Конец декабря — традиционное время для подведения итогов года. Каким этот год был для них лично и для всей страны, мы попросили рассказать священнослужителей, общественных деятелей, деятелей культуры и искусства. Открывают серию итоги года от Олеси Николаевой — писателя, прозаика, эссеиста, лауреата Патриаршей литературной премии имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия.

Олеся Николаева

Олеся Николаева

О своих книгах

Лично для меня это был очень плодородный год. Я наконец-то закончила свой огромный по объему роман, который писала лет семь и от которого отпочковалась книга «Небесный огонь»: многие истории в ней первоначально входили в романное повествование, но потом были отсечены решительной рукой (ибо он получался слишком длинный) и собраны воедино.

Еще в 2010 году часть из них под заглавием «Деньги для Саваофа» была напечатана в журнале «Знамя», а затем — в 2011 году в книге «Чудесные истории», выпущенной в издательстве храма святой мученицы Татианы.

В этом году я написала еще множество рассказов, которые собраны под обложкой книги «Небесный огонь» и были изданы в издательстве Сретенского монастыря и в издательстве «Олма» — тираж книги составил за 7 месяцев продаж около двухсот тысяч. Кроме того — в издательстве «Вече» начало выходить мое девятитомное собрание сочинений: уже продается пять книг прозы, готовы к печати и вот-вот появятся два тома эссеистики.

В издательстве «Никея» вышло переиздание моих богословских исследований. А в Петербурге опубликована книга стихов «Избранное». Ну и, наконец, в издательстве Сретенского монастыря выходит в январе 2013 года мой роман «Меценат».

Роман написан в форме детектива: в центре повествования интрига — кто убил наместника монастыря архимандрита Авеля, человека чистого, кроткого и милосердного? И все же — это роман-жизнеописание. Главным подозреваемым оказывается монах Елисей — монастырский меценат.

Расследование убийства, по сути, выливается в реконструкцию судьбы этого человека, исследование его характера, психологии, а также мотивов, которые привели его в монастырь. Ведь, рассуждая здраво, он — самый что ни есть «богатый юноша»: талантливый, удачливый, здоровый, умный, красивый, мягко говоря — состоятельный, окруженный друзьями, любимый миром. Таким образом действие охватывает почти половину века и разворачивается на фоне социальных, религиозных, ментальных перемен и катаклизмов.

Роман полон конспирологических сюжетов и мифотворчества как среди московской богемы, так и простого люда, ищущего духовного прибежища возле монастыря. Роман многофигурный, в нем много колоритных и экстравагантных героев, любимых мною монахов и даже архиереев, а также всяких чудиков-простецов, юродивых и блаженных, чающих «воскресения мертвых и жизни будущего века».

Итак, я весь год трудилась: дописывала-докручивала роман, готовила книги к публикации и как-то всем была что-то должна — предоставить рукопись в срок, вычитать верстку и т. д. И, в принципе, когда все это выйдет, мой «творческий портфельчик» окажется почти пуст. Там останется только книга совсем новых стихов. И мне такое пустое незасеянное поле передо мной кажется загадочным и пугающим: а что же дальше?

Разочарования года

А вот что касается социально-культурной ситуации в России, она за последний год принесла много разочарований. Во-первых, со всей очевидностью государство дало понять, что оно считает культуру нерентабельной, гуманитарное образование — неэффективным, русскую ментальность — рудиментарной, человеческую личность — атавистичной.

Вообще — если и осталось в России что-то действительно творческое, талантливое, жизнеспособное, органичное, то обязательно это будет загроблено чиновниками. Происходит какой-то тотальный саботаж в государственном масштабе. Это — первое.

А второе — это разочарование в тех, кто себя самозванно называет интеллигенцией. Вот уж не ожидала, что люди, причисляющие себя к этому «ордену», на памяти которых — чекистские кровавые расправы с верующими, а также хрущевское бахвальство насчет «последнего попа», так рьяно, «со слюнкой», примутся травить Церковь, ее Патриарха, ее иереев, да и весь церковный народ, называя его на большевистский манер то «генетическим вырожденцем», то «умственно отсталым», то попросту «быдлом».

А расправа со своими же, но «инакомыслящими»! Обструкции, устроенные Чулпан Хаматовой, Алисе Фрейндлих, Евгению Миронову (и др.), стилистически напомнившие идеологические партийные разносы советского времени. «Маска, маска! Я тебя узнала!»: те же нотки, интонации, ухватки, гримасы былых партаппаратчиков и активистов, оскорбления, клевета, грязная брань!..

Симптоматична в этом отношении и история с присуждением премии «Большая книга», в шорт-лист которой вошел архимандрит Тихон с «Несвятыми святыми». Message этой публики жюри прочитало адекватно: «первую премию кому угодно, только не попу. Попы и так у нас все отобрали, а теперь норовят забраться на нашу территорию. Особенно этот, со своим бестселлером: пусть теперь ответит за фундаментализм, за свой фильм о Византии и за то, что духовник!»

Журналист Максим Соколов, комментируя итоги премии и обозревая предварявшую ее либеральную прессу, остроумно напомнил по аналогии кое-какие страницы из «Мастера и Маргариты», а именно статьи критиков, точно так же травивших мастера: «Ударим по пилатчине» и «Воинствующий старообрядец».

Итак, с одной стороны — бескультурные чиновники, повернутые к нам, мягко говоря, «афедроном». С другой — новые партинструкторы ультралиберального толка, политруки постмодерна, смершевцы от актуального искусства.

Где в этой ситуации оказывается русский интеллигент, поэт, христианин? Он оказывается либо на социальном дне, куда его спроваживают и опускают, либо — у Христа за пазухой. Подчас у нас одно не противоречит другому.

Читайте также:

Деньги для Саваофа (+Видео: читает автор)

Небесный огонь

Олеся Николаева: Создай из тяжести недоброй – прекрасное!

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.