Что делать, если все вокруг отговаривают, а ты чувствуешь, что готов к переменам, как побороть страхи и стоит ли менять налаженную жизнь ради призрачного поиска себя?

Герои этого материала – люди, решившие однажды полностью изменить сферу деятельности.

Из учителей в трейдеры

Ольга Петрова

– По образованию я – филолог. Окончила педагогический институт, а после проработала в школе почти 19 лет: преподавала русский язык и литературу, работала воспитателем в группе продленного дня, а последние семь лет была еще заместителем директора по воспитательной работе. Потом приняла решение уйти. Педагогику я всегда любила, работа в школе нравилась, но я поняла, что мне стало «тесно». 

У нас в городе был большой проект, Школа резерва управления. Я ее окончила, и появились здоровые амбиции. Примерно в это время хороший знакомый пригласил поработать с ним летом. Работа была связана с ценными бумагами. Это был абсолютно новый спектр обязанностей: мы занимались покупкой ценных бумаг, начинали потихоньку сами торговать на российской фондовой бирже. У меня гуманитарное образование, а тут мало того, что сплошная математика, так еще и финансы. Эта сфера была совершенно новой. Немаловажно было то, что она приносила неплохую зарплату, выше школьной. Это был 2007 год. 

В конце августа я приняла решение, что отказываюсь от обязанностей завуча и оставляю только неполную нагрузку, 10-й и 11-й класс. Не хотелось бросать детей, я посчитала, что должна их выпустить. Два года работала параллельно: через год мы открыли свою фирму, связанную с рынком ценных бумаг, и я, выпустив оба класса, взяла академический отпуск. 

«Ученику ничего не будет, а учитель всегда не прав». Что не так с нашим образованием
Подробнее

В школе учителя, проработавшие больше 10 лет, могут на год уйти в академический отпуск. Этот год учитель может использовать по своему усмотрению: написать научную работу, отдохнуть от напряжения, попробовать себя в других направлениях. Я использовала эту возможность, ушла в академический отпуск, а после него уже уволилась полностью. К этому времени у нас было свое предприятие, мы развивали различные направления. Эта работа стала моей основной. 

На смену работы повлияло еще и то, что ситуация в семье складывалась не лучшим образом. Я поняла, что на учительскую зарплату одной детей не выучить. В 2007 году мне исполнилось сорок лет, я развелась с мужем и стала уходить из школы. 

Самым верным соратником была в те времена дочь. Ей было 14 лет, это такой возраст сложный. И те два года она «воспитывала» себя сама. Взяла на себя часть домашних обязанностей и еще помогала с бабушкой, которая тогда болела.

Страхов было много, боялась, что я одно разрушу, а другого не смогу создать. Есть такое понятие – педагогический стаж. Мне до его окончания, до минимальной пенсии, оставалось семь лет.

Учителя кричали в один голос: «Как это? Ты не будешь зарабатывать педстаж?» А я решила, что не буду.

Может быть, это и с разводом связано: захотелось кардинально изменить все. 

Но все эти страхи как-то прошли. Да, это было очень непросто. Во-первых, физически я очень уставала. Плюс пришлось сесть за руль и научиться водить машину буквально за два месяца. Нужно было курсировать между школой и второй работой, а это занимало время. 

Очень помогли друзья. Когда я не могла вечером освободиться и забрать дочь из художественной школы, любая из моих подруг по звонку ее забирала. 

Когда я только начинала работать, мы проходили краткосрочные курсы у себя в городе в больших компаниях. На первом этапе мне этого хватало. Плюс сама изучала литературу, проходила онлайн-семинары. А потом возникла необходимость более серьезного обучения. И в течение полугода мы прошли большой обучающий курс, сдали серьезный экзамен в Москве и получили сертификаты профессиональных участников рынка. Сейчас я – трейдер и дипломированный специалист по работе с ценными бумагами. 

Мы покупаем ценные бумаги, продаем их на рынке и занимаемся обучением трейдеров. Для работы нужен очень большой объем информации. Это и краткосрочная дневная аналитика, и долгосрочная, из серии фундаментального анализа. Работаем и в течение одного дня: через онлайн-программы продаем и покупаем бумаги, и на долгосрочное инвестирование, когда какие-то бумаги могут по несколько лет лежать и работать. 

В нашей работе очень большие финансовые риски. Это только в фильмах показывают, как раз, и по щелчку работник становится богатым и дальше только попивает коктейли. На самом деле это тяжелая работа, энергозатратная, рискованная. 

Рабочий день трейдера начинается до 10 утра (в 10.00 уже начинаются торги) и может длиться до 23.00 часов. Но сейчас активно сама не торгую. Может быть, это и с возрастом связано. Мне 51 год, и с 20 лет я напряженно трудилась. Сейчас, если появляется возможность не сидеть целый день на работе и муж справляется в офисе один, то я с удовольствием занимаюсь домашним хозяйством. Семейный бизнес позволяет это делать, а свободный график – мечта женщины.

Да, тот хороший знакомый, с которым я начинала работать, стал моим мужем. По финансам все очень волнообразно. На жизнь зарабатываем, но я бы не сказала, что мы – богатые люди. Но дело даже не в деньгах, а во внутреннем удовлетворении. Все время, что работаем, мы постоянно развиваем новые направления и принимаем решения сами: нужно нам это или нет. 

Я много лет работала в школе, у меня тесные отношения с учителями, к тому же дочь еще там училась, и я периодически заходила к ним. И вот уже порядочно лет прошло, но тот вопрос, который мне задавали бывшие коллеги, до сих пор в памяти. Они спрашивали: «Сколько ты получаешь?» Работа в бюджетной организации и работа в бизнесе – это два разных вида психологии.

Вы понимаете, что я ничего не получаю? Я должна каждую копейку заработать.

Независимо от того, есть у нас прибыль или нет, аренду мы должны заплатить, интернет должны оплатить, налоговые отчисления должны сделать. 

Если честно, я не скучаю по ученикам, хотя у нас с ними очень хорошие отношения. Я не сторонник глубокой дружбы учеников и учителей, мне это не нужно. Этот период в жизни закончился, мы друг другу рады, но не более.

Ольга Васильева: Дефицит учителей в школах России составляет 1%
Подробнее

Много лет я была завучем, а завуч по воспитательной работе – это работа и внутри школы, и внутри города и даже области, тем более, у нас школа была гимназией, и мы в свое время гремели на весь Северо-Запад. Мне, наверное, этого не хватает. Но в школу я вернуться не хочу. 

Я не работаю в школе с 2010 года. Но есть ощущение, что у некоторых людей, там оставшихся, нет своей жизни. Их до сих пор волнует, с кем я встречаюсь и за кого я вышла замуж. Вы не поверите, но это правда.

Человеку всегда проще плыть по течению и быть в группе. Многие живут и боятся: «А что скажут? А как бы чего не вышло». А на самом деле все самые удачные изменения всегда за зоной привычного комфорта!

Из строителей в спасатели

Александра Саминская

– Изначально я училась на биофаке и вполне всерьез планировала заниматься наукой. Были перспективы, гранты. А когда его закончила, выяснилось, что в данный момент мне могут предложить четверть ставки на кафедре с зарплатой в целых две тысячи рублей в месяц. А я уже на старших курсах работала менеджером по продажам, в маркетинге, в пиаре, в рекламе, это было мне интересно. Естественно, тут мой биофак и закончился. Стоит отмотать еще раньше: это был, возможно, ошибочный выбор с точки зрения образования. Я хотела заниматься медициной, но при поступлении не сошлись карты: где-то не дотянулась и в медицину не ушла. 

Дальше я вышла замуж, и у нас был совместный строительный бизнес. Родилось двое детей. Я занималась документами, работами, во все это вникала. Мне нравилось то, что я делаю, нравился результат. Мы вели проекты по строительству загородных домов, и был год, когда я за несколько месяцев купила восемь кухонь. Съемные дома обставляются всегда такой простой мебелью из «Икеа». Я могла обставить дом с закрытыми глазами, знала наизусть все размеры и площади. Так прошло 10 лет.

О биофаке я за это время вспомнила один раз, когда заканчивала курсы ландшафтного дизайна. Надо было понимать, как делать дренаж на участках, как раскладывать траву. Плюс биофак дает широкий кругозор, и хорошее образование Санкт-Петербургского государственного университета никогда не бывает лишним. 

Сначала это было просто хобби. А дальше оказалось очень интересно.

Мне всегда нравилось оказание первой помощи, и в какой-то момент я пошла на курсы добровольных спасателей. Это был вариант хобби. За несколько лет до того, как я туда попала, несколько моих друзей тоже закончили эти курсы и присоединились к добровольному спасательному отряду. Я так или иначе варилась в их историях. 

Добровольческий поисково-спасательный отряд в Петербурге возник больше 12 лет назад. Изначально это была группа друзей-туристов, которые в свободное время ходили в походы. В какой-то момент они закончили курсы спасателей, чтобы у них в руках были инструменты для помощи в случае, если кто-то из товарищей попадет в беду. А потом возникла мысль, что хочется применять свои навыки не только в горах или в лесу, но и помогать людям. Появились наработки и методики поиска, сейчас они используются по всей стране. Ребята заключили договор с ЦУКС (центр управления кризисными ситуациями – прим. ред.). В тот год, когда я пришла, было невиданное количество поисковых работ, аж 147. Это был дикий всплеск. И никто никогда не думал, что в 2018 году заявок на такие поисковые работы будет 1024 за сезон. 

Александра Саминская

Дальше история была банальная. У меня все было в порядке, был прекрасный мир: работа, семья, двое подрастающих детей. А потом жизнь радикально изменилась. 

Так получилось, что мы с супругом разошлись. И я решила, что не стоит биться за бизнес: в тот момент мне все это уже немножко надоело. В голове созрело решение, что надо менять жизнь. Стало понятно, что есть в жизни вещи, которые мне нравятся, доставляют удовольствие. Я плавно перетекла из строителя в инструктора по первой помощи.

Я потеряла в деньгах, но приобрела больше: я стала собой.

Да, было тяжело. Боюсь скатиться в штампы, но это был момент разрушения иллюзий. Стало понятно, что дальше надо идти самой и разбираться со всем самостоятельно. 

Меня поддерживала и поддерживает семья, и это здорово. Близким вообще все равно, как я работаю и кем: на их отношение ко мне смена работы никак не повлияла. Для них это было логичное продолжение того, что я делала. 

Типичный волонтер — как понять, что и вы можете стать добровольцем
Подробнее

Понятно, что, если кого-то учить, надо самому знать и уметь больше: закончить курсы, получить документы инструктора, заниматься, тренироваться. Это произошло не за один месяц: вот я решила и пошла. Этот процесс занял несколько лет. Позже пошла еще учиться на фельдшера, сейчас я на третьем курсе. Получение среднего специального образования после высшего – это всегда очень специфическая история. Ты приходишь и учишься вместе со школьниками. Это немного странно, конечно. Но раз я так решила, то пойду до конца, тут без вариантов. 

Мне была важна первая помощь, это увлекало и нравилось. Сейчас я работаю инструктором по оказанию первой помощи, учусь на фельдшера и остаюсь волонтером. И работа, и учеба, и хобби тесно сплелись. 

Когда я уходила из строительства, я подустала от продаж. Думала, что там все очень нервно, тяжело. Заказчики были нервные, рабочие были нервные, все время какой-то цейтнот. Я не знала тогда, что то, чем я сейчас занимаюсь, будет еще более нервным. Да и цейтнота в жизни прибавилось. 

Всем кажется, что если ты занимаешься бизнесом, то должен обладать акульими навыками: беспринципностью, жесткостью. Есть такой стереотип. У меня другая позиция: я всегда делала проекты, которые мне нравятся, неважно, что это было. Если относишься увлеченно – к работе, учебе, предпринимательской деятельности – то все как-то гармонично вписывается в жизнь. 

Из библиотекарей в продавцы и обратно

Александр Семячко

– До библиотеки был книжный – были разные должности, итогом стала должность заведующего магазином, довольно большим. Я проработал полгода и ушел в библиотеку. Это казалось логичным, я не так много всего умею. Поискал вакансии и довольно быстро оказался в Измайловской библиотеке.

Там проработал около четырех лет. Неплохо работалось, брали меня на должность библиотекаря 1-й категории, сделали потом ведущим библиотекарем. Библиотекарь берет на себя функции методиста и библиографа. У ведущего библиотекаря чуть больше обязанностей: разработка проектов, привлечение к ним других сотрудников – что-то вроде менеджера. Это плюс: если ты что-то хочешь делать сверх своих обязанностей, это только приветствуется. Так, конечно, не везде.

Что касается зарплаты – она зависела от моей инициативы. Честно скажу, если бы мне платили те же самые деньги за то, что я делаю минимум, я бы делал минимум.

Александр Семячко. Фото: Анна Негребецкая / neva-room.ru

Почему я ушел оттуда? Был проект, я участвовал в рабочей группе, в разработке. Было помещение, использовали его как склад в основном. Появилась задумка сделать из него современное пространство для студентов вузов поблизости, и это должно было быть действительно круто, был бы шажок. Но проект был заморожен. Вроде бы на этой стадии он сейчас и находится. Мне казалось, что если бы он был реализован тогда, то меня бы как раз поставили им заведовать, дали бы полностью подобрать команду, выбрать направление деятельности – уже был готов, уже хотелось. Такое «схлопывание» меня обескуражило, я расстроился. Выход был один – уволиться. 

Я к тому времени уже основательно интересовался велосипедами, и довольно быстро подвернулось объявление о наборе продавцов в веломагазин. Решил хотя бы на время превратить хобби в работу.

Такие решения принимаю быстро, пара дней, и все. Что касается реакции окружающих, я их совсем не спрашиваю.

Единственный раз был, когда послушал вместо себя всех остальных: «Это же круто, такая должность, иди!», – и пошел со старшего продавца в книжном магазине на заведующего, не чувствуя себя готовым. И это было неудачное решение: после этого я уже никогда и никого не слушаю, кроме себя.

В целом на новом месте было неплохо. Мне вообще нравится продавать, и я люблю велосипеды. Но если смотреть на соотношение интенсивности труда и денег, которые за это платят, конечно, был дисбаланс. В соответствии с какими-то идеальными представлениями такие деньги люди должны и могут получать за меньший труд.

Так я проработал год. Самое главное – смена обстановки. Я посмотрел на другие типы людей, их истории, особенности. Еще чуть-чуть «прокачался» в велосипедах, стал лучше в них разбираться.

Пушкин и его эмодзи. Как заманить подростка в библиотеку
Подробнее

Про вакансию в Маяковке мне рассказала знакомая – освобождалось место заведующего одним из отделов. Как и в предыдущих случаях – сходил, побеседовал и оказался снова в библиотечном пространстве. Единственное волнение поначалу было из-за неизвестности: я не знал положения дел, не знал, как там все устроено и что предстоит делать.

Любимый вопрос у всех ко мне – про любовь к чтению. Я люблю, конечно, читать, но в библиотеке работаю по другой причине. Любая библиотека Петербурга, и речь только о Петербурге сейчас, – достаточно стабильное место работы. Если ты уже поработал и понял, как здесь существовать комфортно для себя самого, то сюда не грех «притянуться» снова.

На нынешнем месте работаю примерно полтора года. Если на момент предложения стать заведующим в большом книжном магазине я не был к этому готов, то сейчас, по моим ощущениям, уже дорос до этой позиции.

Я не считаю, что у каждого человека есть какое-то «свое» место. Но если я не прав – да, я нахожусь на нем.

Часто вопрос про амбиции возникает. Знаете, это непопулярное мнение, но человек в ходе своего взросления должен избавляться от амбиций, ему так будет комфортнее, проще жить. Комплексы и амбиции – это то, чем мы привносим в мир, в общество, в природу, рукотворную и нерукотворную, раздражение и агрессию. Не я – автор фразы, просто я ее как-то услышал, и она показалась соответствующей моему мироощущению. Я стремлюсь к этому.

Хотеть чего-то вообще не надо: какие-то варианты действий будут всегда, их можно просто выбрать. Я ничего специально никогда не искал, все возможности появлялись сами собой, в том числе последняя. Мне не близка парадигма успешности. Я люблю вкусно поесть и сладко поспать. Если могу этих целей достичь с минимальными для себя усилиями, я доволен. А показывать еще кому-то другому, как я этим доволен – зачем?

Фото: rawpixel.com

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: