«Я не могу повлиять на глобальное потепление, гонку вооружений и проблему сиротства в России. Но помочь одному человеку я в силах». Аудитор, кандидат экономических наук Александр Щепотьев стал волонтером в программе «Старшие Братья Старшие Сестры». Полтора года он был наставником Яны Федоровой и подготовил ее к поступлению в Московский финансовый университет при Правительстве РФ.

«Не лезть на рожон», «Быть в коллективе, но не выделяться, иначе первый от коллектива пострадаешь», «Соблюдать правила» — три главных закона выживания в детском доме. Так говорит 18-летняя Яна Федорова. Она вспоминает ту жизнь спокойно, без обиды и надрыва — ну было и было. 

У Яны хорошая кожа и ровные белые зубы — большая редкость для сироты. Такая безупречная улыбка обычно бывает после ношения брекетов. Яна сама решила, что они ей нужны. Пришла к врачу в детском доме и попросила отвести ее к ортодонту. Так появилась ее улыбка.

Яна с наставником

В 17 лет Яна поставила цель поступить в Московский финансовый университет при Правительстве РФ. Хотя амбиций выпускников детских домов обычно хватает лишь на колледж. Так Яна стала московской студенткой.

Как и большинство детей, оставшихся без попечения родителей, Яна Федорова — социальная сирота. То есть сирота при живых родителях. Отец в ее документах не значится, мама пила. Как говорит Яна, она никогда не голодала, не жила в антисанитарии, не ходила зимой в резиновых сапогах, потому что другой обуви не было. Но опека посчитала, что у женщины с алкогольной зависимостью детей нужно изъять. 

Яна попадала в детский дом дважды — в первый раз мама быстро доказала, что она может воспитывать своих детей (у Яны есть брат). Через два года опека вновь обратила внимание на эту семью. Мать лишили родительских прав, Яна попала в Центр помощи детям недалеко от Ясной Поляны. Затем его расформировали и Яну перевели в детский дом в Киреевск. Это небольшой городок в Тульской области с населением в 25 тысяч человек. 

Яна

И учиться бы Яне после интерната в Киреевске или в Туле, если бы не сильный характер и не хороший волонтер-наставник.

— Самое тяжелое в детском доме — к тебе нет индивидуального внимания. Хотя со временем и к этому привыкаешь. Жестокости, дедовщины не было. Но по дому я сильно скучала, — вспоминает Яна. — С 9-го класса мечтала о высшем образовании. И когда мне предложили поучаствовать в программе наставничества, рассказали, что наставник может помочь поступить в вуз, я сразу согласилась. Конечно, волновалась при знакомстве с незнакомым человеком, но это быстро прошло.

Требования формальные и неформальные

В Тульской области уже несколько лет реализуют программу «Старшие Братья Старшие Сестры». Куратор Елена Русских рассказывает о программе везде, где только можно, продвижение — часть ее работы. На большой встрече волонтеров в Туле она познакомилась с Александром Щепотьевым.

— Есть люди, которые буквально заполняют пространство собой, своей энергией, своими идеями. Я сразу поняла, что Александр может стать отличным наставником, — рассказывает Елена. — Он легкий на подъем, ему все интересно. Александр прошел обучение. Но выдвинул условие: его подопечным должен быть старшеклассник, мечтающий об экономическом образовании. Я приехала в Киреевскую школу, рассказала заместителю директора о новом кандидате в наставники. Во всей школе только один подросток хотел стать экономистом. В свои шестнадцать Яна Федорова была не только умной и интересной, но и амбициозной девушкой. И мы все поняли, что пара сложится. И Яна поступит в хороший вуз. 

Александр Щепотьев

Наставником может быть любой совершеннолетний. Главное — время и внутренний ресурс, чтобы помогать ребенку. Формальные требования — справка о несудимости, о состоянии психического здоровья. «Если бы вы знали, сколько на моей основной работе бюрократии», — шутит Александр в ответ на вопрос, а не испугал ли его сбор бумаг. Щепотьев — руководитель аудиторской оценочной фирмы в Туле, кандидат экономических наук, доцент, автор 250 научных публикаций.

«Это дети, которых в свое время никто не взял». Чем подростку из детского дома может помочь наставник
Подробнее

Но есть к наставникам требования и неформальные. Цели, с которыми взрослый человек выбирает наставничество, должны быть направлены на ребенка. Иногда волонтеры приходят в благотворительность, чтобы решать свои проблемы: например — быть хорошим; справляться с собственными переживаниями за счет переключения на ребенка. Но человеку, пережившему травму, может не хватить ресурсов, чтобы принять ребенка таким, какой он есть. Он не сможет помочь ему так, как это действительно необходимо. 

Есть и те, что хотят переделать ребенка, им кажется, что именно они знают, как правильно жить. Для этого в фондах работают кураторы — они осуществляют отбор, обучение и сопровождение наставников. У Александра был правильный мотив — помочь определенному человеку.

— Если бы Яна хотела стать врачом или художником, я был бы бесполезен. Я исходил из того ресурса, что у меня есть: я преподаю более 10 лет, знаю, как работать со студентами, как продвигаться в научном мире. Наше с Яной сотрудничество могло дать ей и дополнительные баллы при поступлении, и опыт для обучения в вузе. Польза конкретным делом меня и толкала в программу, — объясняет Щепотьев.

— Я не могу повлиять на глобальное потепление, гонку вооружений и проблему сиротства в России. Но помочь одному человеку я в состоянии.

Я был спокоен, что функционально и профессионально сделаю необходимые шаги и действия. Будет ли нужный отклик — покажет жизнь. Результат же не только от меня зависел.

Яна Федорова с детства любит математику, ей нравятся задачи, процессы вычисления. Два экономиста, состоявшийся и будущий, сели и математически высчитали путь из школы в вуз. Исходили из того, что успешное участие в научных конференциях тульских вузов дает баллы при поступлении. Яна немного стеснялась незнакомого человека, но быстро стала чувствовать себя увереннее.

— Мы определили план первой статьи, важно, чтобы Яне было понятно и интересно. Согласовали темы. Роль руководителя — направлять, всю основную работу делала Яна. Она искала материалы, готовила статью, я подсказывал, что надо усилить, что ослабить. Вторая, третья, четвертая редакция — и уже что-то получается. Общались мы и по интернету, и лично. Яна отлично выступила на первой конференции в Туле, ее статья вышла в сборнике. Таких выступлений было несколько, например, в конкурсе тульского отделения Международного союза экономистов и финансистов в одной из номинаций Яна заняла первое место. 

«Рома звонил по 40 раз в день и называл меня “батя”» – как стать другом подростку из детдома
Подробнее

Год назад Александр с Яной составили список вузов, куда можно подать документы. Выбирали государственные вузы с общежитиями. Был в этом списке и Московский финансовый университет при Правительстве РФ, мощный вуз с точки зрения экономики. «Вижу цель — не вижу препятствий» — так рассуждают люди прямого действия. Такие, как Яна.

— Я не люблю сидеть на одном месте, я хотела уехать. Понимала, что в Москве мне будет комфортно по темпу и уровню жизни, хотя до этого была в столице лишь несколько раз на экскурсии. Первое время страх, конечно, был — от того, что я приеду в город, где у меня никого нет. Но я знала, что страху нужно просто посмотреть в глаза, пережить его и он отпустит.

Летом 2019 года Яна Федорова, девушка без родителей, поступила в один из лучших вузов страны. И переехала в город, где у нее никого не было.

От чего зависит успех?

«На что и как жить?» — этот вопрос не стал для Яны Федоровой критичным. Как будущий экономист она все просчитала: 

«Дети просят плюшевого мишку, а не айфон». Выпускница детского дома учит сирот верить в себя и Деда Мороза
Подробнее

— Я знала, что у меня будут выплаты от государства. И у меня лежат деньги на счете. До 18-летия я не могла пользоваться счетом, а мне для учебы был нужен ноутбук, терпела, ждала совершеннолетия. Сейчас в месяц я получаю около 15 тысяч — это стипендия и социальная поддержка от университета, есть еще пенсия в 7 тысяч. Живу на 22 тысячи рублей в месяц. Да, мне хватает. Если мне нужно что-то купить или я хочу куда-то сходить, заранее откладываю. Но я придерживаюсь того, что нельзя много тратить. Лучше пусть останется, чем не хватит. 

Когда ребенок-сирота покидает детский дом, его ждет первый большой соблазн. Красивая жизнь, которой можно пожить на накопленные деньги. Это могут быть алименты от родителей, выплаты от государства. Деньги копятся на счете и становятся доступны в 18 лет. Часто сироты спускают сотни тысяч рублей за несколько дней. 

Александр Щепотьев несколько раз обсуждал с Яной вопросы финансовой грамотности. Снова помогло экономическое мышление. Яна думает далеко вперед — эти деньги понадобятся для обустройства своей квартиры. Жилье ей полагается от государства, но в Тульской области. Жить Яна собирается в Москве или Подмосковье.

Зимой Яна сдала первую сессию, занимается с репетитором английским языком. Мечтает после диплома работать в крупной компании.

— Баланс и себестоимость можно разложить по пунктам, а то, что один человек повлиял на нас на 2%, а другой на 5%, мы просчитать не можем. Конечно, какую-то лепту и я внес. Но в основном успех Яны определили ее характер, мировоззрение, стремления и ценности, — уверен Александр Щепотьев. — Сейчас, когда Яна стала студенткой, возможность помогать ей у меня увеличилась — с публикациями, контрольными. Чем старше, осознаннее человек становится, тем проще его направлять. И я испытываю большую радость от ее достижений, от того, что мои усилия оправдались.

Сама Яна признается, что благодаря наставнику чувствует себя увереннее и живет с ощущением опоры: «Есть у кого спросить, с кем посоветоваться». Щепотьев стал для нее тем самым значимым взрослым, который так необходим ребенку без родителей. Александр и Яна продолжают общаться, иногда встречаются в Москве. Еще Яна Федорова призналась, что в перспективе сама думает стать наставником для ребенка, оставшегося без попечения родителей.

Яна и Александр в Москве

Первые наставники для сирот в России появились еще в 90-е годы, но не было благотворительных фондов, работающих в этом направлении системно. Пионерами стали «Старшие Братья Старшие Сестры», охватившие Москву, Санкт-Петербург, Московскую и Тульскую области. 

Сегодня в России более 10 фондов занимаются наставничеством в том или ином формате – «Хранители детства», «Дети наши», «Арифметика добра», «Волонтеры в помощь детям-сиротам», новосибирский «Солнечный город», красноярские «Счастливые дети», иркутские «Дети Байкала».

— Наставничество — это поддержка со стороны старшего, более опытного товарища. Конкретно для сироты наставник — человек, который находится по его сторону баррикад, — рассказывает о проекте Нина Воронцова, исполнительный директор программы «Старшие Братья Старшие Сестры».

— С какими бы сложностями ребенок ни столкнулся, он знает, что есть рядом кто-то более сильный. И этот сильный — за тебя.

Это важное ощущение формирует базовое доверие к миру. Оно у детей без родителей обычно подорвано. 

Самый сложный период в жизни сироты – выход из детского дома. И если дети в семьях становятся самостоятельными постепенно, то для выпускника детского дома такой переход происходит одномоментно. За тебя все решали, и вдруг тебе нужно все делать самому, это серьезное испытание. И задача наставников — быть рядом в момент этого перехода. Сегодня много говорят об умной благотворительности, наставничество — прекрасный тому пример, оно дает ребенку ту самую удочку, которая позволит ему самому поймать рыбу.

Справка. В начале XX века в Нью-Йорке сотрудник суда Эрнест Каултэр по дороге на работу регулярно общался с детьми-беспризорниками. И он заметил: получая внимание, поддержку, дети начинают вести себя по-другому. Уходят с улицы, устраиваются на работу, находят себя. Судья предложил и другим людям стать наставниками для детей-беспризорников. 

Так постепенно наставничество начало распространяться по миру: везде живут люди, у которых есть потребность делиться, отдавать, помогать, и дети, которым нужна поддержка. Работать системно программа начала благодаря проекту «Старшие Братья Старшие Сестры», который сегодня осуществляется в 15 странах мира.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: