Вячеслав Нарский, студент Гуманитарного института телевидения и радиовещания, опубликовал книгу со 100 интервью ветеранов «Живой голос Победы». Скоро выходит вторая книга серии. Автор рассказал «Правмиру», как он встретился за пять лет с 400 ветеранами, почему это важно и как каждый из нас может помочь поколению Победы.

Впервые Вячеслав оказался у нас в гостях шесть лет назад. Два дня он записывал многочасовое видеоинтервью с моей бабушкой Ниной Николаевной. Она вспоминала свою жизнь, пела с ним военные песни, сфотографировалась на память. И тогда Слава поделился, что хочет поговорить с ветеранами, записать их рассказы, чтобы сохранилось как можно больше их воспоминаний и свидетельств о военном времени, которое уходит от нас все дальше. Его планы казались нереалистичными: надолго ли может хватить энтузиазма у 18-летнего парня?

Сегодня Вячеслав Нарский — член Союза журналистов России, руководитель патриотического проекта «Живой голос Победы» рассказывает, как ему удалось осуществить задуманное.

Вячеслав, как и когда возник ваш интерес к Великой Отечественной войне?

— Началось все со странных совпадений. В первом классе к нам в школу пришли ветераны. Одного из них звали Август Алексеевич Бачинский. Мне так понравилось — он Август, а я в августе родился. Как потом оказалось, родились мы в одном месяце, августе. Тогда меня просто зацепило имя, редкое, необычное. И я попросил вместе сфотографироваться. Теперь у меня тысячи фотографий, где я с ветеранами.

Ветераны Тихоокеанского флота и Вячеслав Нарский. Апрель,2004 г.

В 9-м классе меня попросили организовывать встречи с ветеранами района. Я учился в школе с патриотическим уклоном имени адмирала Николая Герасимовича Кузнецова, и у нас были военные фестивали и праздники. Много лет я собирал ветеранов на эти праздники. Теперь моя помощь уже не нужна, приглашать некого. Все ушли…

9-10-й класс — это такое время, когда люди больше думают о себе и своем будущем… Но чтобы о ветеранах?

— Сейчас это настолько редкое явление, чтобы в школу пришел живой участник Великой Отечественной войны… Не все понимают, кто это приходит в орденах. Не все этим интересуются. Да и вообще сколько несправедливости по отношению к этому поколению. Это отдельная история. Кого-то не удается похоронить с военными почестями, у кого-то проблемы с квартирами.

На первом курсе института в 2014 году я взял свой старый, еще школьный блокнотик со списком номеров — он до сих пор со мной — и начал договариваться о первых интервью. Один ветеран знает другого, другой — третьего… Я регулярно хожу в Олимпийский реабилитационный центр и в пансионат в Коньково, с кем-то и там знакомлюсь.

Как работать бесплатно и не выгорать

— Понятно, что сначала многое делается на энтузиазме, а потом обычно выгораешь. Нет у вас такого чувства, что за шесть лет вы устали от этой работы?

— Нет, мне не надоело. Хотя друзья иногда говорят: «Ты не работаешь!» Общение с людьми — это особого рода работа, и это непросто. Это тяжелый труд, эмоционально затратный, пусть и замешан на интересе. Да, я не работаю за деньги, но иногда я выжимаю ресурс жестче, чем кто-то после девятичасового рабочего дня. И я устаю не меньше, чем если бы работал за деньги.

Мечты невидимых стариков. Что делать, чтобы пенсионеры не сходили с ума в одиночестве
Подробнее

Вчера ездил в Сергиев Посад. У меня там два ветерана живут, с которыми я дружу. Купил цветы, отвез книги, пофотографировались, посидели, поговорили, выпили чаю, настойки. Я уже перепробовал, наверное, все, что можно, от домашнего пива и заканчивая известными брендами водки и коньяка. Как отказать, если человек, фронтовик говорит: «Как, ты со мной не выпьешь?» Но и не в том, конечно же, дело, чтобы выпить или не выпить, человеку надо выговориться, и чтобы его слушали, причем не по верхам, а по сути. Я хорошо это прочувствовал. А усталость… Усталость — это одно. Выгорание — совсем другое. Выгорания не ощущаю.

Я знаю, что в гости к ветеранам вы никогда не приходите с пустыми руками. Это их фотографии в рамках, цветы, что-то к чаю.

— Да, всегда хочется сделать приятное. Тут еще надо понимать, что покупать человеку, которому за девяносто. Что-то такое мягкое, зефир, пастилу и, к примеру, бананы. А как-то приходил зимой к одной бабушке, купил ананас. Она говорит: «О, а я как раз люблю ананасы!» Когда денег нет на карте, то всегда ребята из группы «Живой голос Победы» помогают собрать. Первые года два я на подарки и цветы тратил только свои деньги, никаких сборов не делал. Тысяч по тридцать в год получалось, а потом ребята стали помогать.

А можно поподробнее об общении с ветеранами? Есть, наверное, какие-то сложности? 

— Ты слушаешь иногда тяжелую историю. Эмоционально отдаешь себя. Иногда пообщался со старым человеком несколько часов, а потом отдыхаешь несколько дней. Потому что полностью эмоционально истощен. И физические нагрузки вдобавок. У меня всегда с собой портфель. Там пятикилограммовый штатив и камера. Получается, что я всегда ношу на спине семь-восемь килограммов.

— Что же вас все-таки наполняет, почему вы продолжаете все это делать?

— А кто этим будет заниматься? «Хватит этим заниматься», — так мне иногда говорят и мои родители. Причем это работа, которую нельзя отложить на завтра… Вот я должен был на днях встретиться с одним фронтовиком, а перенес на пару дней — и не успел, он умер.

Я иногда даже просыпаюсь с мыслью, что фронтовое поколение уходит. Уходит история. Уходят живые легенды. А наша задача — это дать ветеранам понять, что они не забыты как люди и как участники великой войны, что те события не забыты.

Зинаида Константиновна Иванова (1927-2015) и Вячеслав Нарский. Январь 2015 года.

Все же сейчас мне немного проще. Я начинал один с несколькими друзьями. Теперь шесть лет спустя у нас уже команда 30–40 человек. Правда, многие из них живут в других городах, заняты, работают, а я посвящаю этому все свое время.

У вас есть в проекте ветераны, с которыми вы подружились?

— Да, есть те, с кем больше общаешься и начинаешь дружить, кто тебя называет другом, как ваша бабушка Нина Николаевна и ваша семья. Я в соцсетях всегда пишу про своих ветеранов — «друг проекта». И они меня называют другом. Хотя разница в возрасте у нас больше 70 лет.

Алексей Дмитриевич Чистоходов и Вячеслав Нарский

Если бы у меня спросили — где бы ты хотел жить, то, наверное, я бы хотел пожить в Советском Союзе. Посмотреть, как там жилось моим друзьям. Все они воспитывались в эпоху Сталина, а стали такими интеллигентными, много чего добились…

И это круто, что я общаюсь с людьми, у которых такая длинная жизнь. У меня несколько столетних есть. Сегодня у бабули был, ей 103 года. Давно с ней общаюсь. Спрашиваю ее, как прожить до 103 лет. А она смеется — нет у нее на это ответа. Война закалила то поколение.

— Моя бабушка, когда ей восстановили зрение, первое, что спросила, это когда она увидит книгу со своим интервью. Мне кажется, многим вы возвращаете смысл жизни.

— Я получаю от этого удовольствие — от того, что даю какую-то жизненную энергию. Какой-то вклад в жизнь человека. Мне многие ветераны говорят: «Спасибо, Слава, что вытаскиваешь нас на разные мероприятия, даешь поддержку, не позволяешь сидеть на месте». Даже если ветеран пришел на презентацию книги или на другую какую-то встречу только раз в год. Потом он долго вспоминает об этом, рассказывает родственникам, друзьям. Про ту же самую книгу. Что эта книга — она про него. Кто-то шутит, что не умрет, пока книга не выйдет.

Я стараюсь со всеми общаться на равных. Мой дедушка, ему 78 лет, бывает, обижается, говорит: «Вот доживешь до моих лет». А я ему всегда отвечаю: «Да ты — еще не такой взрослый, как мои подопечные». Я люблю, когда люди похохочут, посмеются и забудут про неприятности.

Наша книга — это учебник историй

— А есть какие-то особенно запомнившиеся истории?

— Когда издавали нашу первую книгу, я писал, что эта книга — не учебник истории, а учебник историй. И мне трудно выделить какие-то. Каждая из историй важная, особенная. И воспоминания генерала, и — ребенка, пережившего блокаду Ленинграда. Эти люди последние, кто может рассказать настоящую, может быть, не всегда приятную правду о событиях войны и о том, как сложилась их жизнь дальше.

И не у всех война была героической в таком привычном понимании слова. Вот недавно общался с медсестрой, Виноградовой Ларисой Константиновной, которая работала на 3-м Украинском фронте, была легко ранена. Она долго сопротивлялась, все говорила: «Я не герой, таких, как я, было много». И вот я ее уговорил, а так бы никто ее истории и не узнал. Оказалось, что она награждена медалями и орденом.

Лариса Константиновна Виноградова

Кто-то уходил на войну, чтобы выжить и помочь членам семьи. Владлена Соломоновна Фум рассказала, что, если бы не ушла на фронт, ее семья умерла бы с голода. А в действующей армии была норма пайка определенная, которая позволила выжить. Она прошла всю войну, работала радиотелеграфистом, участвовала в освобождении Украины, Польши и Чехословакии. Была награждена медалью «За боевые заслуги». И тоже не считала себя героем…

Владлена Соломоновна Фум

— Сложно ли было выпустить первую книгу? Она сделана очень качественно. 

— Мы делали книгу для того, чтобы она была достойна находиться у участников войны. Это не брошюрка, это не какой-то буклетик, это твердая обложка и 600 страниц. Сборник историй и альбом фотографий. У нас работала целая команда и дизайнер.

На издание книги мы собрали деньги на Planeta.ru. Многие обычные люди, те же студенты, нам помогали. Хотя нас подвел человек, который обещал помочь напечатать первую книгу. И нам пришлось еще дополнительно собирать 100 тысяч, чтобы напечатать в другой типографии. Потерянного времени очень жалко. И сейчас обидно, что многие из тех, кто во второй книге будет, уже ушли из жизни. Нам надо торопиться, иначе некому будет вручать книгу.

Как вы видите войну после такого количества интервью? 

— Как говорил один фронтовик, Альфред Леонидович Днепров, он ушел из жизни 9 мая 2018 года, война — это работа, грязная, кровавая и тяжелая, потому что ужасно видеть, как умирают люди рядом с тобой в траншее. Я сейчас читаю Ремарка «На Западном фронте без перемен». Эта книга мне напоминает все то, что я слышал в интервью. И про вшей, и про фронт, и про семью, и про чувство товарищества. Она прямо как будто — про Вторую мировую войну, хотя и написана про Первую.

— В вашей книге есть интересные факты о быте того времени. Моим детям было удивительно то, что солдаты, например, ели из касок…

— Есть какие-то детали, в которых все мои истории соприкасаются, сплетаются. Часто думаю, что где-то я это уже слышал. Для меня вот было интересно, как делили хлеб, сухари, чтобы никого не обидеть. Сухари были разного размера. Один боец отворачивался, а другой доставал сухари из мешка. И тот, кто отвернулся, говорил, кому из товарищей этот сухарь отдать. Как в игре в фанты. Есть ребята, кто собирает воспоминания и прямо специализируется на бытовых деталях. Я особого внимания этому не уделял.

Много ли верующих среди тех, с кем вы говорили?

Священники и монахи — ветераны Великой Отечественной войны
Подробнее

— Сложно оценить. Кто-то говорил про силу молитвы, кто-то крестик с собой брал, кому-то мать молитву зашивала в одежду.

А для кого-то просто была какая-то сила, которую они называли «его величество случай». Что-то такое, что заставляло выбежать из окопа или блиндажа за несколько минут до взрыва.

И некоторые говорили, что знали, что не погибнут во время войны. И рассказывали, что бывало и наоборот. Какие-то их товарищи заранее чувствовали, что не вернутся из боя. Они перед этим боем надевали чистую одежду, писали прощальные письма родным.

Кому больше всего нужны ваши книги? Какая их главная цель?

— Я передаю память. Кто-то же должен ее передать? Вот я ее и передаю. Почему мы плохо знаем Первую мировую войну? Не было таких технологий тогда. Сейчас я делаю фото, видео, превращаю видео в текст.

И это не про сохранение истории о Великой Отечественной войне, а про сохранение истории каждого конкретного человека. Я многим лично пообещал, что мы, пока живы, наше поколение, мы будем про них помнить, когда они уйдут из жизни.

В конце каждого интервью я всем ветеранам задаю вопрос, прошу дать напутствие молодому поколению. Почти все напутствия про то, что надо сохранить мир и любить Родину, любить людей.

День Победы для меня главный праздник в году

Вы бы хотели, чтобы сохранилась традиция празднования Дня Победы? Сейчас часто говорят, что лучше бы вместо этого был День скорби и памяти. Как вы к этому относитесь?

— Для ветеранов — это праздник. И для меня День Победы — это главный праздник в году. И традиции я бы тоже хотел передать: вспоминать своих предков, петь военные песни. Есть несколько таких эмоциональных песен, которые всегда поднимают фронтовиков на ноги. Песня «Вставай, страна огромная» или песня «Поклонимся великим тем годам». И я, если бываю на мероприятиях, где нет фронтовиков и звучат эти песни, я всегда встаю, так как понимаю — они бы сейчас стояли…

Как вы обычно отмечаете День Победы?

— В прошлом году я был второй раз на Параде Победы. И так мне было радостно. Так приятно видеть своих. Иду по трибуне, всем жму руки, всех называю по имени. Здравствуйте, Павел Николаевич, здравствуйте, здравствуйте… Потом мы с ребятами ходили на Поклонную гору дарить цветы и конфеты, раньше, десять лет подряд, мы ходили на Театральную площадь. В прошлом году еще под ливнем по Парку Горького прошли. Замочило нас всех сильно, но все равно был душевный подъем. И перед салютом мы все вместе, как обычно, спели «День Победы».

Бывало ли так, что какие-то истории про День Победы трогали вас до слез? 

— Многие. Например, Александр Федорович Малков рассказывал, что был в госпитале в мае 1945 года. Они ждали наступления немцев, и в госпитале остались только самые тяжелые раненые. Кто не смог уйти. И когда услышали, что немцы идут, взрывы начались, попрощались друг с другом. А как узнали, что идут наши и что Победа, они сели и зарыдали. Три мужика сидели и рыдали.

У вас сейчас гораздо больше печальных новостей в вашей группе «ВКонтакте». Ветераны уходят. Наверное, это сложно принять?

— Да, больше 150 ветеранов нашего проекта ушли. Хотя многие живут долго. Из ветеранов мне кто-то сказал — мы живем долго, потому что у нас детства не было. Война его отобрала, а сейчас они доживают свое. Проживают то, что не прожили тогда.

И я проживаю этот период вместе с ними. Они ко мне многие как к внуку относятся. Кто-то меня приглашает на юбилеи — на 95, на 100 лет. Многие спрашивают, а когда у меня свадьба. Когда я решусь на свадьбу, то надо будет такой гигантский стол сделать или отдельный день отмечать только с фронтовиками. Я всех их приглашу, постараюсь.

А однажды я подумал о самом далеком будущем, о котором думать не хочется. Когда все книги воспоминаний будут опубликованы, а все ветераны, друзья проекта «Живой голос Победы», уйдут — что тогда? Тогда мы выйдем на Бессмертный полк с плакатом, где будут все участники проекта «Живой голос Победы».

— А ближайшие планы?

9 книг о Великой Отечественной войне, которые нельзя не прочитать
Подробнее

— (Вячеслав достает блокнот со списком.) Видите, вот у меня план работы на каждый месяц. Каждый день встречи с ветеранами и мероприятия. Все отмечено, к кому надо прийти, кого поздравить, кому позвонить, с кем записать интервью. Обычный план работы или план жизни.

Сейчас на официальном уровне пытаются сформировать патриотические движения молодежи. Как вам удается это сделать естественно, ничего никому не навязывая?

— Я никакого движения не пытался создать, но определенный актив, в том же самом Instagram или «ВКонтакте», сам сформировался.

Сначала я в соцсетях рассказывал о том, что мы с командой делаем. Видео и фото ветеранов выкладывал. Сейчас начал привлекать подписчиков к работе. Ребята стали поддерживать меня, когда что-то необходимо купить ветеранам. Открытки на все праздники мы всей страной высылаем.

Меня одна бабуля, Людмила Васильевна Осипова, всегда приветствует по телефону одной и той же фразой: «Ой, а вы меня еще не забыли!» Сейчас мы никого не забываем, всем пишем. В прошлом году все мои ветераны получили по несколько писем. На письме все так и пишут: «Живой голос Победы». Если что, вы теперь знаете, что это именно мы почту разрываем на все праздники (смеется).

А как вы общаетесь с ветеранами в нынешней обстановке, когда их невозможно навещать?

— Мы с ними созваниваемся. В день рождения отправляем по почте поздравительное письмо, заказываем курьерскую доставку сладких наборов. В апреле благодаря нашим спонсорам и ребятам из группы «Лиза Алерт» мы развезли ветеранам Москвы более 200 продуктовых наборов.

К юбилею Победы тоже готовим подарки с дополнительным сюрпризом. В этом году мы продолжили акцию «Письмо Ветерану», наши подписчики охватили письмами всех ветеранов — героев проекта. А в День Победы хотим показать клипы, где наши ветераны читают стихотворения и поют песни. А я один или с ребятами схожу на Поклонную гору, возложу от нас всех цветы.

Фото: vk.com/jivoygolospobedy

На заглавном фото Валентин Дмитриевич Полозняк и Вячеслав Нарский

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: