Главная Поток записей на главной
«Это надо переписывать». Екатерина Шульман — про положение о просветительской деятельности
Фото: Dmitry Nosachev / wikimedia commons
Директора школ и библиотек откажутся проводить просветительские мероприятия, а при попытке их согласовать вполне могут быть созданы новые коррупционные схемы, уверена политолог Екатерина Шульман. Почему законопроект о просветительской деятельности не решает никакой сущностной проблемы и является типичным примером избыточного регулирования, она рассказала в сегодняшнем выступлении на обсуждении закона в Общественной палате РФ.

«Это надо переписывать». Екатерина Шульман — про положение о просветительской деятельности

Невнятные формулировки, избыточное регулирование, а проблемы оно не решает
Фото: Dmitry Nosachev / wikimedia commons
Директора школ и библиотек откажутся проводить просветительские мероприятия, а при попытке их согласовать вполне могут быть созданы новые коррупционные схемы, уверена политолог Екатерина Шульман. Почему законопроект о просветительской деятельности не решает никакой сущностной проблемы и является типичным примером избыточного регулирования, она рассказала в сегодняшнем выступлении на обсуждении закона в Общественной палате РФ.

Кто такой Пушистик

— Я признательна Общественной палате за предоставление этой площадки для обсуждения того нормативного акта, который действительно привлекает невиданное общественное внимание. Дело тут не только в количестве дизлайков на сайте Regulation, хотя действительно для сайта это в некоторой степени рекорд. Раньше я видела такие цифры только на каких-то антиэкологических проектах. 

Я не первый раз в Общественной палате, я вузовский преподаватель, преподаю законотворческий процесс и также довольно много читаю публичных лекций и в школах, и на иных публичных площадках. С точки зрения моей прямой специальности — законотворческого процесса — я, конечно, с большим удивлением прочла этот проект. Он странно написан и с точки зрения законотворческой техники, и с точки зрения самого его правового содержания. 

Я не знаю, кто такой Пушистик, который обозначен в качестве автора в выходных документах файла, выложенного на сайте regulation.gov.ru. 

Но хотелось бы, чтобы Пушистик прочитал какие-то другие законодательные акты, чтобы посмотреть, как это пишется.

Речь идет о положении, созданном во исполнение поправок в федеральный Закон об образовании. Каким образом тогда положение регулирует просветительскую деятельность в научных организациях и в сфере культуры? Это расширение, неправомочное расширение сферы действия Закона об образовании. Часть положения заполнена невнятными формулировками, которые могут трактоваться произвольно. 

Что решит директор

Тут прозвучала мысль о том, что решать будет конечный правоприменитель и у него будут проблемы. Я вам могу сказать, что решит конечный правоприменитель — директор библиотеки, директор музея, директор школы. Он решит не проводить никакого просветительского мероприятия во избежание непредвиденных последствий. 

Здесь уже тоже прозвучала мысль, что от применения положения в его нынешнем виде пострадают, в первую очередь, не только люди, работающие в Москве или в крупных городах. Мы найдем достаточно негосударственных площадок для своей просветительской деятельности, и не надо было большого ума, чтобы понять, что положение не регулирует YouTube и вообще деятельность онлайн. 

Но провинциальные школы, региональные библиотеки, маленькие музеи, которые в небольших городах являются традиционно культурными центрами, маяками, вокруг которых собирается вообще все образованное и просвещенное, они предпочтут делать меньше, по принципу «как бы чего не вышло». 

Потому что это не «спекулянты спекулируют», как мы здесь тоже услышали, и вчитывают какое-то неправильное значение в этот благодетельный текст. 

Текст написан таким образом, что его можно понять практически как угодно.

Далее. Часть текста представляет собой копипаст из Закона об образовании, притом что просветительская деятельность — это не образовательная деятельность, и это сказано в том законе, во исполнение которого это положение разработано.

Пример избыточного регулирования

Далее. Я думаю, что опять же не дизлайков ради, но по объективным причинам надо будет снимать его с сайта regulation.gov.ru и отправлять на доработку. Есть еще два этапа нормотворческого процесса, которые я не знаю, как этот документ может пройти – это ОРВ, оценка регулирующего воздействия, тут об этом уже упоминалось, и антикоррупционная экспертиза.

Положение является типичным примером избыточного регулирования, возлагает бюрократическую документационную нагрузку на учреждения образования, культуры и науки, при этом ничем, никакими новыми правами не компенсируя им эту нагрузку. Ни слова не сказано в положении о поддержке просветительской деятельности, о ее ценности, о том, что государство считает своим долгом ей помогать.

Семинары, лекции и тренинги будут под контролем. Что изменит закон о просветительской деятельности
Подробнее

Что касается антикоррупционной экспертизы, положение создает рынок фальшивых справок, фальшивых разрешений, неизвестно, кто должен выдавать подтверждение того, что лектор имеет двухлетний опыт работы в этой деятельности. Непонятно, как такого рода справка должна выглядеть.

Далее, за то, чтобы договориться с площадкой, чтобы вас пустили туда прочитать лекцию, тут можно себе представить, можно будет дать взятку. Некоторые выступают в одних местах платно, в других местах бесплатно — это, в том числе, рынок, в котором вращаются некоторые деньги. Поэтому с точки зрения антикоррупционной экспертизы это тоже документ довольно слабый.

Я поддерживаю те предложения, которые были озвучены Сергеем Борисовичем Поповым, можно сказать, фронтменом, авангардом нашего общего движения по какому-то модерированию этого нормотворчества в рамках разумного. Тем не менее, я должна сказать: если мы вносим поправки, мы готовы дальше их вносить и участвовать в работе, в том числе на базе Общественной палаты, по подготовке этого положения, из этого не следует, что мы признаем этот проект приемлемым. 

Лучше было бы для всех, если бы его не существовало. Он не решает никакой сущностной проблемы, поскольку пропаганда экстремизма, оправдание терроризма, оправдание нацизма, умаление народного подвига в Отечественной войне запрещены законом. Существуют статьи Уголовного кодекса и Кодекса об административных правонарушениях, о клевете, об оскорблениях и о распространении ложной информации по общественно значимым вопросам. 

Это уже законом отрегулировано.

Как пример избыточного регулирования — это восьмой, последний пункт проекта положения: контроль над просветительской деятельностью осуществляется руководством того учреждения, в котором она происходит.

Ну, конечно. А как иначе? Нельзя залезть в окно школы и там провести тайно просветительское мероприятие.

У всякого такого рода учреждения есть руководство. Разумеется, оно несет ответственность за то, что внутри школы происходит, никакого дополнительного регулирования тут не нужно.

Они заслуживают поощрения, а не контроля

Здесь упоминалось общество «Знание», которое упомянул президент в своем послании 21 апреля. Вы знаете, если бы у нас работало общество «Знание» в том масштабе, в каком оно было при советской власти, у нас бы сейчас каждый грамотный человек пошел бы с котомкой по городам и весям, пропагандировал бы вакцинацию, и была бы общенациональная кампания противодействия тому мракобесию, которое находится в информационном пространстве. Вы видели данные опросов, какой процент граждан у нас не хочет вакцинироваться, боится этого, считает, что этот вирус искусственно создан, следовательно никакая вакцина от него не поможет.

Уже при советской власти и фильм сняли бы, какую-нибудь романтическую комедию, «Укол» о любви медсестры и вакцинируемого. Сергей Михалков стихи написал бы, и плакатами была бы обклеена каждая поверхность — вот что такое деятельность общества «Знание».

У нас не тот сейчас исторический период, когда мы можем накладывать дополнительные ограничения на просветителей, тем самым демотивируя их деятельность.

У нас и так всякого безобразия в публичном пространстве достаточно. Те люди, которые платно или бесплатно… тут большой был акцент на том, что многие читают лекции бесплатно, это правда. Но читают и за деньги, абсолютно ничего дурного в этом нет, хотелось бы этот момент как-то упомянуть.

Те люди, которые распространяют научные знания, заслуживают поощрения, а не контроля.

Если смысл положения в том, чтобы спасти нас от вредного влияния заграницы, то про иностранных агентов тут только один подпункт в пункте 6, и тот, как выясняется, не соответствует, противоречит решению Конституционного суда. Видимо, действительно речь должна идти о нежелательных организациях, распространение их материалов запрещено законом. Распространение материалов иностранных агентов законом не запрещено.

Я рада была услышать в довольно путанных объяснениях представителя Минпроса все-таки готовность дорабатывать этот изумительный законопроект. Это надо переписывать. Так не пишутся проекты положений. Спасибо большое за возможность это произнести.

Публичные лекции, курсы, статьи под угрозой запрета? Закон о просветительской деятельности принят во II чтении
Подробнее
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.