Странное и тревожное время. В моей жизни еще никогда не было таких Страстной недели, Пасхи и Светлой седмицы. Кажется, что это какой-то тяжелый и бредовый сон, и хочется проснуться и… Проснуться действительно надо, несмотря на то, что все происходящее с нами — это реальность.

Новая, неизвестная реальность, которая стала большим испытанием для каждого из нас. И да, мы не спим. Но и не бодрствуем. А проснуться надо. И придется. Чтобы остаться вместе и пережить.

Священник Андрей Мизюк

Мы очень любим все то, к чему мы привыкли. В том числе и в церковной жизни. Страстная и следующие за ней Пасха и Светлая седмица немыслимы без храма, невозможны без соборной молитвы. И в этом году Господь открыл нам совершенно новые условия для этой соборной молитвы. Возможно, чтобы показать нам нечто очень важное, чтобы напомнить, что молитва возможна и крайне необходима в любых условиях. Не только в привычных и дорогих нашему сердцу. 

Очень многим пришлось в эти недели отложить возможность посещать богослужения. Это было очень тяжело, для многих это стало трагедией. Но спросим сами себя: оставил ли нас Господь? Перестал ли Он пребывать с нами, слышать и внимать нашим молитвам? Не стало ли привычное за эти годы и десятилетия исполнение правил, соблюдение ритуалов (а бывает так, что и в духовной жизни что-то переходит на уровень автоматизма) подменой нашему общению со Спасителем? Неужели мы перестали быть Церковью? Эти и другие очень непростые вопросы сегодня тревожат нас, но важно другое. 

Пока мы находимся в тревоге и страхе, мы не исполняем того, что должны в эти самые часы и секунды. У Льюиса в «Письмах Баламута» старший искуситель как раз указывал на это младшему. Боязнь, тревога, судорожные мысли о грядущем делают человека слабым, отвлекая его от того, каким он должен быть здесь и сейчас. И вот этого осознания здесь и сейчас многим из нас очень не хватает в эти скорбные дни. 

Но самое время стряхнуть с себя этот морок.

Мы живем и продолжаем жить в реальности Пасхи. Не в календарной реальности. В настоящей и вечной.

Господь воскрес из мертвых, и отменить это невозможно никаким карантином. Ад разрушен, но имеет намерения восстановить себя в ином состоянии, поселяясь в наших душах, затмевая разум и заставляя верить в то, что он имеет некую силу. Не имеет. Страх и потерянность, отчаяние и пустота – это последние его фантомы. И последнее оружие, которое он намеревается использовать против нас. Да не будет так.

Христос воскрес, и Воскресение Его — это наша жизнь, и не только в течение прошедших двух недель. Лик пасхальной радости пребывал в преподобном Серафиме каждое мгновение его жизни. Вспомним наши первые слова в Пасхальную ночь, эти срывающиеся со слезами радости и покоя слова: Христос Воскресе! Вспомним и попробуем представить, что вся жизнь саровского святого была этим счастливым мгновением всей его земной жизни. Господь в эти дни дал нам возможность почувствовать и пережить Пасху в несколько других условиях, дал возможность проверить себя, подумать, не стало ли для нас это некой радостной формальностью.

«Я обнял кресты на могилах и сказал: «Христос Воскрес!» Для чего живым нужна Радоница
Подробнее

Вторник после Светлой седмицы традиционно посвящается радостной пасхальной молитве об упокоении наших почивших родных и близких. И это не просто очередная родительская, это пасхальная панихида, это возможность сердцем прозреть иную реальность, перенести и прославить Пасху за грани, разделяющие наши время и Вечность. Это напоминание нам о том, что разделение и разлука условны и не вечны, что наше общение с любимыми ушедшими не прервалось и что во Христе и со Христом мы стали намного ближе, чем, возможно, могли быть здесь в этой временной жизни. Потому что теперь только любовь и надежда, ожидание и упование. Все то, чем, наверное, мы не всегда были готовы поделиться в этой жизни.

К сожалению, в этих непростых условиях многим из нас придется оставаться дома, придется отказаться от посещения богослужений. Во многих храмах наших епархий поминальные службы будут обязательно совершены, они не отменятся и в этих сложных условиях. Но не отменимы также наши любовь и память о почивших, а значит, и домашняя молитва каждого из нас будет частью соборных заупокойных служб, потому что сила и важность этой молитвы не ослабеет от того, где в этот самый момент она будет совершаться. 

Мы — Церковь и часть той Церкви, которая простирается над временем и пространством, над расстоянием и обстоятельствами.

И об этом важно помнить в эти дни особенно. Мы вернемся и придем в наши храмы, мы поставим свечи и услышим пение наших хоров, прошения к Богу, возносимые с амвона и из алтаря, мы обязательно придем в земной дом нашего Живого и Воскресшего Бога и прославим Его, но в эти самые дни мы не отдаляемся от Него и не перестаем быть частью нашей Церкви, но наоборот, являем собой ее небесное величие, показывая, что над временем, пространством, из разных точек нашего земного пристанища горят неугасимыми лампадами наши сердца и из них возносятся к Небу лучи наших молитв и прошений. И потому даже в эти темные и сложные времена Свет продолжает светить и на этом пути не так темно и страшно. Потому что мы — Церковь.

За последние недели я потерял нескольких людей, которых я знал. Это были скоропостижные смерти, не связанные с этим вирусом. Они тяжело болели. И вот с ними мне получилось проститься привычным образом. Я не родственник и не мог ехать вместе с ними в катафалке. Таковы правила. Но я знаю, что однажды я приду к ним на могилы, поклонюсь и поблагодарю за наши земные встречи и попрошу Бога о том, чтобы не менее радостной была встреча в Вечности. Ибо здесь на кладбище их нет, а значит, взор мой не споткнется о надгробный камень, но сквозь Небо, память и слезы пронесется в реальность Пасхи, случившейся и торжествующей во всем и всегда.

Фото: spbda / Flickr

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.