Мы не хотим аттестат, где будет написано «коррекционная школа»

|
В Москве прошел пикет родителей московской средней общеобразовательной школы №518 против инициативы директора объединить учебное заведение с коррекционным колледжем. Ранее родительское сообщество школы разделилось на два воюющих лагеря: одни выступили резко против слияния, другие обвинили оппонентов в фашизме.

Требования родителей самые разные

На Садовнической набережной, перед школой № 518, неспешно собираются родители. Пикет назначен к первому уроку, в 7:40, но в это время никого еще нет. Первые протестующие приходят чуть позже, вид имеют растерянный: «А где пикет-то? Даша будет?»

Заявитель акции, мама восьмиклассника Дарья Струкова просит прощения за опоздание, благодарит всех, кто пришел. На ходу она раздает женщинам белые шары, плакаты и просит выстроиться вдоль тротуара – так она договорилась с правительством. Участницы пикета, всего человек 10, действительно какое-то время стоят в ряд, позируют на камеру, а потом расходятся по группам и заводят разговоры о том, что их волнует.

– Лучше бы вернули старого директора и старого завуча. У меня внук учится в лицейском классе. Прекрасно учится мальчишка. И нам не хочется получать аттестат, где будет написано «коррекционная школа». Ему дорога будет везде закрыта.

– Нас называют фашистами и нацистами, а мы просто хотим, чтобы качественное образование было доступно как детям с ограниченными возможностями здоровья, так и здоровым детям.

– Один ребенок с аутистическим расстройством – это нормально. Но если их, например, два в классе. Они будут мешать. То есть это не про качество образования. Это про что-то другое.

– Да им вообще нет дела ни до больных, ни до здоровых детей. Есть свои интересы, финансовая подоплека, не более того.

– Нам нужен хороший управленец, который бы пришел с хорошей стратегией развития школы, а не с коррекционной программой. У Марии Михайловны нет достаточной квалификации, она вообще специалист по дошкольному образованию.

В стороне, перед самым входом в школу, за пикетом наблюдает директор Мария Михайловна Прочухаева. Мамы как будто не замечают ее. Объясняют, что обо всем поговорили еще в пятницу, 15 декабря.

Директор московской средней общеобразовательной школы №518 Мария Михайловна Прочухаева.

Общее собрание, на котором присутствовали родители с обеих сторон конфликта, учителя и руководство школы, затянулось далеко за полночь. Все вместе искали компромиссы и решали, как сделать так, чтобы дети не пострадали. В результате самый острый вопрос – о слиянии с колледжем малого бизнеса № 4 – вроде бы снят с повестки. Мария Михайловна думала, что в таком случае и пикет отменят, потому что заявлен он как акция против реорганизации школы, но активные родители все равно пришли. Требования у них самые разные – от четко прописанной стратегии развития школы до смены директора.

Заместитель Прочухаевой Денис Анатольевич Макаровский говорит, что среди родительского сообщества нет единого мнения о том, против чего они протестуют. К родителям примкнули радикально настроенные люди, которые выступают против инклюзии в целом. Есть те, кто опасается, что после слияния в аттестате выпускников вместо школы № 518 будет стоять метка «колледж».

Есть отдельная группа родителей, для которых ценностью является школа сама по себе, и они полагают, что в случае реорганизации историческое здание «уплывет». Сложность ситуации еще и в том, что граница между протестующими не проходит по принципу «родители здоровых детей против родителей больных детей».

Перемены начались без их ведома

В разгар пикета у школы появляется Полина и сразу берет в руки белый шар. У ее сына ДЦП, он учится в 9-м классе.

– Я привела сюда ребенка, потому что школа была без статуса инклюзивной, но инклюзивной считалась, – рассказывает Полина. – Во всей этой истории есть ключевое слово – учеба. Представляете, сколько сил нужно ребенку с ДЦП, с нерабочими руками, ногами, головой, чтобы учиться, от учителя сколько внимания нужно, сколько нужно программ, чтобы он не отставал от общей массы. И в школе № 518 такая работа всегда проводилась. И учителя, и родители, и дети – 28 человек в классе – были включены в этот процесс. У моего ребенка есть цель: поступить в институт. Но в случае, если нашу школу свяжет ярлык, что здесь учатся дети с несохранным интеллектом, ему в очередной раз в жизни придется доказывать, что он что-то может. Я не дурак, я не просто так, я работал, я трудился. В его случае не будут смотреть только на результаты ЕГЭ, как нам обещают.

 Родители обращают внимание на то, что перемены начались без их ведома. Управляющий совет школы поставили перед фактом: создан ресурсный класс. Массово стали переводиться дети, закончившие инклюзивный детский сад, которым руководила Мария Михайловна. При этом, как говорят участницы акции, не созданы соответствующие условия: в школе недостаточное количество тьюторов и нет штатного медицинского работника.

Необходимость слияния с колледжем Мария Михайловна объяснила родителям тем, что школа финансово нерентабельная, нет возможности платить зарплаты учителям, проблемы с учебниками и даже расформирована ставка библиотекаря. Родители направили запрос в департамент. Там ответили, что школа профинансирована полностью и что слияние – это инициатива руководства школы.

– У нас возникает логичный вопрос: в чем дело? – говорит Дарья Струкова. – Департамент профинансировал школу полностью, а у нас на каждом собрании говорится, что школа финансово несостоятельная, единственный выход – слияние с колледжем. Мы не против слияния как такового, но это все-таки должно быть учебное заведение, которое бы отвечало интересам большинства родителей и сильным направлениям нашей школы – это физика и математика. В нашу школу со всей Москвы дети ездили за этими предметами, а теперь их, можно сказать, нет. За два месяца сменилось три учителя физики.

Директор: Есть невежество и страх «заразиться» от аутистов

Средняя общеобразовательная школа № 518 во все времена была примечательна тем, что задает стандарты инклюзивного образования в стране.

В 2008 году педагогический коллектив школы разработал модель инновационного развития «Образование без барьеров». В следующем учебном году в школе появились первые инклюзивные классы: из 86 учеников начальных классов 13 имели ограниченные возможности здоровья, 4 – диагноз ДЦП, один ребенок перемещается с помощью сопровождающего на инвалидной коляске.

Инклюзивное образование в школе прижилось, и до недавних пор родителей это не смущало, а дети жили дружно.

Когда два месяца в здании не работал лифт, здоровые ребята на руках носили на верхние этажи своих одноклассников-колясочников, не подозревая, что взрослые называют это умным словом «инклюзия».

Полтора года назад директором школы была назначена Мария Прочухаева. У Марии Михайловны богатый опыт в области инклюзивного дошкольного образования. Она была одним из создателей детского сада «Наш дом на Пресне», на базе которого вырабатывались принципы и методики инклюзивного образования. Под руководством Марии Михайловны детский сад получил статус ресурсного центра «Инклюзия» в рамках совместного пилотного проекта ЮНЕСКО – «Московское образование: от младенчества до школы».

В 2009 году Мария Прочухаева перешла работать в детский сад № 288, который тоже стал инклюзивным и под ее руководством вошел в состав Государственного бюджетного профессионального образовательного учреждения города Москвы «Колледж малого бизнеса № 4». Кроме детского сада, в комплекс входят специальная (коррекционная) общеобразовательная школа I-II видов № 1406 «Центр на Павелецкой» для неслышащих и слабослышащих детей и подростков, а также специальная (коррекционная) школа № 532 VIII вида для детей с задержкой умственного развития. Именно к этому комплексу Мария Прочухаева хотела присоединить 518-ю школу.

– Мне казалось, что присоединение к колледжу может снять остроту для детей, которые попадают в риски не сдать ЕГЭ или ОГЭ, – объясняет директор. – Если человек не вмещает в себя все эти знания, это не значит, что его надо выбрасывать на обочину жизни. Образование есть и будет социальным лифтом.

На тот случай, если у ребенка не хватает своих возможностей получить аттестат, колледж может предложить много профессий. С другой стороны, школа небольшая, учеников немного, финансирование формульное, зависит от количества учеников и денег недостаточно. Предыдущие пять-шесть лет на развитие не тратили ничего. В наш цифровой век школа совершенно аналоговая: тряпочка и мел. Колледж как рейтинговая организация, получившая грант, готов был оборудовать нам инженерный и медицинский класс, поправить нашу материально-техническую базу.

Часть родителей выступила резко против объединения. На сайте change.org они разместили петицию «Остановим рейдерский захват школы № 518!», в которой, в частности, написано:

«Директор школы №518 М.М. Прочухаева, назначенная на этот пост в августе 2016 года, проводит политику, направленную на захват и последующее уничтожение уникального образовательного учреждения. В «лучших» традициях рейдеров г-жа Прочухаева, в нарушение статьи 3 ФЗ РФ «Об образовании в Российской Федерации», не согласовав свои действия с Управляющим советом школы, инициировала присоединение ГБОУ Школа № 518 к ГБПОУ КМБ № 4. Основой задачей этого образовательного учреждения, в состав которого ранее вошли 2 специализированных детских сада, 2 коррекционных школы и 3 профучилища, является подготовка специалистов рабочих профессий.

Также г-жа Прочухаева, грубо нарушив принципы статьи 30 ФЗ РФ «Об образовании в Российской Федерации», распустила Управляющий совет школы. За ее период работы школа опустилась в рейтинге и приобрела довольно спорную репутацию. Главным мотивом для слияния, по словам г-жи Прочухаевой, является финансовая несостоятельность школы № 518».

По словам Марии Прочухаевой, родители просто не понимают, в чем могли бы заключаться перемены. В соответствии с действующим законодательством, видов и типов школ нет. То есть в аттестате не может стоять пометка «коррекционная школа», потому что их в принципе не существует. Если ребенок по каким-либо причинам не в состоянии овладеть всеми стандартами образования, ему выдается свидетельство об окончании школы. Все, кто способен овладеть программой в полном объеме, получают аттестаты.

При поступлении в вузы, продолжает Прочухаева, значение имеет сертификат с баллами ЕГЭ. На нем не указано, какое учебное заведение абитуриент окончил. Да и дети с ограниченными возможностями здоровья, дети с ментальными нарушениями, чего особенно боятся родители, в школу не хлынули бы, так как есть соответствующий СанПиН, согласно которому наполняемость инклюзивного класса ограничена.

Так, если в классе обучаются 25 человек, только 2 могут быть с ограниченными возможностями здоровья. Если число детей с ОВЗ увеличивается, должно уменьшаться число нормотипичных детей.

– Школа 518 располагает всеми возможностями для того, чтобы каждому ребенку создать те условия обучения, которые ему нужны. У нас есть несколько человек, которые обучаются на дому. Есть дети, которые ходят в школу, но обучаются по индивидуальному плану. Есть дети, которые посещают классы полной наполняемости, но обучатся по адаптированному плану. Есть дети, которым помогают обучаться тьюторы. На сегодняшний день у нас, как ни в одном большом комплексе, 12 тьюторов. Есть ресурсная зона, где обучаются дети, у которых интеллектуальные нарушения, поведенческие нарушения. То есть преград со стороны учителей нет. Но есть невежество и архаический страх «заразиться» от аутистов.

Чем может помешать ребенок

В актовом зале репетиция. Третий класс готовит сценку к Новому году. За процессом следят классный руководитель и тьютор. Они совсем не похожи на классических учителей: два молодых человека в кроссовках и футболках по последней моде. Дети весело разыгрывают перед ними каждый свою роль, и, если бы не разъяснения Марии Михайловны, было бы совершенно не понятно, что у Миши в синей жилетке кохлеарный имплантат, а у Степы в синей рубашке синдром Дауна.

Всего особенных детей в классе 5. Среди них Саша. У ребенка непростой характер и, вероятно, легкая форма аутизма. Впрочем, диагноз Саше никто не ставил.

Когда ребенок пошел в детский сад, стало понятно, что ему требуется особый подход из-за неусидчивости, а от таких в обычном детсаду, считает папа Николай, всегда хотят избавиться. После того как был сорван урок игры на пианино, Николаю рекомендовали перевести Сашу в специальное учреждение. Родители выбрали инклюзивный детский сад, которым руководила Прочухаева. Ребенок попал в группу к воспитателю Федору Николаевичу, а когда тот вслед за Марией Прочухаевой перешел работать в 518-ю школу, как и многие его воспитанники, пошел туда в первый класс.

– Федор занял идеальную позицию: он не пытается сломать Сашу и при этом не дает расслабиться, – объясняет Николай. – Когда я увидел реакцию некоторых родителей, я был в шоке. Я считал, что ситуация в школе близка к идеальной. Это же прекрасно, когда появляются молодые учителя, у которых горят глаза, которые хотят менять ситуацию с нашим образованием к лучшему.

Чего они боятся? Что особенные дети будут мешать другим? Я не понимаю, чем может помешать ребенок.

Если особенный ребёнок теряет контроль из-за усталости или еще чего-то – его просто выводят из класса. Не будут из-за одного всем жизнь портить.

В ответ на петицию противников слияния школы и колледжа малого бизнеса сторонники Марии Михайловны, среди которых родители как больных, так и здоровых детей, опубликовали петицию «Помогите остановить стигматизацию ГБОУ «Школа № 518» и дать право детям на образование!».

«Эти люди настаивают на квотировании детей с ОВЗ и сохранным интеллектом в школе – не больше 2 таких детей на класс. Эти люди настаивают, что в школе № 518 вообще не должно быть детей с ментальными нарушениями развития, потому что это старая добрая элитная школа в самом центре Москвы, появление в которой детей с ментальными нарушениями недопустимо, иначе элитарность сломается, как в свое время сломалась расовая сегрегация – и, о чудо, автобус стал средством передвижения для всех», – говорится в петиции. Таким образом, акцент сместился с чисто административных вопросов, связанных со слиянием, на противостояние «инвалидов и здоровых детей».

А хотят одного и того же сохранить школу

Инклюзивное образование предполагает обучение детей с ограниченными возможностями здоровья разных типов не в специализированном, а в обычном учебном заведении. Возможность получения образования всеми детьми, независимо от ограничений возможностей их здоровья, была прописана в Законе «Об образовании в РФ» в 2012 году.

Согласно закону, все обучающиеся имеют равный доступ к образованию с учетом разнообразия особых образовательных потребностей и индивидуальных возможностей. Однако с тех пор законодатели едва ли продвинулись вперед. Стандарты инклюзивного образования прописаны только для начальной школы, а понятия «тьютор», без которого невозможен процесс обучения детей с ограниченными возможностями здоровья в общем классе, все еще нет в классификаторе специальностей.

– В законодательном и социальном плане мы не готовы к массовой инклюзии. Есть только письма менеджеров из министерств, которые, к сожалению, мало что понимают в инклюзии и разваливают систему, которую мы строили годами, – считает Клавдия Ивановна Туджанова, кандидат педагогических наук, профессор, преподаватель кафедры инклюзивного образования и сурдопедагогики МПГУ.

– Моя бывшая студентка, которая сейчас преподает в школе для слабослышащих и неслышащих детей, рассказывает, что их с учениками по второму отделению, а это пограничная зона между глухотой и тугоухостью, заставили обучаться по программам и учебникам массовой школы.

А у нас совершенно другие принципы лежат в основе. Они ориентированы на практику, потому что овладеть системой родного языка нашим детям сразу невозможно. История сурдопедагогики доказала, что нельзя обучать детей с первого класса грамматике. Это непродуктивно. Надо обучать грамматике по принципу формирования речевого общения. У них ведь если нет словарного запаса, чем мыслить-то?

В интернете история стала развиваться как противостояние больных и здоровых детей. Однако родители, которые вышли на пикет, подчеркивают, что выступают не против инклюзивного образования, а против слияния с колледжем, который, на их взгляд, не отвечает уровню школы № 518. К слову, в разные годы еще до прихода Марии Михайловны Прочухаевой неравнодушные родители предотвратили два таких объединения с различными учебными заведениями. Теперь они, кажется, согласны на слияние, но с кем, хотят выбрать сами. Мария Михайловна также готова прислушаться – один за другим в школе проходят советы и собрания.

После пикета в кабинет директора принесли небольшой плакат, оставленный протестующими родителями. На плакате красное сердце и надпись «Сохраним школу 518». «Вот удивительно, – смотря на плакат, говорит мама третьеклассника Надежда, которая пришла поддержать директора, – хотим-то одного и того же».

Вечером 18 декабря в школе прошло заседания Управляющего совета, в состав которого входят родители. В результате был найден компромисс, стороны договорились далее действовать сообща в интересах детей и имиджа школы – от слияния с колледжем решено отказаться.

Участника пикета выразили свою официальную позицию: “Благодаря последовательной деятельности родительской общественности администрация школы в конечном итоге пошла на конструктивный диалог, осуществляя конкретные шаги с целью дезавуировать начатый ранее процесс слияния и реорганизации с КМБ №4”.

По словам родителей, действия администрации за последние полтора года очень сильно изменили ситуацию и положение дел в средней и старшей школе.

“Но есть надежда, что активная деятельность всех неравнодушных представителей родительской общественности переломит эту ситуацию и позволит всем детям получить свою школу мечты”, – отмечается в заявлении родителей.

Фото: Ефим Эрихман

Имена некоторых детей и родителей изменены – в текст внесены изменения по просьбе родителей

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
3 истории о том, почему крепкой спины и доброго сердца недостаточно
Иконописец Александр Солдатов – о благовестии красотой, смыслах иконы и храме в Беслане

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: