Ежедневное интернет-издание о том, как быть православным сегодня
Аннализа Бойд — православная писательница из США, мама девятерых детей, шесть из которых приемные. В феврале в издательстве «Никея» вышла первая книга Аннализы на русском языке. «Услышь меня» — уникальный молитвослов, составленный специально для подростков. В интервью «Правмиру» его автор рассказала о своей семье, православном воспитании в Америке, о том, зачем молодым людям специальная книга молитв и как дать им понять, что они услышаны Господом.

Дети должны посещать службы с нами, пока им не исполнится восемнадцать

— Быть православной американкой в США — достаточно необычно. Расскажите о своем пути.

— Я приняла православие в 2004 году. Сначала православными стали мой дядя и его жена, а следом, в 1994 году, и моя мама. Из уважения к ней мы посещали некоторые праздники, такие как Николин день, например. Мы с мужем были протестантами и не хотели становиться «ортодоксами». Но моя старшая дочь была очень привязана к православию с раннего возраста. После каждого похода в церковь с бабушкой она рисовала православные кресты и приклеивала их скотчем к стене над кроватью или крестилась несколько дней.

Однажды я согласилась пойти на пасхальную службу вместе с мамой. Я стояла и плакала все время.

Это так отличалось от того, к чему я привыкла. Нас с мужем давно мучали разные вопросы… Мы были разочарованы нашей церковью, которая становилась все более «коммерческой». В воскресной школе для детей были приставки с видеоиграми, расположенные вдоль стен в классах. Поп-культура активно использовалась в проповедях, в попытке сделать Бога актуальным для современного человека.  

Когда я очутилась в православном храме, я впервые увидело место, которое действительно было сосредоточено на Христе. Здесь не нужно было слушать радостную музыку, чтобы чувствовать себя комфортно. Здесь не важно было, умеет ли пастор рассказывать смешные анекдоты, чтобы развлекать прихожан. Это было о Христе!

Мы решили исследовать историю христианства, чтобы доказать неправоту Православия. Но мы и понятия не имели, какое впечатление на нас, воспитанных в протестантизме, окажет изучение истории Церкви.  

Той осенью мы были крещены в православную веру и не устаем благодарить за это Бога!

— Расскажите о вашей семье.

На данный момент моя семья — это мой муж, с которым мы вместе 26 лет, и 9 детей, шесть из которых — приемные. Сейчас мы находимся в процессе усыновления еще одного ребенка. За последние 15 лет мы воспитали и продолжаем воспитывать 36 детей.

Нам приходится постоянно находиться дома, чтобы заботиться о детях. Некоторые из них имеют серьезные проблемы с психическим здоровьем и развитием, которые требуют опеки сразу двух взрослых. Кроме того, мы открыли небольшой бизнес под названием SaintsBox.com. Мы создаем учебные материалы, чтобы помочь православным семьям с детьми 4-12 лет каждую неделю готовиться к Божественной литургии.

— Вы воспитываете девятерых детей. Вы хотите, чтобы они стали православными христианами, как и вы? Что для вас означает словосочетание «православное воспитание»?

Мое самое большое желание — чтобы мои 9 (почти 10) детей стали православными христианами. Мы стараемся воспитывать их в вере. Чтобы дать детям православное воспитание, вера должна стать приоритетом родителей. Процесс воспитания идет перманентно, осознаем мы это или нет. Вера — это про жизнь, а не про то, куда мы ходим по воскресеньям. Если мы вместе посещаем службы, молимся, подаем милостыню, следим за тем, что мы говорим и делаем — это и есть православное воспитание, которое будет иметь результат в долгосрочной перспективе.

— Вы заставляете детей ходить на службы или соблюдать пост? Стоит ли настаивать, если они не хотят?

— В нашем доме есть требование — дети должны посещать службы с нами, пока им не исполнится восемнадцать. Есть много других вещей, на исполнении которых мы настаиваем и вне Церкви, потому что это полезно для них. Мы требуем, чтобы дети ели здоровую пищу. Мы требуем, чтобы они ложились спать в определенное время. Почему бы нам не попросить их делать то, что важно для вечности?

Некоторые из детей говорили мне, что они больше не христиане или не верят в Бога. Я не сержусь на них. Они не должны верить в то, во что верим мы. Но наша семья — христианская, и совместная молитва в храме — часть нашего общего дела.

— Какие, на ваш взгляд, существуют главные ошибки в православном воспитании?

— Самая большая ошибка в православном воспитании — это ожидание, что дети будут делать то, что мы говорим, а не то, что мы делаем. К детям нельзя относиться так, будто они еще слишком малы, чтобы быть полноправными членами церкви. Некоторые родители думают, что их ребенок будет посещать службы и жить как православный христианин, даже если сами они этого не делали.

Нельзя давать детям ложный ориентир, что вера — это лишь наши внешние действия, например, посещение храма.

Вера — это то, кто мы есть, ради чего мы можем умереть.

Точно так же обращение с ребенком как с «неполноценным» христианином — «медвежья услуга».

Я не знаю здесь церквей, в которых людей с маленькими детьми отговаривают посещать службы

— В России мам с маленькими детьми просят приходить на литургию только к причастию, чтобы шумные дети не отвлекали других прихожан от молитвы. Как вам кажется, это правильно? Как женщине с маленькими детьми жить полноценной духовной жизнью?

— Я твердо верю, что это противоречит тому, что сам Иисус говорил, когда увещевал Своих учеников. Он сказал им: пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне, ибо таковых есть Царство Небесное (Матфея 19:14). Если мы не пускаем маленьких детей в церковь, мы повинны в грехе. В Евангелии от Матфея 18:3 Христос говорит, что если мы не станем как дети, то не войдем в Его Царство. Они являются для нас примером искренней веры и любви. Как мы можем следовать этому примеру, если они вне церкви?  

Конечно, мама должна помнить о других прихожанах во время службы, если ребенок плачет и нуждается в утешении, им нужно заниматься.

Посвящение матери своим детям — это своего рода аскетизм, она следует примеру Христа о жертвенном служении, заботясь о детях, которых Он дал ей.

У нас остаются лишь редкие моменты, когда мы можем спокойно помолиться, но это и есть наши дары Господу. Только через благодарность мы можем показать нашим детям любовь ко Христу.

Церковь также обязана поощрять матерей и оказывать им духовную поддержку. Некоторые храмы в Америке предоставляют семьям с младенцами так называемую «комнату плача». Эти помещения часто соединены с главным храмом, поэтому всю службу можно слышать и наблюдать.

— А многодетным семьям в России в храмах часто места нет, они всем мешают на службах…

— Этого не должно быть.  В США многодетных семей меньше. Священники понимают, что дети — это благословение Божие, и не обращают внимание на тонкие голоса, которые они слышат на протяжении всей Литургии. Я не знаю здесь церквей, в которых людей с маленькими детьми отговаривают посещать службы.

Я написала «Услышь меня» в подарок старшим детям

— Вы крестили детей в младенчестве — это не посягательство на их свободную волю? Крещение, принятое в бессознательном возрасте, дает какие-то преференции перед Богом?

— Мы крестили наших детей, когда они «приходили» в семью. Кто-то был уже большим, кто-то — младенцем. Крещение — один из способов дать нашим детям хорошее основание для веры. Мы не ждем, пока ребенок подрастет, чтобы сказать нам, хочет он есть здоровую пищу или нет. Мы даем детям только правильное питание, даже если позже он предпочтет есть мусор.

Мне вспоминается история блудного сына. Его отец заложил в него хорошее основание любви, хотя мальчик и отверг его, став старше. Но благодаря этому фундаменту, когда «блудный сын» уже был готов есть со свиньями, он вспомнил, кто его отец, и вернулся к нему. Это надежда и для наших детей.

Конечно, крещение само по себе не является гарантией. Но свобода воли не исчезает, когда мы крестимся. У нас есть выбор следовать за Христом и выбор уйти от Христа и Его Церкви в любое время.

— Почему вы решили создать особенный молитвослов для подростков? С какими главными сложностями сталкивается ребенок в этом возрасте?

— Я написала «Услышь меня» в подарок старшим детям. Когда мы стали православными, мне важно было убедиться, что они знают, что услышаны Богом.  

Думаю, дети в этом возрасте сталкиваются со многими проблемами, особенно сейчас, когда мир меняется. Жизнь по вере, любовь ко Христу — это то, что трудно понять людям, живущим в современной культуре.  

Подростки сталкиваются со многими внешними влияниями, и одновременно «битвы» происходят внутри них. Это попытка пролить им свет на путь, который ведет ко Христу и спасению в Нем.

— Если бы ваш ребенок захотел сделать татуировку, что бы вы ему сказали? Иметь тату не теле приемлемо для православных христиан?

— Я не позволю своему ребенку сделать тату.  После того, как они станут совершеннолетними, я больше не смогу указывать им, что делать. А пока… Я бы посоветовала ему поговорить с духовником, так же как я бы порекомендовала делать это по другим вопросам.

Не думаю, что «проблема» татуировок такая уж значимая. В любом случае, я буду любить своего ребенка, несмотря ни на что, и продолжать помогать ему искать Христа.

— Что бы вы пожелали своим юным российским читателям?

— Я хочу, чтобы молодые читатели поняли, насколько они ценны, насколько они важны для жизни Церкви. Они должны знать, что Бог любит их и имеет план для каждого. Господь действительно слышит их и хочет с ними личных взаимоотношений. Нужно только открыть Ему свое сердце…

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: