Константин Ковалев-Случевский: ТВ-канал о религии – без ярлыка “православный”

Одной из актуальных тем сегодня стала тема телеканала о религии. Возможно ли создание такого федерального телеканала и, в частности, канала о Православии? Каким он должен быть?

О возможном федеральном телевизионном канале о религии рассуждает Константин Ковалёв-Случевский – писатель, историк, путешественник, комментатор телеканала ТВ-Центр, автор и ведущий цикла фильмов “Виват, Россия!” (1-й канал), профессор Института журналистики и литературного творчества.

Константин Ковалев-Случевский

Как это ни странно, но когда мы говорим о “телеканале о религии”, важна терминология. Неверно формулировать проблему, употребляя термин «религия». Этого термина мы не встретим в Библии вообще, то есть – важно! – включая Новый Завет.

Для нас наша вера – это Путь, Истина и Жизнь. А «религией» это стали называть в позднее время, в особенности в эпоху Просвещения, в особенности атеисты, чтобы приклеить к тем, кого они очень не любили, определенный ярлык.

Поэтому никакого телеканала о религии быть не может. Как только вы попытаетесь его создать, он сразу же превратит саму идею в фарс, отделит тех, кто «привержен религии», ото всех остальных, а главное – от Пути, Истины и Жизни.

Употреблять термин «православное телевидение» тоже странно, ибо это предполагает разделение аудитории на «своих» и «чужих». В XIX столетии, например, российские писатели, будучи православными, не подписывались «православные писатели». У Бунина была визитка – «литератор», и было бы странно, если бы на ней была надпись «православный литератор», согласитесь.

По этой причине «федеральный канал о религии» невозможен и не нужен. А что нужно? Нужен канал – полноценный, профессиональный, передовой, умный, серьезный и развлекательный, жизненный, обо всём и про всё, то есть – канал Пути, Истины и Жизни, только без ярлыков типа «православный» или «религиозный».

Сделайте так, чтобы зритель сам понял, почувствовал, поверил вам, что те, кто делает канал – люди духовные, образованные, понимают глубину мира и творения, для них Вселенная и Космос – не пустой звук, даже когда они подготовили программу о еде или о спорте. Понимаете? Это не так просто. Нужно уметь не выделять себя из сонма других. То есть – телевидение должно быть самой жизнью.

Это очень трудная задача. Она под силу мыслящим людям, действительным профессионалам. И это в первую очередь – кадровый вопрос.

Следующий момент – каким должен быть канал о религии?

Что такое современный теле- или киногерой? На чем мы воспитываем своих детей? До сих пор на детских каналах ТВ идут фильмы типа «Кортик», «Мальчиш-кибальчиш», «Белое солнце пустыни»… А ведь очень многое в воспитании построено на нюансах. Например, в «Неуловимых мстителях» пьяные попы стреляют по крынкам с молоком, и на этих фильмах вновь воспитывается очередное поколение детей. Получается, что до сих пор все «белые», включая «попов» – негодяи и враги, а все «красные» – хорошие.

Только что на ТВ показали парад военных оркестров на Красной площади, и там казаки в старинной форме, пострадавшие от Советов как никто, скакали под… музыку из «Неуловимых»! То есть путаница в головах невероятная до сих пор. Я не ругаю эти фильмы или теле-трансляции, но нам нужно создавать новых, современных героев, которые были бы высокодуховными людьми или примерами для подражания.

Увы, но так называемые «православные телеканалы» нынче весьма скучны и однообразны. Они слишком, так сказать, «церковны», оторваны от реалий жизни, в них отсутствуют целые пласты телевещания, присущие другим – светским – каналам. А почему? Наш идеал – монастырское житие? Мы хотим подсматривать за жизнью с помощью видеокамеры из щели в высокой стене далекой обители? Если так, то тогда вообще нет смысла говорить о телевещании, тем более – православном.

Есть исследования всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), когда на вопрос: «Нужны ли религиозные телепередачи?», – положительный ответ давали от 1,5 до 2 процентов населения. Это ничтожно мало! Кто-то говорит с трибун, что надо выпускать больше православных программ, а оказалось, что людям этого не надо.

Зато многие опрошенные высказались в пользу сериалов и информационных программ. А эти информационные программы и сериалы могут придерживаться христианского взгляда на жизнь, даже если при этом в их названии не будет употребляться слово «православный». Тогда это будет интересно. А сейчас в православных программах много скучного и нудного морализаторства. Проповедь, конечно – не чужда телевидению. Но она должна преобразиться на телевидении в такой формат, чтобы он стал востребован, ожидаем, стал массовым.

Чтобы это стало возможным, многое нужно преобразить, в том числе в стране. Приведу пример из нелюбимой у нас страны – США, хотя это, между прочим, очень религиозная держава. Со времен Кеннеди, который публично объявил себя католиком на выборах, у американских президентов появилась религиозность в политике. Через двадцать лет президент Джимми Картер начал использовать слово “Бог” в своих речах, и это стало нормой для сегодняшних президентов. Поэтому о «религии» там на телевидении говорят все напрямую.

Наши же политические лидеры бывают на богослужениях, крестятся, но никто из них никогда не говорит о Боге, хотя Россия исторически считается православной страной. И пока будет продолжаться отделение одного от другого, то телевидение не будет православным.

Константин Ковалев-Случевский у Большого театра в Москве

Мы называем «православными» скучные передачи проповеднического толка, вместо того, чтобы говорить в православных передачах о том, что интересно людям: о детях, о семье, о сексе, о спорте, об экономике, о политике, о культуре, о ЖКХ, о мировых событиях.

Что важно человеку, который находится в Церкви? Какие самые главные события происходят в его жизни? Взросление, создание семьи, рождение детей – если об этом говорить на нормальном, привычном языке, то получатся хорошие православные передачи. Они будут добрыми и умными. А если каждый раз делать акцент на «сугубой православности», то и останутся те самые 1,5-2 процента зрителей, а остальные переключатся на другой канал.

Меня иногда спрашивают: смотрю ли я сам православные телепрограммы?

Отвечаю: практически нет, только как телекритик, ибо веду рубрику о ТВ в «Литературной газете» и преподаю тележурналистику в вузе. И еще потому не смотрю, что сам их делал. Вел передачу «Канон», комментировал прямые трансляции богослужений на Центральных телеканалах параллельно с Н.И. Державиным, работал ведущим в информационном телевизионном агентстве при Патриархии. Знаю, как все это делается, и потому мне скучно. А чтобы не было скучно, надо делать… абсолютно светское телевидение. Парадоксально, но факт.

И еще. Часто (или даже – всегда) создатели православных программ стараются уходить от конфликтов, всё делается как-то плавно, умильно, иногда даже слащаво, с лирической подоплекой. А ведь конфликт должен быть всегда. Драматургия жизни неизбежна.

«Не мир вам принес, но меч». Православие – это религия конфликтов, религия неудобства (употреблю здесь слово «религия» для понимания). Оно для многих необычно – надо менять образ жизни, делать непривычные вещи. Надо постоянно прилагать усилия. И телевидение должно быть таким же. Не может быть там полного спокойствия. Успокоенный человек обязательно пропустит что-то важное.

У меня есть друг, он фрескописец и к тому же – католик. При этом – он расписал несколько десятков православных храмов (!) в Средиземноморье. Недавно его рукоположили в католического священника. Он руководит общиной в Италии, где ухаживают за инвалидами и очень больными людьми. К нему туда съезжаются люди со всего мира, бросают всё и живут годами, бок о бок, ухаживая за одним конкретным инвалидом, кладут на это всю свою жизнь. Это иллюстрация к разговору о неудобстве, поскольку настоящее христианство – конфликтно, трудно и неудобно.

У меня есть свои секреты, как можно было бы создать такой канал, и спешить делиться ими я не буду. Но воплотил бы их с командой, которую бы создал с нуля. Людей нужно подготовить к такой работе, увлечь. Непростое это дело. Выскажу несколько мыслей, которые могут быть полезны.

Сегодня с «религией» можно сравнить даже наше светское телевещание. Объясню почему.

Телевизор нынче во многих домах – увы – вместо иконы (или алтаря), в красном углу дома. Но кто смотрит на обитателя такого жилища с экрана, или какие он зрителю «знаки подает» – сами знаете, сразу и не ответишь. «Ящик» или «панель» фактически заменили людям домашний очаг.

Пришли с работы, с холодной улицы, включили, «огонёк» загорелся, стало «теплее». По сути – это электронный камин, который, правда топится не хозяевами дома, а каким-то странным субъектом, существующим «по ту сторону».

Телевизор – друг и родственник. Выручает при стрессах. А для некоторых людей – просто таблетка от одиночества, возможность «общения с миром». В конечном итоге – разговоры зрителя с телевизором (реальные или мысленные) стали чем-то похожим на медитацию, реакция на него – чем-то напоминающим обряд ежедневного соединения с «живоносной сутью», а ожидание тех или иных программ и передач – сродни интересу к регулярным проповедям.

Телевидение – религия еще и потому, что в него… верят! По данным всё того же ВЦИОМа, подавляющее количество зрителей доверяет тому, что было сказано с экрана. Сомнения, конечно же, присутствуют. Ну а какая же религия без сомнений!

Вот так и существует гигантская по своим масштабам «церковь», объединяющая миллионы людей, причем разных мировоззрений, в огромную армию фанатов, излечить которых не способен нынче ни один специалист. Мы живем в эпоху, когда телевизионный «храм» клонирован в каждом доме, а виртуальное «Останкино» уже стало зрительским «Ватиканом». Власть «серых кардиналов телевидения» сегодня настолько сильна, что даже на глазах у изумленной публики можно сделать из мухи слона, и миллионы в это поверят.

А на примере православия можно привести примеры не очень дальновидного подхода к телевещанию: как я уже говорил – ТВ и радиоканалы, программы называются «православными» априори. Однако следовало бы технологично и профессионально создавать не «православное телевещание», а делать само телевидение – православным. Такая установка более понятна зрителю. Важно не декларирование, а суть.

На данном пути создателей таких телеканалов ждут подводные камни и типичные проблемы. Попытаюсь их вкратце перечислить (даже если где-то и повторюсь).

На мой взгляд, главными «ошибками» так называемого «православного телевещания» являются:

– прибавление к названию телеканала или программы эпитета «православный», что сразу же отделяет это СМИ от остального мира;

– на экране ведущие и герои одеты в утвержденные канонами одежды или внешне выглядят соответственно определенным нормам;

– язык и речь ограничены принятыми нормами и отяжелены архаизмами;

– боязнь открытого и откровенного диспута с инаковерцами или атеистами;

– перевод иногда большей части вещания на трансляции служб, которые вряд ли заменяют богослужение в реальности;

– почти полное устранение светских программ из эфира (в особенности, связанных с юмором, развлечениями, спортом, криминалистикой или интимной жизнью человека), то есть, урезаются эфирные технологии и жанры, а бытовые проблемы, важные для людей, освещаются до ограниченного предела;

– новостные передачи, как правило, ограничены внутрицерковными темами, а зачастую освещают действия лишь высоких иерархов;

– слишком много проповедей, нравоучений и назидательности, причем, как правило, подающихся несколько скучно;

– передачи и программы строятся не от «противного», а от «позитивного», хотя зачастую восприятие зрителя построено наоборот;

– трансляции цензурируются, однако, отсутствует сам источник цензуры, «высший цензор» лишь подразумевается, оценка продукции заменяется самоцензурой, еще более сильной, нежели самоцензура в светском ТВ или любая политическая, идеологическая и общегосударственная цензура.

В общем – есть над чем задуматься…

Читайте также:

Иван Семенов: Православный телеканал не должен быть православным телеканалом!

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: