Главная Общество

«Как вышло, что Церковь пропустила нацизм?» Увлекаясь патриотизмом, мы пропускаем угрозу

У каждой нации есть соблазн превосходства – и вот к чему это может привести

Недавно американский богослов Девор Дзальто опубликовал статью, которая называется «Национализм наш насущный даждь нам днесь». Вы, конечно, угадали строчку из молитвы Господней, немножко своевольно переделанную автором. Статья посвящена размышлениям над вопросом автокефалии Украинской Церкви. Но статья совсем не об одной из политических партий. Девор Дзальто – настоящий богослов, поэтому он широко берет проблему, которая выходит далеко за рамки конкретного казуса украинских событий. Потому что в истории Церкви постоянно происходят те соблазны, которые мы видим и сейчас. Они будут происходить и дальше – пока мы не выучим их уроки.

Архимандрит Савва (Мажуко)

О каких соблазнах говорит этот американский богослов? Он размышляет о том, что национальные поместные Церкви имеют склонность отождествлять свою церковную самостоятельность с такими понятиями, как патриотизм и национализм. Этот богослов задает вопрос: уместно ли, возможно ли христианину быть патриотом, исповедовать национализм и так далее? Не занимая ни одной из позиций в споре, оставаясь на почве научной объективности, Девор Дзальто говорит о том, что мы видим странную картину: русский империалистический национализм – это почему-то плохо, а украинский национализм – почему-то хорошо.

Американский богослов не защищает здесь россиян, он говорит о проблеме вообще, о том, что, увлекаясь теми или иными политическими пристрастиями, мы не позволяем себе дать объективную оценку конкретной угрозе. Угроза национализма, мне кажется, есть совершенно в любом народе, абсолютно каждый народ имеет к этому склонность. Покойный Сократ, как говорит Диоген Лаэртский, молился благодарственным воззванием к своим языческим богам и благодарил их за три вещи: за то, что он родился мужчиной, а не женщиной, свободным, а не рабом, греком, а не варваром. 

Если мы будем читать античные тексты даже тонкого Платона, мы увидим, что на самом деле этим древним, очень умным людям был присущ своего рода «древнегреческий нацизм». Но если мы присмотримся к текстам других народов, которые населяли в то время Землю, мы увидим, что и у них были похожие мнения.

Нацизм – очень древнее зло, которое есть даже у жертв нацизма.

Я считаю, что к нацизму склонны даже те нации, которые пострадали от Гитлера. Шесть миллионов евреев было убито, но это не значит, что зерна нацизма отсутствуют у еврейской нации. Было убито очень много белорусов, но это не значит, что зерна нацизма окончательно выкорчеваны среди белорусов. И так далее. 

Каждый народ имеет этот жуткий соблазн идеей исповедания некоторой биологической теории превосходства одной нации над другой. Мы хороши уже тем, что мы, например, греки. Или мы выше вас тем, что мы русские. Или мы достойнее вас и имеем право вам приказывать, потому что мы англичане. У каждой нации есть этот соблазн, а значит, каждый народ должен тщательно следить, чтобы корни этой болезни не зашли слишком далеко. Это одна из задач христианской бдительности, если хотите.

В начале 90-х годов в журнале «Знамя» была опубликована статья Генриха Бёлля «Письмо молодому католику». Генрих Бёлль – изысканный стилист и очень тонкий мыслитель, создавший проникновенные романы по следам Второй мировой войны, из ее опыта, с некоторым даже надрывом. Эти тексты не оставляют никого равнодушным, потому что затрагивают темы, касающиеся абсолютно каждого.

Как человек христианского воспитания, Бёлль болезненно переживал трагедию, в которую ввергла Европу нацистская идеология. А христиане ничего не делали, пропустили это мимо глаз. В своем «Письме молодому католику», который отправляется в армию и должен пройти определенный курс благочестия, наставления со стороны священника, Бёлль говорит, что подобный курс он тоже проходил, отправляясь в армию во время Второй мировой войны. И священник тоже их наставлял тому, что нужно избегать пьянства, праздности, разных увеселительных заведений, держаться подальше от девиц легкого поведения – обычные соблазны для солдата. Но, делая акцент на этих безусловно важных вещах, Бёлль говорит: «Как же так получилось, что Церковь просмотрела нацизм? Как же так вышло?» 

Он пишет, например, такие слова:

Генрих Белль

«Для меня, когда я был в вашем возрасте, первостепенной нравственной опасностью стал договор, который Ватикан первым из государств заключил с Гитлером – это дипломатическое признание повлекло за собой куда больше последствий, чем если бы сегодня Бонн заявил о признании Восточного Берлина. Вскоре после заключения этого договора между Ватиканом и Гитлером стало особым шиком идти к причастию в форме СА (Sturmabteilung, сокращенно СА, штурмовые отряды), да, это стало шиком и даже модой. Но дело не в шике и в моде, а дело в том, что тут обнаружилась своя логика – сходив в форме СА к святой мессе, можно было спокойно отправляться на службу и распевать: «Пусть кровь еврея, русского, поляка брызнет под клинком». 

Бёлль ломает голову: как же так получилось, что Церковь с ее тысячелетним опытом, с ее удивительными богословами, школами, университетами, библиотеками, опытом святости, опытом мученичества, вдруг просмотрела такое тотальное зло, как нацизм? 

Он задает вопрос: учимся ли мы на своих ошибках? Следующее зло, которое возникнет в истории, а оно обязательно возникнет, сможем ли мы рассмотреть?

Генрих Бёлль говорит: «Да, действительно, были священники, епископы, богословы, монахи, которые сражались с нацизмом и пострадали, были убиты». Но они это делали не благодаря своей приобщенности к Церкви, а вопреки, как одиночки». 

«Они действовали как одиночки», – говорит Бёлль. Значит, система, значит, сама институция не работает.

Значит, мы должны сами поддерживать бдительность по отношению к такому страшному злу, которое требует миллионов жизней и жуткого кровопролития.

Сами, оставаясь верными совести, не идя ни на какие уступки, потому что нам нравится та или иная теория, нам симпатичны те или иные политические лидеры и так далее.

Зараза нацизма еще не раз возникнет, появится в истории, друзья мои. Мы видим сейчас то самое время, когда в разных местах появляются ростки этого мирового зла. Они себя оправдывают тем, что это благородный национализм, благородный патриотический порыв и так далее. Но у христиан, как пишет апостол Павел, Отечество – на небесах. «Грядущего града мы взыскуем», – говорит он в конце Послания к евреям. Это наше Отечество требует блюсти свою совесть не замутненной и очень чуткой к тем вызовам, которые бросает нам история – чтобы снова не впасть в ту дикую слепоту, которая всегда оборачивается миллионами жизней.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: