Главная Общество Медицина
«Из затопленного туалета мы вычерпывали по 12 ведер». Санитарке ковидного госпиталя заплатили 13 тысяч и уволили
Александра Марченко
Петербурженка Александра Марченко не имеет никакого отношения к медицине и лечению людей. Но когда выставочный центр «Ленэкспо» переоборудовали под ковидный госпиталь, Александра устроилась работать сюда санитаром. Временный госпиталь в Петербурге срочно набирал штат, в первую очередь младший медицинский персонал. При устройстве на работу обещали до 50 тысяч рублей. По факту заплатили 13 тысяч.

«Из затопленного туалета мы вычерпывали по 12 ведер». Санитарке ковидного госпиталя заплатили 13 тысяч и уволили

А коллеге пенсионного возраста сказали: «Откроешь рот — пойдешь на улицу»
Александра Марченко
Петербурженка Александра Марченко не имеет никакого отношения к медицине и лечению людей. Но когда выставочный центр «Ленэкспо» переоборудовали под ковидный госпиталь, Александра устроилась работать сюда санитаром. Временный госпиталь в Петербурге срочно набирал штат, в первую очередь младший медицинский персонал. При устройстве на работу обещали до 50 тысяч рублей. По факту заплатили 13 тысяч.

После возмущения Марченко уволили, объяснив это тем, что эпидемиологическая ситуация с ковидом в Санкт-Петербурге нормализовалась. Александра рассказала «Правмиру» о том, как в туалете госпиталя приходилось вычерпывать до 12 ведер воды, как залило электрический кабель, как одноразовые халаты приходилось надевать дважды. И все это — за 13 тысяч рублей.

Требовался только настрой на тяжелую работу

— До кризиса я работала тренером по продажам и целепостановкам, консультировала индивидуально, но из-за пандемии работы почти не было. Все шире разворачивалась эта страшная история с пандемией, в «Ленэкспо» развернули госпиталь, прошла информация, что там не хватает персонала, я решила пойти поработать для людей. Я давно занимаюсь волонтерской и общественной работой, в родном Кургане участвовала в разных акциях. Еще меня вдохновила история Агаты Кристи, которая в войну работала обычной санитаркой. Вот и я решила пойти поработать санитаром. Устроилась на работу 18 мая, 19-го вышла на смену.

Александра Марченко

— Были ли какие-то требования по спецподготовке?

— Нет, и я уточняла, когда устраивалась на работу: нужны ли какие-то корочки санитара? «Нет, не нужны», — ответили мне. Требовался только настрой на тяжелую работу и физическая подготовка. Администрация госпиталя в «Ленэкспо» подчеркивала: очень не хватает младшего медперсонала. Больницы обычно укомплектованы, а в «Ленэкспо» вообще не было персонала. Набирали двумя способами: специалистов из профильных больниц и людей с улицы по срочному договору. Требовались буфетчицы, кастелянши, санитарки, уборщицы. Многие устраивались не только из-за заработка (а деньги нужны всем), но и из благородных мотивов помочь во время эпидемии.

— Временный госпиталь как и для чего создавался?

— И как обсерватор, и как лечебное заведение для больных с легкой и средней тяжестью болезни. Он рассчитан на 1000 человек, максимально при мне было 570 пациентов. В «Ленэкспо» лежат как люди, у которых один тест показал положительный результат и они ждут другой тест, так и больные.

«Люди лежат, а между ними ходят инопланетяне в белых костюмах». О чем рассказывают санитары из COVID-госпиталей
Подробнее

Выставочный павильон разделили на сектора, люди с неподтвержденным диагнозом были отделены и защищены от больных пациентов. Были и больные из других стационаров. У них обнаружили положительные тесты, и их госпитализировали в «Ленэкспо».

— Процесс лечения как был налажен?

— С этим все было в порядке, врачей, лекарств и медицинской аппаратуры хватало. Работали не только инфекционисты, но и переквалифицированные врачи. В основном это были доктора из питерских больниц.

Два санитара ежедневно смену проводили в туалете

— Вас долго учили работать в СИЗах, как это проходило и хватало ли средств защиты?

— Мне рассказали, как надевается костюм, выдали инструкцию, но самое лучшее обучение я прошла уже во время работы, от коллег. Наш бригадир и коллеги учили, что и как делать: как менять памперсы пациентам, работать со средствами дезинфекции, что и как мыть. Физически проводить в костюме 6 часов было очень тяжело. К концу смены ты просто измотан: ноги отекают, голова болит от недостатка кислорода.

Первые 3 дня было особенно тяжело, потом уже привыкаешь. Домой мы не ездили, жили рядом, в гостинице. Два дня работали две утренних смены, два дня — вечерние. И так порядка 10-12 дней подряд, потом давали выходной. Кормить нас кормили, и хорошо, здесь я ничего плохого сказать не могу.

Александра Марченко

— Насколько трудно было менять памперсы? Людям неподготовленным и брезгливым от природы обычно приходится преодолевать внутреннее сопротивление в таких случаях.

— Да, я чувствовала брезгливость в первые дни, даже маска не спасала. А потом просто включалось сострадание, становилось жалко пациентов. Например, была одна бабушка, я всегда с утра спешила к ней, чтобы успеть поменять до завтрака, чтобы она ела в чистом памперсе. Когда ты понимаешь, что человек лежит в мокром памперсе и никто ему, кроме тебя, не поможет, вся брезгливость проходит.

— Что вас шокировало больше всего за этот месяц?

— «Ленэкспо» переоборудовали под госпиталь в спешке, и, видимо, по этой причине многое было сделано откровенно плохо. Как проектировали и как приняли госпиталь к эксплуатации, это большой вопрос. Пример: в душевых нет сливов, вода просто бежит на пол и никуда не уходит. И сами лейки установлены выше, чем шторка, понятно, что вода будет литься сверху. Потом потекли фановые трубы.

Два санитара ежедневно смену проводили в туалете, вычерпывая воду. Приходилось вычерпывать до 12 десятилитровых ведер воды за смену. У нас промокали ноги, я просила выдать резиновые сапоги, но никто меня не услышал.

Затопили электрический кабель, я просила обесточить здание, и этого никто не сделал. Мы просили купить насосы для откачки воды, это же издевательство — собирать воду руками. Ну ладно, мне 40 лет, я была самой молодой в смене. Но и людям 50-60 лет приходилось собирать эту воду, наклоняясь, и никому до этого не было дела.

«Перчатки за свой счет, а работаем за «спасибо». Санитары, фельдшеры и медсестры – анонимно и честно о своей работе
Подробнее

По поводу средств защиты было много вопросов, на них мне тоже никто не отвечал. Было требование главы эпидемиологического госпиталя о том, чтобы санитарки брали одноразовый халат для мытья туалетов, после смены сворачивали его, клали в пакет и в следующую смену снова надевали. В чем тогда смысл одноразового халата? СИЗы мы носили по 2 дня. Было велено надевать средство защиты, писать на нем дату, ходить в нем смену на второй день и только потом выкидывать.

— Как обычно проходила ваша смена?

— Утренняя смена начиналась в 8 утра, мы развозили завтрак всей бригадой. Нужно было накормить 500 человек, одна буфетчица с этим бы не справилась. Затем мы обрабатывали тележки, на которых возили еду, убирали всю огромную площадь «Ленэкспо» – туалеты, коридоры, палаты, ординаторские, буфет. В час дня снова развозили еду пациентам и уходили со смены. В вечернюю смену обрабатывали инвентарь после обеда, снова мыли все площади, раздавали ужин и шли домой. Это очень тяжелая физически работа, так же, как и у докторов, связанная с риском для здоровья и жизни.

Когда получила зарплату, очень удивилась

— Что вам обещали в плане зарплаты и что вы получили?

— В вакансии была указана зарплата от 35 тысяч рублей. Когда я пришла устраиваться в отдел кадров, мне сказали: со всеми губернаторскими и президентскими надбавками будет выходить 50 тысяч и больше. Поэтому, когда я за месяц получила 13 тысяч, очень удивилась, это ведь было почти в 4 раза меньше, чем обещали. Мне якобы сделали начисление в размере губернаторской надбавки – 11 990 рублей, эта сумма была прописана и в расчетном листе. Но платежного уведомления мне никто не предоставил, 22 июня была моя последняя смена, и этих обещанных 11 тысяч рублей так и не появилось.

Когда со мной и коллегами не расплатились должным образом, мы обратились на телевидение, нас поддержала депутат Нелли Вавилина, написав посты в соцсетях. 18 июня мне выдали уведомление о том, что со мной расторгают договор. Официальная причина: в связи со снижением эпидобстановки в городе. А маленькую зарплату объяснили тем, что у меня не было корочки санитара, поэтому президентская надбавка мне не положена. Хотя по трудовому договору я иду как санитар, и оклад стоит санитарский. Но при этом президентские надбавки как санитару мне почему-то не положены.

— Увидев эпидемию изнутри, что вы можете сказать о вирусе и вообще что думаете о происходящем?

— Ковид — это на самом деле страшная штука. Много молодых болеет. И у моей знакомой поражение легких было 65%, вирус может очень быстро разрушить организм. Но главный шок был от диссонанса. Есть врачи, которые борются за то, чтобы человек выздоравливал. А есть администрация, которая не может устранить причину течи в туалете. И больные ходят в тапочках по грязной воде.

Я очень разочарована в системе здравоохранения. В первую очередь тем, что низшее звено медперсонала никак не защищено. 

За буфетчиков, уборщиц, санитаров некому заступиться, их просто шпыняют, обманывают, им угрожают: рот откроешь, уволим. Коллеге пенсионного возраста так и сказали: «Ты помнишь, сколько тебе лет? Чуть что, сразу пойдешь на улицу». Эти люди выполняют самую грязную работу, и их ни во что не ставят.

— Как сейчас в целом обстоит ситуация с ковидом в Питере? Статистика у вас удручающая.

— Больницы переполнены, у нас строят еще два новых павильона в «Ленэкспо» для возможной второй волны эпидемии. И при этом персонал увольняют якобы из-за снижения пандемии. Противоречиво. Но паники в городе нет.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.