и найти себя, а с другой – мягко обозначат границы этого пространства – например, год.

– То есть дело отнюдь не в лени.

– Ленью мы обозначаем свое нежелание что-то делать, но за этим всегда стоит огромный набор разных и очень сложных переживаний. Человек не ленивое существо. В комфортных здоровых условиях мотивация появляется естественным образом. Если у человека все нормально, у него нет свербящей тревоги, если он может позволить себе расслабиться, у него обязательно родится мотивация. Если ребенок ничего не хочет и ничем не интересуется, значит ему нехорошо и нужна помощь и поддержка.

– Если ребенок съехал, должны ли родители помогать материально?

– Я думаю, должен присутствовать разумный баланс заботы о ребенке и уважения к его самостоятельности. Конечно, очень важно, чтобы ребенок знал, что он может прийти к родителям за помощью в трудной ситуации, что они остаются для него надежной базой. Но в то же время обеспечивать и даже постоянно помогать взрослому ребенку материально – это сообщать ему: без меня ты не справишься, ты по-прежнему маленький и несамостоятельный.

«Если ты уедешь, я не выживу»

– В каком возрасте лучше всего разъехаться с родителями?

– Юность – самое подходящее время для отделения: хорошее здоровье, много сил, планов, энергии. На этой волне сделать резкий шаг к самостоятельности гораздо легче. Если ты не сделал его в 18, то к 30-34 годам будет сложнее.

– Как показать родителям, что ты ответственный и взрослый человек, можешь жить отдельно от них? 

– Если я хочу и готов съехать, то зачем мне что-то показывать родителям? Я говорю им «спасибо» и съезжаю. Иногда страшно за родителей: как они переживут отделение, не «случится ли у них инфаркт» с горя? Но здесь ничего не сделаешь: либо ты боишься и всю жизнь живешь с мамой, либо съезжаешь и видишь, что все этот момент пережили.

– Как распознать, что тобой манипулируют? 

Дмитрий Быков: Дети способны делать великие вещи, если им это доверить
Подробнее

– Манипуляция – очень жесткое слово. Но за каждой манипуляцией стоит какая-то потребность. Родителю чего-то остро не хватает, но он не знает, как получить необходимое прямым способом, и не умеет попросить об этом. И тогда мама, которая скучает по сыну или дочери, говорит: «А как же ты мамочку свою оставишь одну больную?» А вместо слов: «Побудь со мной», произносит: «Ну, конечно, поезжай и отдыхай… Ой, что-то у меня сердце прихватило!» Мы не можем изменить своих родителей – как умеют, так умеют. Но можно прямо и открыто говорить о своих чувствах, о том, что нам не нравится в общении с ними, и о своих границах: «Мне это было очень неприятно. Я бы не хотела, чтобы мы так общались». Возможно, со временем это сработает.

– Как не вестись на манипуляции?

– Я глубоко убеждена, что подавляющее большинство родителей любят своих детей и в глубине души хотят им счастья. Видеть своего ребенка несчастным, одиноким, не сумевшим прожить полноценную жизнь будет трагедией для большинства родителей, даже если сейчас они этого не осознают и, кажется, делают все, чтобы так и случилось. Пусть эта мысль поможет нам взять курс на отделение, взросление и построение интересной наполненной жизни.

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.