Ежедневное интернет-издание о том, как быть православным сегодня
Младенец в тяжелом состоянии, но в районной больнице нет узких специалистов, не работает ИВЛ и не хватает сурфактанта для легких. Если ребенок погибнет, кто будет виноват — медсестры, которые ухаживали за ним, прибывшая за ним врачебная бригада или тот, кто довел здравоохранение до такой разрухи? На этот вопрос в своем посте ищет ответ неонатолог Максим Ткачук из республики Карелия.

В палату интенсивной терапии в крайне отдаленной больнице Карелии мы добирались на реанимобиле более восьми часов. Все это время одно лишь чудо, крепкие силы ребенка и помощь коллег из соседнего региона помогали дотянуть до нашего приезда.

В этом районе проживает где-то 2–3 тысячи человек, брошенных и забытых. Врачей нет, детям помогает средний медицинский персонал, который, слава Богу, делает значительно больше, чем обязан, и умеет оказывать врачебную помощь тоже. Аппарат ИВЛ “не дышит”. Провести глубокую и вдумчивую дыхательную поддержку некому. Сурфактанта для легких нет. 

Ребенок был очень тяжел. Однако нам повезло и, когда мы переключили его на наш аппарат искусственной вентиляции легких, ввели взятый с собой сурфактант, наладили хорошую инфузионную терапию — малыш воспрял и хорошо перенес такую же длительную дорогу назад. 

А если бы не повезло? Кого в этом винить? Того, кто там оказался в таких условиях, но делает все возможное и даже больше? Того, кто приехал черт знает откуда, через ночь под утро, бросив все ради того, чтобы спасти ребенка? Или может того, кто довел до такой разрухи? 

Тех, кто будто по каким-то лунным календарям то закрывают ФАПы, то открывают. Тех, кто пишет идиотские письма о том, что в связи с кадровым дефицитом надо призвать врачей с пенсии, из декретов, из ближнего зарубежья и так далее, вместо того, чтобы поднять престиж профессии, заплатить людям достойные зарплаты и дать хотя бы служебное жилье? Один хороший человек пошутил, что нам скоро прикажут изучить некромантию, чтобы мы подняли из могил наших ушедших друзей и коллег…

Дело в Системе. Элина Сергеевна [Сушкевич] стала одной из жертв этой мельницы, которая мелет и перемалывает живых людей, их судьбы, их будущее. А через них — и все наше!… Повсеместно судят, сажают и истребляют врачей. Под дикое улюлюканье населения. Оно, население, настолько уже деградировало, что, к примеру, за длинную очередь в поликлинике винят того единственного, кто из пяти кабинетов остался один принимать людей, а не тех, кто подписывал приказы, разрабатывал программы, модные нынче дорожные карты и так далее. 

За смерти они линчуют врача, не спрашивая, сколько часов они отрабатывает в неделю, когда его в последний раз отправили на реально стоящий семинар какой-нибудь, а не дистанционно “проучили” лишь ради бумажки сертификата. Не спрашивают они, есть ли у него банальный расходный материал и используются ли одноразовые вещи один раз. Не интересуются, есть ли у него все необходимое, что должно быть для лечения того или иного заболевания, состояния, и что прописано седым (а сейчас все чаще лощеным и холеным) московским профессором в рекомендациях. Да только где Москва, а где какая-нибудь Чита, равно как абсолютно любой провинциальный городок. Нет, виноват всегда тот, кто каждый день бросает этим обстоятельствам вызов, не щадя себя…

Не буду скрывать, чаще и чаще в последнее время малодушно хочется, чтобы все уже добились своих целей. Хочется успеть вовремя отойти в сторону и наблюдать с попкорном и газировкой, а может с чем покрепче, как эта больная система будет пожирать саму себя, словно оскверненный безумием Уроборос. Как критически снизится и исчезнет вовсе класс врачей. Как включится наконец в полную силу естественный отбор со всеми своими любимыми механизмами, типа эпидемий и пандемий. Как природа выкосит всех дегенератов, которые с пеной у рта кричат о вине врачей, о круговой поруке и о врачах-убийцах. Хочется посмотреть на их вытягивающиеся лица, когда начнут угасать близкие и любимые, и они бросятся привычно накатать по шаблончику жалобу, встряхнуть этих врачишек! А встряхивать уже некого… И впору уже встряхнуться самому. 

Но так, конечно, не будет. Нет. Мы обречены до последнего стоять белоснежными столпами знаний, мудрости и любви посреди бушующего и захлестывающего нас черного, кишащего скользкими телами и злыми языками океана ненависти, мракобесия, унижения и несправедливости.

А эти, по своим кабинетам, так и будут сидеть и отмалчиваться, когда полыхает пламя всеобщей ненависти. Так и будут требовать отчетов и показателей, и передавать эти циферки все выше и выше. Так и будут организовывать и переорганизовывать, чтобы хоть что-то срочное собрать из остатков былого. 

Я лишь хочу заострить внимание на простой вещи. Это не Следственный комитет сейчас истребляет докторов. Они, следователи, делают свою работу, опираясь на существующие сейчас правила, законы, и вообще весь порядок вещей. Да, бездушно и бесчеловечно, но это их работа, и они делают ее, как умеют.

Сажают, унижают и уничтожает врачей, и Элину Сушкевич, в частности, вот эти люди на улице, что неистово крестятся и призывают распять всех белохалатных. Вот эти чиновники, что сидят в кабинетах, дуют щеки и молчат, молчат, молчат. Вот эти коллеги, что до сих пор не высказались в защиту, не подписали петицию, а порой и просто встали душой на сторону обвинения! Те, кто запрещает использование зарубежной аппаратуры, те, кто пишет невыполнимые клинические рекомендации, те, кто от скудоумия своего дают “экспертные” оценки по клиническим случаям, в которых они ничего не понимают… Вот эти люди истребляют врачей, а через них и все население несчастной России.

Держитесь, уважаемая Элина Сергеевна! Вы стали такой болезненной раной на душе и сердце каждого мыслящего человека, что порой кажется невозможным жить и работать дальше. Вы стали настоящим феноменом, событием с большой и драматичной буквы. Вы стали нам всем кому другом, кому дочерью, кому сестрой, и неизменно для всех — очень близким и родным человеком. Держитесь! А мы будем держаться с вами! За вас! Против них!

Подпишите петицию, если ещё не подписали. Поставьте не только лайк, но напишите что-то, выложите фото с хештегом #яэлинасушкевич или сделайте репост. Нам нельзя остывать. Все только начинается! Нас так много, врачи и сопереживающие! Мы не имеем права не бороться!

Источник: Facebook Максима Ткачука

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: