«Идти легко! Какая красота!». 81 день по тундре и горам – одна

|
Стройная, красивая женщина на фотографии. Какие-то горы за спиной. Потом я посмотрела чуть выше и замерла: Певек – Амгуэма – Уэлен. Протяженность маршрута около 1400 км. Продолжительность в общей сложности 3 месяца. Дней в пути – 81. Одна. Нет, вы не ошиблись. Одна. Одиночное пеше-водное путешествие по Чукотке, лето 2018 года.

На эту ссылку я нажала случайно. Так бывает – бродишь по интернету, читаешь привычные новости про привычную жизнь – и вдруг вот это: незнакомая мне Марина Галкина опубликовала список снаряжения.

Надо же. Список.

Лодка, весло, спасжилет, гидроштаны, тент, палатка… Что-то туристическое?

Стройная, красивая женщина на фотографии. Какие-то горы за спиной. Потом я посмотрела чуть выше и замерла: Певек – Амгуэма – Уэлен. Протяженность маршрута около 1400 км. Продолжительность в общей сложности 3 месяца. Дней в пути – 81. Одна. Нет, вы не ошиблись. Одна. Одиночное пеше-водное путешествие по Чукотке, лето 2018 года.

После всего читанного про эти места, после взгляда на карту – я не поверила. Честно говоря, решила, что это невозможно.

Потом пошла дальше по ссылкам и нашла первый ролик в YouTube. Кажется, вот этот.

Дальше… Мне бы хотелось описать вам ощущение от того, что я увидела.

Это был не документальный фильм в привычном понимании. Камера подрагивала при каждом шаге оператора, перед объективом вилась мошкара… снято было, словом, не так, как снимает профессиональная съемочная группа.

Может быть, именно поэтому через полминуты я забыла обо всем. Ровный, мощный шум воды и ветра. Огромные мелкие реки в галечных берегах. Горы и небо. Каменные осыпи и ледники. Болота и перевалы. Полярное лето с незакатным солнцем, желтые маки на склонах… Пустая земля – на тысячи километров вокруг. И посреди этого бескрайнего мира – человек. С палкой и рюкзаком. Один.

Фото: Марина Галкина / Facebook

Кажется, первым, что меня поразило в ее фильмах, были не рассказы о медведице с медвежатами, вышедшей ей навстречу, не карты и километры, не восхождения на каменные вершины, а спокойный и какой-то очень счастливый и радостный голос Марины за кадром: «Легко. Идти легко! Какая красота!»

У большинства из нас жизнь проходит в мире, где люди пытаются припарковаться поближе к подъезду, потому что донести до дверей себя и офисный портфель – трудно. Как может быть «легко» такое – мое воображение рисовать отказалось.

Я прочла про Марину все, что смогла найти в интернете, потом отыскала ее в социальных сетях и напросилась в гости к ней домой, на зеленую окраину Москвы.

Страшно бывает, когда непогода и может порваться палатка

При встрече она правда кажется невысокой и даже хрупкой. И невероятно открытой и обаятельной. Для начала я прошу Марину «похвастаться» своими титулами. Она спокойно перечисляет:

– Чемпионка России по спортивному туризму в 1998 году – тогда я в первый раз пересекла Чукотку и получила первое место в классе путешествий. Занималась и занимаюсь спортивным ориентированием, такой его разновидностью, которая называется рогейн.

– Для большинства – незнакомое слово…

– Это, коротко говоря, спортивное ориентирование по выбору. За пару часов до начала соревнований участники получают карту, на которую нанесено много контрольных пунктов. Все их взять нельзя, но надо за определенное количество времени набрать как можно больше пунктов с наивысшим количеством очков. Как правило, это определенное время – сутки.

– Вы проводите сутки в том месте, о котором до этого ничего не знали?

– Чемпионат мира и России – это сутки. Но рогейн бывает и четырехчасовой, и шестичасовой. Это командные соревнования, они проводятся среди мужских, женских и смешанных команд. И вот в этом виде спорта мы с моей напарницей Ниной Михеевой на сегодня – действующие чемпионки мира. Мы второй раз стали чемпионками мира среди всех женщин в так называемой «открытой» категории.

Марина Галкина и Нина Михеева

– Что это значит?

– Есть разные форматы, разные возрастные категории. Например, есть категория «ветеранов» – спортсменов старше сорока. В ней мы с Ниной становились чемпионками всегда, и это здорово и очень почетно, но дважды нам удалось стать чемпионками мира среди всех женщин, всех возрастов. На эти соревнования приезжают люди из Скандинавии, из Новой Зеландии и Австралии, есть спортсмены из США, Испании…

– Расскажите про ваш самый трудный поход.

– Прям так вот – самый трудный, – улыбается Марина, – наверное, все-таки первый Чукотский. Он был труднее, чем тот, например, что был этим летом.

– Сколько вы шли?

– Тогда ходовых дней получилось два месяца – 59 дней.

– И тоже одна?!

– Да, одна, но тогда условия были много тяжелее нынешних, то лето выдалось очень холодным, я дольше не встречала людей, и каяк у меня был тяжелее, да и опыта, как я сейчас понимаю, было меньше. Ну и физическая подготовка у меня сейчас, наверное, лучше, чем тогда.

Физическая подготовка. Предполагающая не фитнес и не спорт «для здоровья», а поход пешком, в любую погоду и непогоду, по тундре и горам, где из дорог есть только направления, а рюкзак за спиной весит чуть больше 30 килограммовИ несмотря на всю физическую подготовку – страшно вам не было?

– Страшно? Так однозначно не ответишь. Конечно, были моменты, когда мне бывало страшно. Я ж нормальный человек, и чувство страха – нормальное чувство, которое иногда спасает и останавливает. Страшно бывает, когда непогода и боишься, что порвет палатку – это опасно. Сейчас мне иногда бывает страшно, что что-то приключится, что-то заболит, и так сильно, что не смогу идти дальше…

Фото: Марина Галкина / Facebook

Для того, чтобы пойти на такой риск, у человека должны быть очень веские основания. Знаете, думая о нашей встрече, я перечитала одну из своих любимых книжек. Вот цитата:

«Но если душа ваша не очерствела от частых перемещений по государству или, наоборот, не поблекла от жизни в одном месте, вы постоянно будете чувствовать, что нечто главное идет мимо вас, и оно не умещается ни в рассказы старожилов, ни в кадры слайдов, ни в записные книжки. Возможно, это главное заключается в узкой полоске ослепительно лимонного цвета, которая отделяет хмурое небо от горизонта в закатный час. У вас вдруг сожмет сердце, и вы подумаете без всякой причины, что до сих пор жили не так, как надо. Шли на компромиссы, когда надо было проявить твердость характера, в погоне за мелкими удобствами теряли главную цель, и вдруг вы завтра умрете, а после вас и не останется ничего. Ибо служебное положение, оклад, квартира в удобном районе, мебель, цветной телевизор, круг приятных знакомых, возможность ежегодно бывать на курорте, даже машина и гараж рядом с домом – все это исчезнет для вас и не останется никому либо останется на короткое время. Во всяком случае, бессмертная душа ваша, неповторимое и единственное ваше бытие тут ни при чем. Что-то вы упустили».

Куваев, «Территория»

– Да, «Территория». Одна из лучших книг об этих землях и живущих там людях. Скажите, Марина, у вас нет ощущения, что те, кто ни разу не испытал того, что испытываете вы, что-то упускают?

– Не думаю. Наверное, они делают что-то другое, важное для них. Мне кажется, что-то очень важное упускают те, кто делает не то, что ему по душе. Если вас тянет разводить огород, зачем вам путешествия. Но вот если вам всегда хотелось путешествовать, а вы этого не делаете – тут вы и правда упускаете что-то очень важное.

Фото: geo.ru

А как вы узнали про себя, что вам нужно именно это?

– А меня с детства тянуло на природу, в лес. Когда я была маленькая, мои бабушка и дедушка снимали дачу, это летнее время за городом, в лесу, я помню как очень счастливое. Мне всегда хотелось заниматься чем-то таким, что связано с природой, поэтому я и поступила на биофак МГУ. По специальности я зоолог-ботаник, узкая специализация – геоботаника.

У нас человеку трудно выжить одному

– Ваши фильмы – не только о горах, тундре, реках и камнях. Несмотря на то, что ваши путешествия – длинные одиночные походы, это встреча не только с фантастической природой России, но и с людьми. Вот еще одна цитата из Олега Куваева: «Вскоре вы заметите, что люди здесь также отличаются от тех, что остались в семнадцати летных часах». Это правда, и они не такие, как в Москве?

– Люди в России живут не в самых простых условиях. Даже чисто климатически – у нас по большей части зона трудного земледелия. У нас человеку трудно выжить одному. Поэтому мне кажется, что у наших людей так развит дух взаимопомощи. Наверное, именно он и формирует наш менталитет. Те, кто часто живет в городах, в огромных скоплениях народа, среди постоянного стресса – они, может, и хорошие, добрые в душе, но когда десять раз в метро проедешь, тебя несколько раз хорошенечко толкнут – начнешь и сам локтями работать… А если человек уезжает на природу, его душа успокаивается, открывается все глубинное, хорошее в нем…

Один из ваших фильмов – о встрече в тундре с немецким путешественником Ричардом, которого вы прозвали Львиным Сердцем. Сама по себе невероятная история – встретить посреди Чукотки, вдали от дорог и человеческого жилья – и кого! Немца, который на своем каяке идет по соседней протоке. Вы с ним погостили у оленеводов…

– Эти люди живут в очень трудных условиях. Может быть, те, кто обитает в огромных городах, получают удовольствие от здешней жизни. Те, кто живет там – живут на природе, пасут оленей. Это нелегкий быт, но в их жизни нет суеты и спешки, и есть время для созерцания…

Еще одна цитата из той же книги:

«Ему нравилось быть одному. Никто не мешает думать и вспоминать. Память оленевода Кьяе хранила запахи трав, льда, весеннего снега, полет заиндевевшего от мороза ворона и его хриплый крик над снегами, падение сбитого выстрелом волка, вкус оленьего мяса, крови и вкус молодых оленьих рогов»…

А вам – хорошо одной?

– Хорошо.

– Мне кажется, люди собираются в толпы и отдыхают в огромных отелях и аквапарках отчасти потому, что им страшно остаться наедине с собой. А как вы чувствуете себя одна, месяцами, в абсолютной пустыне?

– Я чувствую себя замечательно. Я вспоминаю всех своих друзей, какие-то события, часто ко мне приходят воспоминания об уже умерших бабушке и дедушке, об отце – и в моей душе поднимается огромная теплота, и я не ощущаю себя одинокой, я чувствую их поддержку…

– И вам не пусто и не страшно?

– Не пусто. Когда ты идешь один, ты слушаешь музыку природы. Иногда в голове звучат любимые мелодии, иногда я могу идти и петь, если настроение хорошее.

Фото: Марина Галкина / Facebook

Физически я готова всегда

– Вы часто повторяете в своих фильмах одну и ту же фразу: «Тут идется очень легко, приятно и легко!» Можно только пытаться представить, чего стоит такая «легкость». Вы долго готовитесь к своим походам?

– Смотря в каком смысле. Физически я готова всегда. Я постоянно тренируюсь, зимой бегаю на лыжах, каждые выходные стараюсь уезжать из города. В моем случае специальная подготовка – это изучение карт и отчетов, прокладывание маршрута.

И подготовка снаряжения? Как я поняла, многое вы делаете самостоятельно?

– Для недолгих походов у меня есть промышленные палатки, обычные туристические рюкзаки. Для дальних, серьезных путешествий, где приходится рассчитывать каждый грамм, есть, например, самодельная палатка и легкий самодельный рюкзак. Я уже несколько лет работаю в компании, которая производит туристическое снаряжение. Они поддерживают нашу команду по рогейну, и я тестирую для них спортивное снаряжение, я как бы амбассадор, представитель компании. С ними вместе мы придумываем снаряжение для разных нужд.

Фото: Марина Галкина / Facebook

Марина, а в качестве тренера вы работаете, учите кого-то?

– Когда сын был маленьким, мы ездили в летние эко-лагеря, и я учила детей спортивному ориентированию, выживанию в дикой природе. Сейчас сыну уже 18, он учится на программиста, часто путешествует с друзьями. Надеюсь, когда-нибудь мы еще будем ходить в походы с ним вместе. Я делаю то, что мне самой очень нравится, и я рада, что могу снимать свои путешествия, делиться с людьми. Мне кажется, это поднимает им настроение, укрепляет силу духа.

Насчет настроения вы совершенно правы. Настроение ваши фильмы поднимают. И, возможно, вдохновляют новых путешественников. Скажите, а много ли людей занимается такими вот одиночными походами?

– Их не много, но они есть. Однажды на плато Путорана мы с моим другом Владимиром Васильевым встретили одиночного путешественника, человека из Ярославля. Он про себя ничего не пишет, и люди про него ничего не знают, а он в одиночку сплавлялся по Нижней Таймыре до озера Таймыр – это сложный, серьезный маршрут.

Есть замечательный путешественник Сергей Ермаков. Он ходит и в одиночку, и с женой. У них замечательные походы, он много выкладывает на YouTube, и им часто пишут: «Вот какие фильмы надо снимать и показывать по телевизору!»

Беда в том, что про таких людей часто становится известно только тогда, когда с ними что-то случается.

Я знаю путешественника, который погиб, пересекая плато Путорана – у человека открылась язва желудка, и он даже смог вызвать на подмогу вертолет, но из-за трехдневной непогоды его не смогли эвакуировать, и он погиб. Об этой истории трубили по всем каналам, а о нашем с Володей путешествии, которое закончилось благополучно, не говорил никто.

А мне так хотелось бы, чтоб люди знали, что эти походы не опасны, и при определенной подготовке их могут совершать нормальные, здоровые люди. Ничего сложного в этом нет. Было бы желание…

– Еще об одном я думала, пока смотрела ваши фильмы: какая же фантастически прекрасная у нас страна!

– Да. Это точно. Я ведь много где была – и в Австралии, и в Новой Зеландии, и в Америке, но нигде я не видела мест прекраснее, чем в России. Конечно, есть в Америке прекрасные заповедники, но там природа укрощена, обихожена. У нас она более дикая, естественная. Недаром такие люди, как Ричард, едут именно в Россию. Где еще на свете можно идти сотнями километров, среди таких изумительных пейзажей, и не встретить ни одного человека… Для того, чтобы увидеть такую невероятную природу, нужны только деньги на билет, например, до того же Певека.

Фото: Марина Галкина / Facebook

***

Сейчас, записав наш с Мариной разговор, я думаю о том, сколько всего еще могла бы спросить, сколько еще услышать и пересказать. Но главное, что мне страшно хотелось бы донести до вас – это знание о том, что на свете есть люди, живущие так, как Марина Галкина.

В ее блоге на фейсбуке я прочла вчера: «Снова хочу в ту страну, где лайки – это собаки».

Она скучает по путешествиям, а это значит, что будут и новые дороги, и новые приключения, и новые фильмы.

Фото: Марина Галкина / Facebook

И тысячи новых людей посмотрят их с восхищением и благодарностью и, может быть, захотят изменить свою жизнь.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: