Католическая Церковь: изменения предвидятся?

|

Католическая Церковь пойдёт на реформы с восшествием на папский престол нового папы – Франциска? Об этом мы спросили специалистов.

Католическая Церковь сегодня

С восшествием на папский престол Франциска разговоры о Католической Церкви не смолкают «Папа Франциск отказался от «папомобиля», «Папа Франциск отказался переезжать в Апостольский дворец»,   эти  и другие факты жизни понтифика становятся информационным поводом для многочисленных публикаций в СМИ. Кто-то видит в действиях Папы направление в сторону реформ, нового пути Католической Церкви, кто-то – стремление привлечь новую паству или конкурировать с протестантскими церквями, кто-то – пиар. 

Что же на самом деле происходит в Католической Церкви с того времени, как ее возглавил папа Франциск? Комментируют эксперты – православные и католики.

Единственная реформа, которая ожидается в Католической Церкви – это реформа бюрократии

Протоиерей Дмитрий Сизоненко секретарь по межхристианским отношениям Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата:

Восшествие на престол нового римского папы многими было воспринято как сигнал к обновлению Церкви под знаком Франциска Ассизского, под знаком простоты, евангельского духа бедности и братства. В определенную историческую эпоху, когда церковь оказалась пленницей собственных богатств и политического могущества, Франциск и его друзья избрали путь смиренного служения братьям.

В русле этой традиции новый понтифик указывает на путь служения как на царский путь свидетельства. Он призывает христиан выйти за стены храмов и идти на «периферию» мира, стать ближе к тем, кто был вдали, и прежде всего к тем, кто был отвергнут и презираем остальным миром. Он призывает перейти рубежи обороны и идти к тем, кто считает себя неверующими, и к братьям, принадлежащим другим религиям.

Он обладает харизмой и совершает шокирующие жесты. В Великий Четверг верховный понтифик величественному богослужению в Ватиканской базилике предпочел простоту часовни в тюрьме для малолетних преступников. Среди тех, кому согласно древнему обычаю в этот день он умыл  ноги, – юноши и две девушки, одна из них – мусульманка. В проповеди за этим богослужением он признался, что служить  обездоленным не только его долг, но и радость сердца.

В пасхальную ночь он обратился к неверующим с приглашением открыть свои сердца для Божией любви. Священники отмечают заметное увеличение числа людей, которые в ответ на его призыв приходят на исповедь. СМИ в связи с этим говорят о «феномене папы Франциска» и даже «папомании». На его богослужения приходят в два-три раза  больше паломников, чем на мероприятия с участием пап в предыдущие годы.

Кроткий, но твердый, папа бедных выступает против легкой наживы и эгоизма, разрушающих жизнь. В сущности, он продолжает отстаивать те ценности, за которые ратовал, будучи епископом Буэнос-Айреса: церковь для бедных, борьба с духом мира сего, возвещение Евангелия правды.

Внутри Католической Церкви все сильнее раздаются голоса о необходимости реформ и большей гибкости в вопросах социальной этики.

При всей человечности и потрясающей открытости к миру, новый папа не подает никаких знаков, что претерпит изменения позиция Церкви в отношении абортов, эвтаназии, нетрадиционных форм сожительства, ординации женщин в священный сан. Церковь для того и существует в мире, чтобы быть свидетелем Божией воли.

Думаю, можно ожидать некоторое смягчение в пастырской практике по такому деликатному и болезненному вопросу, как разрешение разведенным и второбрачным католикам участвовать в Таинствах.

У папы есть свой неповторимый стиль в отношениях с людьми, он легко импровизирует, общаясь со слушателями, его проповеди непродолжительные и доступные (говорят, что теперь и двенадцатилетний подросток, наконец, может понять, о чем говорит Папа). При этом в области вероучения и позиций по вопросам социальной этики он сохраняет полное преемство со своими предшественниками. Никаких революционных действий в этом отношении ожидать не следует.

Миссия Церкви состоит в возвещении Евангелия современному миру на доступном ему языке. Невозможно применять к Церкви традиционные светские схемы. В этом смысле новый папа – консерватор.

Единственная реформа, которая ожидается в Католической Церкви – это реформа бюрократии, которая для Церкви порой становится препятствием в осуществлении главной миссии – нести в мир Воскресшего Христа.

Изменения в  Церкви – не посредством директив, а личным примером

Священник Дмитрий Агеев, клирик храма иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» на Б. Ордынке (Москва), много лет прожил и служил в Западной Европе:

Священник Димитрий АгеевСтав главой Римской Католической Церкви, в одном из своих первых интервью Папа Франциск сказал, что хотел бы видеть «Церковь, живущую в бедности, ради бедных». Думаю, что это некий программный мессидж, демонстрирующий те принципы, которыми Папа будет руководствоваться во время своего понтификата. И принципы эти самые что ни на есть простые. Христианские.

В его словах и поступках, свидетелями которых в последнее время стали многие люди, не было на мой взгляд никакого позёрства или желания эпатировать. Это возврат к тому, как было и как должно быть, ведь  Христос был с бедными. Конечно, в Церкви должно быть место каждому человеку, бедному и богатому. Церковь для всех. Но она должна направлять богатство не на себя или отдельных своих представителей, но ее задача – направлять богатых на помощь бедным. 

Предстоятель Церкви, вступая в управление ею, получает все необходимые к тому дары: духовные, материальные, административные. Эти дары были вручены Богом и людьми и Папе Франциску. Дары эти дают возможность изменить жизнь Церкви. И очень важно правильно распорядиться этими дарами, как талантами из евангельской притчи.

От него во многом зависит, какое место Церковь (как институт) займет в обществе. Каково будет ее отношение к обществу и отношение общества к ней. Папа Франциск начал менять это отношение. Притом, что он не сказал ничего нового: он повторил то, что говорил Христос. Но он не просто еще раз повторил, он старается подкреплять слова поступками.

Церковь – для людей, эта мысль очевидная, но и ее нужно периодически артикулировать, чтобы напомнить об этом всем, и прежде всего – самому себе.

Не надо думать, что Католическая Церковь погрязла в роскоши, никогда не думала о бедных. Те, кто знаком с жизнью Католической Церкви не понаслышке, знают, что большинство ее епископов уже давно ездят или на самых простых автомобилях или вообще на общественном транспорте. Дорогие затонированные авто – признак принадлежности к Ватиканской курии. И поступок Папы, думаю, был обращен прежде всего в ее сторону. Он вообще меняет что-то в Церкви не посредством директив urbi et orbi, а личным примером. Это важно и действенно. Написать можно многое, и в Католической Церкви есть социальная доктрина, в которой все правильно написано. Но люди не читают доктрин, они смотрят на священнослужителей. Очень важна роль личности в Церкви, с кем Церковь ассоциируется, с какими личностями, с какими поступками.

Папа Франциск захотел, чтобы Церковь ассоциировалась не со священниками-педофилами и теми, кто их покрывал, а с другими людьми. И он пошел в тюрьму умыть ноги малолетним преступникам. Конечно же, это меняет лицо Церкви.

К Церкви всегда приковано внимание. Так и должно быть, если мы не хотим, чтобы она была загнана в некое маргинальное гетто. Внимание предполагает открытость. Мне кажется, это одна из причин, по которой Папа сказал, что необходимо сделать прозрачным финансовую сторону церковного института.

Лично мне импонирует в Папе Франциске то, что он продолжает быть таким, каким он был раньше. Став Папой он продолжил говорить и поступать так, как он говорил и поступал, будучи епископом в Аргентине. Я не согласен с теми, кто видит в простых христианских поступках Папы двойное дно.

Всегда есть чему поучиться друг у друга. Любой хороший поступок ближнего – некий вызов мне, маленький суд для самого себя: а как я поступаю, что я делаю? Начинаешь задумываться, порой чувствовать себя неуютно. Есть два пути, по которому здесь можно пойти: взять кусок грязи и забросать того, кто выглядит лучше тебя, чтобы он тоже не блистал. А можно выбрать другой путь – самому становиться лучше.

Что касается возникающих иногда вопросов, не продиктованы ли поступки Папы желанием некоей внешней миссии – лично я так не думаю. В Римо-Католической Церкви на сегодня очень много внутренних глубинных серьезных проблем. Папа принял Церковь в сложном состоянии. И потому сосредоточился именно на внутренней миссии. Дай Бог с этим справиться, жатвы много, а делателей, увы, мало.

Католическая Церковь очень большая и очень разная. Это огромный организм, который, с одной стороны, очень централизован и унифицирован в плане управления, а с другой – очень сложен и разнообразен, в силу составляющих его множества культур и традиций. Папа своими словами и поступками дал своими верующим и их пастырям сигнал и пример того, как нужно поступать. Безусловно, этот сигнал был услышан. Время покажет, насколько он будет всеми воспринят и какие даст плоды. Но нам, православным, нужно не просто смотреть и судить со стороны, оценивая: получится – не получится, а нужно менять что-то у себя, перенимая все то хорошее, что совершенно очевидно, и более внимательно относясь к тому опыту, с которыми возникли сложности…

Папа Франциск не меняет традицию, а, скорее, возвращает к ней

Михаил Фатеев, журналист, прихожанин католической церкви святой Екатерины Александрийской в Санкт-Петербурге: 

Католическая Церковь– Несколько обескураживает, когда слышишь вопрос: «Что происходит в Католической Церкви?». Людям кажется, что творится нечто неожиданно новое, даже революционное.  Это следствие того, что, к сожалению, нередко мы видим мир через призму средств массовой информации, воспринимаем  происходящее так, как нам об этом расскажут СМИ. Увы, это относится не только к светским людям, к представителям других конфессий и вероисповеданий. Российские католики нередко тоже черпают информацию о Католической Церкви через те же новостные выпуски, что и все остальные.

На самом деле   ничего необычного не происходит. Разумеется, приход нового Папы (как приход любого нового понтифика) вносит некие коррективы, которые, однако, все равно вписываются в общее направление пути, по которому движется Католическая Церковь.

Да, он отказывается от ряда пышных ритуалов, связанных с его высоким положением в Церкви, но это не значит, что Франциск конфликтует, скажем, со стилем Бенедикта XVI или вводит что-то новое. Если мы вспомним, то от чрезмерной пышности отказывались и предыдущие Папы, сконцентрировав внимание на том, что является более значимым в их служении.

Небольшой пример: в СМИ много писалось про ботинки, старые, которые не поменял Папа Франциск, но ведь Иоанн Павел II тоже не ходил в красной обуви, которую положено носить понтифику, а надевал обувь, которую с давних лет шил ему знакомый польский сапожник. Папы выбирают ботинки просто исходя из понимания удобства, и не очень понятно, почему нужно акцентировать на этом внимание, ведь служение Папы заключается далеко не в  цвете обуви.

Да, Папа Франциск лишний раз напоминает о скромности, о том, что неважно, из какого металла сделан крест – золота или серебра. Не в этом суть.

Все-таки, прежде всего, нужно следить не за тем, во что Папы одеты, а то, что они говорят, проникать в суть их проповедей и дел. Но почему-то часто бывает, что у нас следят за поступками Папы или, вернее, их интерпретацией.  Это в напоминает ситуацию, когда человек пальцем на что-то показывает, но все начинают смотреть именно на палец, упуская из вида то, на что он указывает.

Даже многие католики восторгались поступками Папы, которые действительно возвращают нас к нормальной простоте, естественному положению дел: когда он поехал к больному другу в больницу, собственноручно оплатил счет в гостинице, ездил с кардиналами на автобусе, а не на личном автомобиле. Но в этом нет ничего нового. Так же он поступал, будучи архиепископом в Аргентине, так же поступают многочисленные священники, епископы по всему земной шару. Не нужно ходить далеко: в свое время я был удивлен тому, что глава католиков европейской части России митрополит Павел Пецци совершенно спокойно пользуется общественным транспортом, как равно и посол Ватикана в России архиепископ Иван Юркович.

Папа Франциск после его избрания на Папский престол не переехал в  Апостольский дворец, оставшись в Доме святой Марфы, эдаком общежитии для сотрудников Ватикана и гостей. Как говорят те, кто близко знает Папу, речь шла не о показной скромности, а о том, что для Папы важна жизнь в общине, со священниками, которые проживают в этом доме. Там останавливаются и гости, такие, как, скажем, Константинопольский Патриарх Варфоломей или делегация Русской Православной Церкви во главе с митрополитом Иларионом (Алфеевым). Со всеми Папа трапезничает, общается в достаточно неформальной обстановке.

Это является одним из важных элементов того, на что Папа обращает внимание: жить в скромности и в общине. Ведь Церковь – община.

Нет ничего нового, что Католическая Церковь активно ведет диалог с атеистами, с представителями других конфессий и вероисповеданий. В прошлом году мы начали отмечать 50-летие Второго Ватиканского собора, на котором был принят ряд документов как раз о диалоге Церкви с миром.

Мы помним, как тот же Иоанн Павел II пришел в синагогу, общался с раввинами, поддерживал с ними хорошие дружеские отношения. Посещал синагоги и мечеть Бенедикт XVI. Так что Папа Франциск продолжает традицию, начатую Церковью много лет назад.

Одним из близких друзей Папы, когда он был еще кардиналом в Латинской Америке, был раввин из Буэнос-Айреса Абрахам Скорка. Это была не просто дружба. Из множества их совместных начинаний родилась книга-диалог «Между небом и землей». Сегодня она является бестселлером в Европе.

Что касается Православия – у Папы, еще в с аргентинских времен, были хорошие отношения с представителями восточных Церквей, в частности и с Русской Православной Церковью . Будучи еще архиепископом, он благословил проведение в Буэнос-Айресе выставки русских икон и способствовал тому, чтобы православные церкви там были возвращены законному владельцу.

Папа Римский Франциск больше внимания уделяет пастырской деятельности Церкви,  нежели, чем политической. Недавно он сказал, что хотел бы служить верующим в различных таинствах. В том числе – в исповеди. И в одно из последних воскресений, посещая отдаленный римский приход, неожиданно сел в конфессионал и исповедал восемь человек. В своих ежедневных проповедях, которые Папа произносит в часовне Домы святой Марты, он постоянно говорит, Кому нужно следовать, за Кем идти  христианину и как это делать простым и доступным языком. Его слова разлетаются по всему миру, их цитируют не только религиозные СМИ.

Впрочем нельзя сказать, что он не обращает внимания и на политические аспекты папского служения.  Он встречается с главами государств, которые, надо сказать ищут встречи с ним, обсуждает с ними насущные вопросы и проблемы.

В целом Папа Франциск не меняет традицию, а, скорее, возвращает нас к ней.

Ничего нового…

Папа  предстоятель праведной жизни

Наталья Боровская  lmcVD, кандидат искусствоведения (латинская аббревиатура после фамилии означает laica missionera consecratа Verbum Dei – мирянка-миссионерка посвященной Богу жизни общины  Verbum Dei  («Слово Божье»).  Это специфическая форма монашества в миру): 

Католическая Церковь Постановка проблемы вызывает у меня в памяти трагикомический случай из  моей преподавательской жизни. Однажды  ко мне  пришла с вопросом мать десятиклассницы, серьезно думавшей о получении  искусствоведческого образования. Вопрос звучал так: «С какой целью Вы ломаете комедию, изображая на уроках любовь к искусству? Хотите завлечь побольше детей в Вашу никому не нужную специальность?»

Разумеется, я ответила, что действительно коварно завлекаю невинные души в страшную секту искусствоведов, а заграничные спецслужбы, по примеру пролетариев всех стран, соединились, чтобы платить мне за это огромные  суммы. Моя собеседница (как выяснилось позже) была столь уверена, что  в этой жизни, кроме денег или карьеры, любить больше нечего, что любовь к искусству честно воспринималась ею как миф, прикрывающий некий тайный и злостный умысел.

По-моему, реакция общественности на все шаги папы Франциска складывается по тому же сценарию. Если человек отказывается от статусной роскоши, искренне открывается людям, да еще к тому же много молится – за этим точно стоит какой-нибудь подвох. Мы настолько духовно оглохли и окаменели сердцем, что кроме политики, пиара и конкуренции ничего в жизни уже не видим, а простой, как три рубля, ответ – что человеком на папском престоле движет Святой Дух – нам даже в голову не приходит.

Конечно, в истории любой Церкви немало предстоятелей, мягко говоря, далеких от идеала. Но полностью закрыть себя и Церковь от действия Святого Духа никому из них  не под силу, потому что в духовной реальности не папы и не патриархи возглавляют Церковь. И если для светской прессы с ее крайне ограниченным полем духовного зрения, это плохо понятно, то  представители христианских СМИ, серьезно думающие о конкуренции с протестантами и тому подобной ерунде, невольно вызывают вопрос о сущностном содержании их веры.

В ситуации с нынешним понтификом нельзя не учитывать и личные моменты. Став папой Франциском,  кардинал Бергольо… всего-навсего не изменился. И так, как он живет сейчас, он жил всегда – в материальной простоте, глубокой молитве и активной пастырской работе.  К такой жизни он был в свое время призван Богом, и вся «хитрая подоплека» его действий – в исполнении своего призвания, независимо от возраста, места жительства и статуса в Церкви.  Мы как-то забыли, что, став папой, он по-прежнему принадлежит к ордену иезуитов, т.е. монашеской общине, чья жизнь основана на исполнении обетов бедности, целомудрия и послушания.  Папа живет так, как живет, потому что он – монах, исполняющий обеты.  Ни больше, ни меньше.

Желающим действительно серьезно проанализировать содержание нового понтификата, на мой взгляд, следовало бы больше задуматься не о материальной, а о пастырской стороне жизни папы Франциска. По-настоящему уникальное явление – это ежедневные Мессы в часовне гостиницы св. Марты,  которые он служит, приглашая самых разных людей – от сотрудников Ватиканских музеев до рабочих и  офисных служащих – и на которых он говорит удивительные проповеди. Причем именно говорит, а не читает, смотрит людям в глаза, рассказывает о личном духовном опыте и разъясняет прочитанные фрагменты из Писания с поразительной простотой, яркостью и мудростью. Эти проповеди широко доступны, их можно читать и даже видеть на роликах в You Tube.

Разговоров о папамобиле, жалованье и размерах квартиры, на мой взгляд, слишком много. А стоило бы заметить, например, Мессу в праздник Св. Троицы, которую папа отслужил в приходском храме на окраине Рима, где дал группе детей Первое Причастие, а проповедь превратил в настоящий диалог с этими ребятами, задавая им вопросы и комментируя их ответы.  Только задумываясь над такими событиями, есть смысл искать ответ на вопрос о том, что происходит сегодня в католическом мире. А происходит  то, что и должно происходить в нормальной здоровой Церкви – она ищет новые пути молитвы и апостольской проповеди, стараясь уловить направление, которое показывает Святой Дух.

Папе Франциску достались от его предшественника отнюдь не только скандалы. Человек – существо слабое, и в любое время в Церкви найдутся те, кто будет ее позорить.  Мы не видим другого; что Бенедикт XVI – выдающийся богослов-мыслитель, когда-то получивший прозвище «Моцарт теологии»,  автор серьезных трудов,  написавший именно в период понтификата трехтомную книгу «Иисус из Назарета», в которой вывел на научно-популярный уровень многовековую традицию католической христологии..  Теперь после папы-теолога пришло время  папы-миссионера, способного реализовать апостольский потенциал теологического материала, накопленного предшественником.

Отвечая на вопрос о смысле происходящего, стоит и вспомнить известный закон, открытый еще апостолом Павлом: когда умножается грех, умножается и благодать.  В нелегкий период резкого усиления секуляризации общества и роста тяги к пороку (одна эпопея с однополыми браками чего стоит!) Бог посылает Своей Церкви предстоятеля праведной жизни – вот и вся программа…

Ничего нового….

Ольга Седакова, поэт, публицист, переводчик, доктор богословия. 

Католическая Церковь– На самом деле, у нас очень мало знают о том, что происходит в Католической Церкви. И именно по этой причине изменения, которые, казалось бы, начались с приходом нового понтифика, кажутся российскому обществу чем-то неожиданным. На самом деле – это продолжение движения, начавшегося со Второго Ватиканского собора (1962 – 1965 года).

Мне много приходится общаться с представителями католического мира, и потому я представляю себе, что там происходит: ничего решительно нового. Так, к примеру, многие темы проповедей, которые звучат сегодня, были и у Иоанна Павла II,  и у Бенедикта XVI.

И  уже именно в рамках изменений, которые начались давно, осмысляется  возвращение к истинному христианству, а образцом служит ранняя Апостольская Церковь. Не Средневековье, которое раньше считалось идеальной  христианской эпохой. Но уже давно взгляд на этот вопрос изменился.

Жизнь ранней Церковь очень тщательно исследуется многими специалистами, выходят научные труды.

Возвращение к традициям ранней Церкви  видится в некой простоте, чистоте веры. Возрождение роли мирян в Церкви, воспоминание о том, что все христиане называются царственным священством.  Когда-то, еще несколько десятилетий назад, главной силой в Католической Церкви выступало священство, монашество, а пастве оставалась только пассивная роль: слушать.

Набирают силы молодежные христианские движения,  которые организуют как раз сами миряне. Движения эти имеют разные направления: кто-то больше нацелен на познание, на культуру, кто-то – на филантропию, помощь нуждающимся.

Они начинаются обычно маленькой группой энтузиастов, например, учеников одного колледжа, студенческой группы в университете, а потом превращается в огромное движение, в которое входят сотни тысяч молодых христиан. Это характерная особенность нового католичества, послесоборного. Но здесь вновь – продолжение начатого пути, поскольку такие движения стали появляться в шестидесятых годах прошлого века.

Продолжает звучать идея о важности того, чтобы Церковь не замыкалась в себе, а шла в мир. Об этом говорит Папа Римский Франциск, об этом говорили другие понтифики, начиная с  Иоанна Павла II, который замечал: если Церковь служит сама себе, то она погибнет. Она должна служить Христу.

Отсюда – и простота отношений между священством и мирянами, отказ от слишком пышных обрядов и церемоний. Но, повторяю, все это началось не сейчас.

Что касается мыслей о конкуренции с протестантизмом,  то конкуренции просто нет: влияние и значение Католической Церкви в Европе просто несопоставимо.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
И на какой вопрос священник отвечает: «Нет, друг, это не про меня»
Почему наше праведное возмущение в фейсбуке так выгодно рекламодателям

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: