Муравьиными шагами по Лествице

|

В начале 90-х мне в руки как-то попалась американская протестантская брошюра — что-то из серии «Как организовать изучение Библии в малой группе до пяти человек». Я подумала: что за ерунда? Разве название уже не дает исчерпывающий ответ на поставленный в заголовке вопрос? Да просто собраться компанией не более пяти человек и изучать Библию.

Но потом меня все-таки одолело любопытство, я начала читать эту брошюру и уже не могла оторваться: ну надо же, сколько тут полезного опыта! Сколько мелких и подробных деталей, тонких аспектов, о которых начинающий ведущий библейской группы сам по себе ни за что бы не догадался.

В последнее время модно говорить о «советском наследии» и «пережитках советского времени» в церковной жизни. Как правило, под этим подразумевается что-то негативное. Сейчас мы не будем спорить о том, чего больше мы унаследовали от советской эпохи — плохого или хорошего. Остановимся на одной конкретной особенности нашей постсоветской жизни церковной в частности и общественной в целом, благодаря которой протестантская брошюра о малых группах меня и удивила. Эта характерная особенность — постановка очень глобальных задач при отсутствии внимания к деталям и отдельным маленьким шагам.

Все, кто успел встретить 1991 год в уже достаточно сознательном возрасте, прекрасно помнят советские лозунги: «Даешь пятилетку за четыре года!», «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!», «Экономика должна быть экономной» или самый прекрасный — «Наши цели ясны, задачи определены, за работу, товарищи!» Как вы думаете, что общего в этих лозунгах, на первый взгляд, таких разных? Поставлена очень глобальная, великая, космическая цель, но ничего не говорится о путях ее достижения.

Пятилетку за четыре года — как именно? Как этого достигнуть? Что могу сделать именно я для объединения всех пролетариев во всем мире? Каким образом можно сделать экономику экономной? Какие именно цели и задачи определены? Кем они определены? Почему эти цели важны именно для меня? Как будет меняться моя жизнь, если я начну двигаться в этом направлении? На все эти вопросы не было и нет ответов.

Коммунисты никогда не скрывали, что их цель — формирование «нового советского человека». Наиболее важными качествами этого человека считалась горячая увлеченность великими идеями всеобщего благоденствия и справедливости в сочетании с терпением и неприхотливостью в повседневной жизни. «Мы сейчас затянем пояса, зато грядущие поколения советских людей будут жить при коммунизме».

Советского человека, ведомого и управляемого с помощью лозунгов, можно сравнить с героем детектива, которого ведут куда-то с завязанными глазами. Он согласился быть доставленным в светлое будущее, шагать твердо и решительно, не замечая из-за своей повязки, что кого-то из попутчиков рядом уже нет, потому что его расстреляли, кто-то обессилел и упал, кому-то удалось вырваться и сбежать, кто-то еле волочит стоптанные в кровь ноги в ботинках с отваливающимися подошвами, а кто то, напротив, сел на коня и сверху подстегивает пеших плеткой. Зато однажды его приводят к цели путешествия, снимают с глаз повязку и говорят: «Оглянись вокруг! Вот и коммунизм». Может быть…

Наших предков десятилетиями приучали много работать и много терпеть. Быть нетребовательными к еде и к жилплощади, не замечать, что колбаса серовата и тесновато пятерым в одной комнате. Для этого в людях нужно было воспитать такие качества, как невнимание к мелочам, подробностям и деталям. А заодно заморозить чувства и искусственно упростить человеческие отношения.

Простите, а разве не тому же учит православная Церковь? Разве устами святых отцов она не призывает распять плоть, обуздать чрево и удерживать язык? Призывает, но всегда объясняет, зачем и почему. В отличии от коммунистических идеологов, отцы Церкви никогда не обещают нам, что радостно будет когда-то очень не скоро, в Царствии Небесном. Напротив, святые отцы учат, что в вечности с нами останется только то, что мы имеем уже сейчас, во временной жизни.

«Лествица», «Добротолюбие», монашеские уставы и другие практические пособия по православной аскетике полны глубоких наблюдений за собственными чувствами, помыслами, а также мелких деталей и бытовых подробностей. В православной традиции не бывает так: главное, чтобы вы с отцами и братией строили светлое будущее, а уж какие между вами отношения — это вообще не важно, лишь бы делалось дело. Напротив, отношения с ближними — это главное, что нужно построить, а любое практическое дело — это всего лишь средство для умножения братской любви.

В православной аскетической литературе быту, деталям и подробностям отводится очень большое значение, потому что нет такой стороны человеческой жизни, которая не имела бы отношения к нашему спасению. Вставать — во сколько? Есть — сколько раз в день и что? Молитва перед едой, перед путешествием, перед всяким делом… Подобает ли монаху и просто любому благочестивому христианину во время разговора повышать тон и махать руками? А вести с самим собой гневный диалог, обличающий ближнего?

Но вернемся к популярным американским брошюрам. Почему именно с Запада к нам пришла, например, знаменитая система «Флай леди»? Неужели наши женщины — плохие хозяйки и не умеют убираться? Вовсе нет. Эту эффективную систему пришлось заимствовать потому, что нас долго приучали думать не о быте, а о великих и абстрактных целях. Ум советского и постсоветского человека настроен таким образом, что он утрачивает способность делать «муравьиные шаги» или baby steps, как они называются в системе «Флай леди», и начинает мыслить только шагами гигантскими, семимильными, сильно оторванными друг от друга.

Кстати, лозунги из серии «зато мы делаем ракеты» призваны были воодушевлять и призывать к терпению людей, занятых на самом деле в сферах гораздо более приземленных. Этим утешали детей учительницы начальных классов и хвастались заводские рабочие в пивной, а те, кто на самом деле строил ракеты, очень даже умел быть внимательным к каждой мелочи, иначе бы эти самые ракеты просто не взлетели.

Да, а какое отношение все это имеет к церковной жизни? Пожалуй, наихудшее качество, которое было принесено в Церковь неофитами с советским и постсоветским образом мыслей — это привычка говорить лозунгами и пренебрежительно относиться к деталям. Среди таких людей много ярких ораторов, они часто обладают харизмой и умеют звать за собой. Они умеют поставить перед своими слушателями великую, прекрасную, высокую и блистательную цель, но никогда не объяснят, как достигнуть ее пошагово.

«Даешь 200 новых храмов в спальных районах города Москвы!» Хорошо, я вас поддерживаю. Я полностью согласна. Я как раз живу в спальном районе Москвы, и мне очень не хватает храма рядом с домом. Куда я могу прийти, что я могла бы сделать? Где я могу встретить единомышленников? Где поставить свою подпись? А как при этом нашей инициативной группе заниматься именно созиданием нового храма и своей молодой церковной общины, а не хождением «стенка на стенку» с местными антиклерикалами? Эти вопросы очень меня волновали, но ответы на них я получила почему-то от ныне покойного митрополита Элладской церкви Мелетия, не имеющего никакого отношения к спальным районам Москвы, а не от местных активистов.

«Детей в православной семье не меньше, чем трое!» Хорошо, предположим, эти слова слышат молодая успешная городская девушка, готовая отказаться от идей карьеризма и феминизма, и не менее успешный городской молодой человек, признающий свою холостую жизнь слишком эгоистичной. Как нам преодолеть свой страх серьезных отношений и решиться создать семью? Дайте, пожалуйста, координаты, где этому учат. А еще у нас, кстати, имеются некоторые жилищные проблемы, и мы были бы очень благодарны, если бы многодетные родители поделились своим опытом умножения жилплощади.

Человек, говорящий лозунгами, навсегда остается по сути советским, независимо от того, какие он проповедует идеи и какие имеет политические взгляды. Он может сколько угодно называть себя белогвардейцем, агитировать за снос Мавзолея и строительство памятника барону Врангелю, но если, вопреки совету преподобного Иоанна Лествичника, он при этом кричит и размахивает руками, то остается плотью от плоти тех самых большевиков, которых считает своими злейшими врагами.

Но хватит о грустном. В современной церковной жизни набирают силу и здоровые тенденции. Появляется все больше тех, кто за 20 лет православного возрождения успел набраться жизненного опыта и теперь знает, как. Они читают лекции и издают книги, где иностранными словами, для которых, к сожалению, не нашлось пока русских аналогов, рассказывается о тайм-менеджменте многодетной семьи или лайф-коучинге для молодых супругов. Мы все-таки учимся расписывать важные и необходимые муравьиные шаги, ни один из которых нельзя пропустить.

Если вас очень громко куда-то зовут, но не объясняют в подробностях, какой именно вы пойдете дорогой, то можете быть уверены — эта дорога точно не ведет в рай. В рай ведет Лествица, каждая ступень которой нам видна, объяснена и понятна.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Реформа неизбежна, но нельзя проводить ее как спецоперацию – экономист Наталья Зубаревич
Вещи, памперсы, «газелька малыша» – и как еще помогают неимущим саратовские волонтеры
Услышать умирающего – готовы ли мы к этому и кому принадлежит право на смерть

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: