Главная Новости Аналитика и комментарии

Лида Мониава: В России актуальна не эвтаназия, а доступность морфина

Мамы видят, что ребенок страдает напрасно, и тогда они говорят — лучше бы в России была легализована эвтаназия
Фото: rakpobedim.ru

Каждый год под опекой Детского хосписа «Дом с маяком» умирает больше 100 неизлечимо больных детей в Москве и Московской области. Мы видим, что в России на сегодняшний день актуальны совсем другие вещи, чем эвтаназия: отсутствие обезболивания и неумение врачей остановиться и прекратить продлять ребенку жизнь. Родители неизлечимо больных детей в России начинают говорить об эвтаназии, когда их ребенок у них на глазах мучается от боли или от удушья, потому что ему в поликлинике отказали в рецепте на морфин или в аптеке не оказалось препарата.

Родители говорят об эвтаназии, когда их неизлечимо больного, умирающего ребенка в последний день жизни кладут в реанимацию, подключают к аппарату ИВЛ, вставляют всевозможные трубки, подключают датчики, а перед мамой закрывают дверь. Мамы видят, что ребенок страдает напрасно, и тогда они говорят — лучше бы в России была легализована эвтаназия.

Мы в хосписе убеждены: в России надо легализовать качественную паллиативную помощь, доступность морфина в день обращения при боли или одышке для неизлечимо больных детей, и, что очень важно, право семьи неизлечимо больного ребенка на отказ от реанимационных действий и продления жизни с помощью аппарата ИВЛ.

К сожалению, мы очень часто видим, как дети со слабым типом спинальной мышечной амиотрофии умирают от своего основного заболевания, родители в панике звонят 03, приезжает бригада скорой помощи, откачивает уже мертвого ребенка и отвозит его в ближайшую реанимацию. Сознания у ребенка уже может не быть, так как мозг умер после 10-15 минут без воздуха, но аппарат ИВЛ гоняет воздух в легкие, и ребенок так может прожить еще один, два, пять лет. Родителей в реанимацию не пускают. И тогда у них встает вопрос о прекращении искусственной вентиляции легких, что в России приравнено к эвтаназии, а значит запрещено.

Мы в хосписе очень ратуем за доступность морфина для детей в день обращения и за возможность отказа от реанимационных действий для ребенка с неизлечимым заболеванием. Мы убеждены, что если эти два условия будут соблюдены, вопрос эвтаназии еще долго в России не будет актуальным.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: