«Вирус
Фото: AFP
Фото: AFP
Люди заболевали один за другим — кашель, температура, затем ИВЛ. А врачи не знали, что у них за диагноз. «Правмир» публикует отрывок из книги Кэтрин Арнольд «Хроники испанки», которая недавно вышла в издательстве «Бомбора».

Думали, что сын поправится, а его поместили на ИВЛ

Девятого мая 1997 года в Гонконге заболел маленький мальчик. У обычно веселого и крепкого трехлетнего Лама Хой Ка внезапно началась лихорадка и заболело горло. Встревоженные родители позвонили своему врачу, он сказал, что мальчик страдает обычной детской болезнью и выздоровеет через день или два. Симптомы Лама наводили на мысль об инфекции верхних дыхательных путей, распространенной среди детей во всем мире, и о том, что занятый врач видит десятки раз в день. 

Но пять дней спустя Лам так и не пришел в себя, и родители отвезли его в местную больницу. <…>

Маленький мальчик не мог дышать без аппарата искусственной вентиляции легких, и можно было предположить, что у него вирусная пневмония. [Затем у него диагностировали] синдром Рея, редкое заболевание, которое обычно поражает детей и подростков и может привести к летальному исходу. Эта болезнь, которая часто возникает на фоне инфекций, таких как грипп или ветрянка, вызывает образование жидкости в мозге, которая оказывает давление на нервы, контролирующие дыхание и частоту сердечных сокращений. Как только это происходит, пациент умирает. 

Ламу давали антибиотики для лечения пневмонии, но затем у него развилось диссеминированное внутрисосудистое свертывание, или тромбогеморрагический синдром (ДВС-синдром), при котором сгустки крови напоминают свернувшееся молоко. Нормальное свертывание крови нарушается, что приводит к сильному кровотечению из нескольких участков тела. Лам перенес массивную полиорганную недостаточность и умер через неделю после госпитализации. 

Опустошенные горем родители ребенка и потрясенный медицинский персонал недоумевали, как в последнее десятилетие XX века здоровый маленький мальчик, заболев, мог так быстро умереть. 

20 мая 1997 года, за день до смерти Лама Хой Ка, врачи взяли для анализа образец смыва со слизистой горла маленького пациента. Этот образец был отправлен в Министерство здравоохранения Гонконга для проведения обычных исследований. Сотрудники лаборатории исследовали образец и через три дня пришли к выводу, что Лам умер от гриппа. 

Однако, несмотря на доскональное исследование, главный вирусолог доктор Вилина Лим не смогла определить тип гриппа, который убил мальчика. Тесты исключили H3N2, наследника гонконгской эпидемии 1968 года. Не был виноват и вирус H1N1, вызвавший вспышку болезни в 1977 году. 

Лим, ничего не подозревая, отправила образец в центры Всемирной организации здравоохранения, занимающиеся исследованиями смертельных заболеваний, базирующиеся в Лондоне, Токио, Мельбурне и в Центре по контролю заболеваний в Атланте, штат Джорджия. Как и международный терроризм, пандемические заболевания представляют собой постоянную угрозу высокого уровня, и эти центры являются станциями раннего информирования о пандемиях, следящими за появлением новых штаммов смертоносных вирусов, включая грипп, коронавирусы и Эболу. Туда для тестирования каждый год отправляются тысячи образцов. 

Фото: Associated Press

Лим также отправила образец выдающемуся вирусологу Яну де Йонгу из голландского Национального института общественного здравоохранения, расположенного близ Утрехта. 

В пятницу, 8 августа, де Йонг позвонил Лим и сообщил, что летит прямо в Гонконг, но не объяснил, зачем. Когда Лим встретила его в аэропорту, де Йонг объяснил причину своего внезапного визита. «Вы хоть представляете, какой вирус мне послали?» — спросил он ее. Лим ответила, что она думает, что это был H3, но тот, который мутировал так сильно, что она не могла идентифицировать его с помощью лабораторных тестов. «Нет, — ответил де Йонг. — Это был H5».

Как опытные вирусологи, они оба знали, что это значит. H5 был птичьим гриппом, но птичьим гриппом, который только что убил человека. Был ли Гонконг на грани пандемии? <…>

Цыплята из школы

Чтобы выяснить, каким образом Лам Хой Ка заразился и были ли заражены его образцы в Гонконге, туда прибыла группа ученых из Всемирной организации здравоохранения, включая доктора Кейджи Фукуду и выдающегося эксперта по птичьему гриппу Роберта Уэбстера. <…>

Фукуда поговорил с врачом Лама Хой Ка, который подтвердил, что ребенок был нормальным здоровым маленьким мальчиком и в его истории болезни не было ничего, что указывало бы на такую трагедию. Затем нужно было выяснить, как и когда Лам подвергся воздействию вируса H5. Бывал ли он на ферме или общался со школьным товарищем, чья семья была птицеводами? 

И снова расследование ничего не дало, пока не выяснилось, что за несколько дней до смерти Лама в его школе появился выводок цыплят.

Птенцов поместили в загон под лампой в углу класса, и детям предложили подержать их и даже дать им имена. Но цыплята умерли в течение нескольких часов. Могли ли эти птицы быть причиной смерти Лама от H5? Обширные тесты не подтвердили наличие H5N1, и все же эти обреченные цыплята, казалось, являлись источником смертельной инфекции. 

Смерть мальчика от вируса Н5 была медицинской загадкой. Но, по-видимому, во всем этом было хоть какое-то утешение. Несмотря на опасения, что начнется пандемия, инфекция не распространилась, и никаких других случаев смерти от птичьего гриппа зарегистрировано не было. К сентябрю Нэнси Кокс из Центра по контролю заболеваний в Атланте, штат Джорджия, пришла к выводу, что смерть Лама Хой Ка была единичным случаем. 

Однако незадолго до Дня благодарения Кокс позвонили из Гонконга и сообщили, что подтверждены новые случаи заболевания птичьим гриппом. <…>

К 28 декабря 18 человек, включая первого пациента, Лама Хой Ка, стали жертвами таинственного нового штамма гриппа, и шестеро из них были мертвы или умирали. Смерть каждого третьего была ужасающей перспективой.

По всей видимости, началась вспышка птичьего гриппа, к большому ужасу доктора Вилины Лим и ее коллег. 

«Тот месяц был кошмаром, — сказала она. — Было неясно, откуда взялся этот вирус, но эти люди заболевали, каждый день появлялись новые случаи, и мы действительно находились под большим давлением». 

В состоянии паники были даже те, у кого были самые слабые симптомы, они осаждали своих врачей. Лаборатория доктора Лим была завалена образцами. 

Новая пандемия?

Между тем в Гонконге число заболевших увеличилось. 18 человек были госпитализированы в период с ноября по конец декабря. 8 пациентов были на ИВЛ, и 6 умерли. Как и в 1918 году, погибали в основном молодые люди, и эта картина пугающе напоминала испанский грипп. 

Австралийский вирусолог Кеннеди Шортридж прогулялся по «мокрым рынкам» Гонконга («мокрые рынки» — крупные торговые площади, где продают живых животных, в том числе диких, которых тут же и умерщвляют). Каждый день в Гонконг из китайской глубинки прибывали ящики с живыми цыплятами. Их продавали на «мокрых рынках» в центре города и убивали на глазах у покупателей, потому что гонконгские китайцы любят свежую птицу. Все гигиенические процедуры ограничивались кратковременным заливанием холодной водой, а учитывая, что вирус растет в кишечнике цыпленка, этого было достаточно, чтобы вызвать вспышку. 

И Шортридж, который выделил вирус H5N1 в Азии, стал свидетелем того, что заставило его кровь застыть в жилах. 

«Мы видели птицу, которая стояла там, клевала пищу, а потом очень осторожно наклонилась, медленно упала и лежала на боку, уже мертвая. 

Я никогда не видел ничего подобного… Когда я увидел, что эти птицы умирают вот так, я действительно понял, что могло произойти в 1918 году во время пандемии. О Господи! Что, если этот вирус с этого рынка распространится в других местах?»

Выяснилось, что птицы в Гонконге уже несколько месяцев страдают от гриппа. Первые цыплята умерли на ферме близ сельского городка Юэньлун. Инфекция быстро распространилась на вторую, а затем и на третью ферму, каждый раз с ужасающими результатами. <…> Ко времени смерти Лама Хой Ка погибло около 7000 птиц. 

Министерство сельского хозяйства Гонконга приостановило ежедневный ввоз 75 000 живых цыплят из материкового Китая, и 29 декабря 1997 года Стивен Ип, секретарь по экономическим вопросам, объявил, что «мы начнем уничтожать всех цыплят на острове Гонконг, острове Цзюлун и Новых территориях». 

По словам Элизабет Розенталь из The New York Times, это была ужасная операция, экстремальная, но необходимая. По всей территории была мобилизована армия правительственных чиновников для сбора всей птицы со 160 куриных ферм, а также из более чем 1000 оптовых и розничных площадок продажи кур. Птиц убивали, их трупы дезинфицировали, заворачивали в пластик и вывозили на свалки. Гуси и утки, находившиеся в тесном контакте с курами, также были убиты. <…>

Фото: cntvna.com

Драконовская реакция Гонконга на угрозу птичьего гриппа оказалась успешной, по крайней мере в то время. 

Впоследствии Всемирная организация здравоохранения зарегистрировала с 2003 года 598 случаев птичьего гриппа, при этом 352 человека умерли. Большинство смертей от птичьего гриппа произошло в Египте, Индонезии, Вьетнаме и Китае. До сих пор вирус не приспособился легко распространяться между людьми. 

Однако всплеск заболеваемости людей в Таиланде и Вьетнаме в 2003 году, а затем вспышки на куриных фермах в Азии, на Ближнем Востоке и в Восточной Европе в 2005 году сделали штамм вируса гриппа H5N1 общеизвестным и даже вдохновили на создание блокбастера-биотриллера Стивена Содерберга «Заражение». 

Как это ни трагично, вспышка птичьего гриппа в Гонконге в 1997 году стала тревожным сигналом для эпидемиологов и органов общественного здравоохранения, из-за нее были введены в действие гражданские планы на случай пандемии. 

В Великобритании, например, любой, кто прибыл в аэропорт Хитроу из Гонконга с респираторной инфекцией во время вспышки 1997 года, немедленно помещался в карантин. 

Вспышка в Гонконге также привлекла внимание к ужасающей перспективе новой пандемии масштабов 1918 года. 

«Это был первый случай, когда появились доказательства того, что птичий вирус действительно может заразить человека и вызвать болезнь, — прокомментировал ситуацию Джеффри Таубенбергер. — Эти две истории — история о птичьем гриппе 1918 года и история о птичьем гриппе H5N1 — как бы переплелись друг с другом, и поэтому возник огромный всплеск интереса к гриппу вообще. Люди были обеспокоены тем, что действие вируса H5N1 было похоже на то, что происходило в 1918 году: оба вызывали высокую смертность среди молодых людей».

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.