Главная Образование

«Литература превратится в изучение учебника». Учитель Михаил Павловец — о единой программе

Что изменится в школах
С 1 сентября 2023 года российские школы перейдут на Федеральную общеобразовательную программу по русскому языку и литературе. Минпросвещения утвердит единые учебники для каждого класса. Как это изменит уроки литературы, «Правмиру» рассказал Михаил Павловец, доцент Высшей школы экономики и учитель словесности в Лицее ВШЭ.

«Правильные» интерпретации классики

В гуманитарном образовании есть две огромные проблемы. Первая — все учителя признают, что программа перегружена. Произведений много, но никакое из них исключить из «обязательного перечня» невозможно. И как только начинают спорить, что вынести из программы, начинается вербальная поножовщина — люди ссорятся, разрывают отношения, но уступить ни одного произведения не в состоянии. 

Вторая — это проблема, как понимать эти произведения. Какая интерпретация «правильная», а какая нет. 

Уже были скандалы на ЕГЭ. Например, девочка пишет, что Катерина Кабанова — это герой с сильным характером (персонаж «Грозы» А. Островского. — Примеч. ред.), а ей снижают баллы. Сочинение проверяют два православных эксперта. Они считают, что нельзя считать сильным человека, который изменяет мужу и кончает жизнь самоубийством. 

Введение единого учебника радикально решает обе проблемы. Во-первых, он будет содержать в себе только «правильные» интерпретации. Только они, скорее всего, будут приниматься на экзамене, а любые другие будут считаться неправильными. Во-вторых, список обязательных произведений можно не пытаться сокращать, потому что их теперь… читать необязательно!

Изучить «Войну и мир» за пять часов

Раньше как было — если ты прочел «Войну и мир», это еще не значит, что ты ее знаешь. Вдруг тебя спросят, как звали брата Анатоля Курагина, или попросят прочитать наизусть фрагмент из романа? Это огромная проблема. Ты читаешь произведение, тратишь огромное количество сил и времени, а что тебя могут спросить, не знаешь. 

С единым учебником никаких произведений читать не надо. По крайней мере, крупных. Ты читаешь учебник, слушаешь лекцию учителя, в них содержится все, что необходимо знать. Если волнуешься, то можешь еще прочитать краткий пересказ: вместо 43 часов на сам роман потратить на все чтение 35 минут (так указано на сайте кратких пересказов). Это решает проблему объема, не надо ничего сокращать, сколько бы ни было произведений.

Буквально на днях участвовал в круглом столе. Коллега рассказала, что за один обзорный урок проходит с классом сразу 12 произведений! Другая — что они с детьми «Войну и мир» изучают за пять часов. Почему так? Чтобы все успеть.

Школы уже сейчас проверяют на выполнение программы. Если учитель больше часов отдал на одно произведение, а другое пропустил, его за это могут наказать.

В обновленном образовательном стандарте вообще нет такого понятия — «читать» художественные произведения. Там сказано — «изучать», «проходить». Изучать можно, не читая. Мы, изучая Австралию, не ездим в Австралию. Изучая производство соляной кислоты, не делаем соляную кислоту.

То же самое здесь — ты можешь спокойно за пять часов изучить «Войну и мир», перейти к следующим произведениям. В учебнике сказано, что именно ты должен запомнить. Учителю это очень облегчает задачу. Огромная проблема — не мытьем, так катаньем заставить детей прочитать большие произведения — снимается. Особенно в старших классах. 

Я еще не видел нового учебника. Но зная те, которые до этого были наиболее распространены, могу сказать — там обычно все просто. Прочитал главу, послушал рассказ учителя, устно ответил у доски на его вопросы (все они указаны в учебнике), написал сочинение (тема тоже предложена в учебнике, а готовый текст сочинения легко скачать в интернете или сгенерировать при помощи ChatGPT). 

И учителю повышать квалификацию не надо. Всё, что он должен прочитать, содержит обязательный список, всё, что он должен знать об этих произведениях, содержит учебник по литературе.

И в Москве, и в Магадане — один и тот же урок

Получается, что предмет «литература» больше не имеет отношения к чтению литературных произведений, а посвящен учебнику? Возможно, так. 

Как это устроено? Главное в любой программе и стандартах — это «планируемый результат» изучения предмета. Если результат изучения предмета — «знание содержания художественного произведения», то не возникает вопроса, зачем нужно помнить, как звали «капитанскую дочку» или отца Татьяны Лариной. Правда, стандарт еще требует уважительное отношение к своей национальной культуре. Но этот «результат» уже никак измерить невозможно, такие тесты не придумаешь! Зато можно проверить знание текста, имен, подробностей каких-то. Надо только определить, какие именно подробности дети должны знать. Для этого и вводят единый учебник. 

Он ведь только потому и единый, что если будет два разных — это уже разночтения. Разница в интерпретациях, деталях, которые нужно запомнить.

С единым учебником все противоречия снимаются. 

У новой программы и единого учебника есть еще одна задача — сохранение так называемого «единого образовательного пространства». Я понимаю это «единое образовательное пространство» так: в какой бы город нашей страны необъятной ты ни приехал, ты гарантированно получишь там качественное образование. Будь то Москва, Магадан, Махачкала, Мурманск или Териберка. Но эта задача невыполнима — да она так и не ставится. Мы прекрасно понимаем, что у провинциальных школ нет таких ресурсов, как у московских. 

Значит, надо сделать по-другому. Когда ребенок из школы в Магадане приезжает в Москву, он должен попасть на ровно тот же самый урок, где ему задают те же вопросы, что и в школе Магадана. Для этого все учителя должны работать по жестко заданному алгоритму, регламентированному плану и четко знать, какие интерпретации верные, правильные, допустимые, а какие нет. Для этого и будет единый учебник. 

«Партизанское образование»

Понятно, что многих учителей такое понимание целей литературного образования и его возможных результатов, конечно, не устроит. Поэтому тут есть два варианта развития событий. 

Первый — это «партизанское» преподавание. Это уже было в сильных школах в Советском Союзе. Почему советское образование многие до сих пор вспоминают с ностальгией? 

Учителя в сильных школах в журнал записывали одно, а на уроке давали другое. И в общем, сейчас никто не мешает так делать.

И многие коллеги говорят — чего бы там ни придумали, мы все равно будем преподавать то, что считаем необходимым, а в журнал запишем то, что от нас ждут.

Но если будут ВПР (Всероссийские проверочные работы. — Примеч. ред.), проводить которые будут внешние проверяющие, выискивая нарушения программы, то никто не сможет защитить обычные, рядовые школы, особенно в глубинке. Они сильно зависят от местных органов образования. А значит, будут осторожничать, бояться и следовать всем правилам. 

Сильные школы же, как и прежде, смогут сохранить автономность — там и учителям есть что возразить контролерам, и проверяют их реже, да и часто квалификация проверяющих на порядок ниже, чем педагогов этих школ. Значит, сильные школы будут существовать.

Второй вариант — если ВПР станут обязательными для всех, а проводить их будут под жестким контролем внешних экспертов, то сильные учителя будут уходить в частные школы и репетиторство. Будучи репетитором в Москве, востребованный учитель может зарабатывать порядка 150–250 тысяч рублей. При этом он отвечает только за результат своей работы, у него гибкий график и никаких проблем с начальством и организацией воспитательной работы. И эта ситуация приведет к тому, что сильные школы без профессиональных учителей перестанут быть сильными.

Что делать родителям?

Школа давно уже перестала быть единственным источником знаний. Умные, яркие ребята ходят в хорошие, сильные школы либо переходят на экстернат. У кого средства не позволяют нанять хорошего репетитора — есть читательские клубы, кружки, огромное количество ресурсов в интернете, образовательные и просветительские сайты, стриминги и платформы. 

Вижу по детям, которым преподаю, — учебник для них уже не основной источник информации.

Я автор нескольких учебников, но ими принципиально не пользуюсь: я сам для ребят такой учебник, точнее — один из множества возможных источников знания. Считаю, что в нынешней ситуации гораздо важнее уметь работать с разными источниками. Не препарированными, не подготовленными и вложенными тебе в рот знаниями, а с настоящими — с документами, с интернет-источниками, с книжками, с реальными, живыми специалистами.

Если вы хотите, чтобы ваш ребенок был готов к жизни в современном обществе, значит, нужно дать ему доступ к таким ресурсам. Например, это сайт «Арзамас», для ребят посильнее — «Постнаука». Есть Школы юного филолога в МГУ и Высшей школе экономики, другие предметные школы в сильных вузах, их ролики в свободном доступе в интернете — заходи и смотри. В интернете невероятное количество прекрасного образовательного контента. Если ребенок захочет учиться и изучать литературу или любой другой предмет, он найдет, где это сделать. Пока не заблокированы эти ресурсы и работает YouTube, можно прекрасно обойтись без школы. 

Мы уже много лет видим, как многие родители, не имея возможности отдать ребенка в сильную школу, оформляют ему экстернатуру, переводят на домашнее обучение. И ребенок успешно учится сам, если он мотивирован. Страдают те, кто еще не мотивирован, не знает, что школа может быть другой. Это самые несчастные дети. Но, к сожалению, мы не можем спасти всех — а у государства на таких ребят, похоже, другие виды. Вопрос, кем выйдет из школы выпускник — послушным исполнителем или свободно мыслящим творцом в широком смысле (потому что и предприниматель — творец своего бизнеса) — это вопрос будущего страны, не только ее промышленности, но и науки, и культуры, и сферы услуг.

Спасение ребенка становится задачей родителей. Теперь на них лежит ответственность за его будущее. XXI век требует от детей других компетенций, чем те, которые им предлагают во многих школах. Рано или поздно им придется работать в современной экономике, оперировать большими объемами информации, учиться критически мыслить, иметь собственную точку зрения. Поэтому важно, чтобы ребенок имел доступ к знаниям и общался с такими же детьми, как он. Сейчас очень важна среда. Чтобы ты жил среди тех, кто разделяет твои ценности, кто интересуется тем же, что и ты. Для этого и существуют летние школы, кружки, объединения. Надо только найти эти места и этих людей. 

Фото: Сергей Щедрин

Текст опубликован 1 мая 2023 года

Поскольку вы здесь...
У нас есть небольшая просьба. Эту историю удалось рассказать благодаря поддержке читателей. Даже самое небольшое ежемесячное пожертвование помогает работать редакции и создавать важные материалы для людей.
Сейчас ваша помощь нужна как никогда.

С 1 сентября 2023 года российские школы перейдут на Федеральную общеобразовательную программу, где почти по каждому предмету будет по одному учебнику.

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.