Анна Москвина руководит общественным приютом «Лучший друг», где содержатся преданные хозяевами и подобранные на улице кошки и собаки. Она считает, что решить проблему безнадзорных животных в городе можно гуманными способами, для этого не нужно их убивать, единственный пока выход – стерилизация. Однако далеко не все согласны с точкой зрения зоозащитницы.

Животных убивали для галочки

С Анной Москвиной мы разговариваем в небольшом вагончике, где в клетках, а вернее, в небольших вольерах, сидят кошки и периодически привлекают к себе внимание то мяуканьем, то возней друг с другом. За стенами вагончика – довольно просторная территория, заставленная вольерами побольше – для собак. Это приют «Лучший друг», который находится на задворках Тюмени, а Анна – его руководитель, а также председатель тюменской организации «Общество защиты животных».

Фото: VK / Приют »Лучший друг»

Общественный приют, существующий исключительно на благотворительные взносы, начал работать с 2013 года. До него на этом месте с 2007 года был муниципальный пункт временного содержания животных, который должен был отлавливать безнадзорных животных с улиц города, стерилизовать их, обрабатывать, а потом отпускать. Деятельностью учреждения заинтересовались местные зоозащитники. В 2010 году они зарегистрировали «Общество защиты животных» и от имени общественной организации написали заявление в прокуратуру с просьбой проверить фактическую деятельность пункта временного содержания животных. Тогда-то и выяснилось, что живыми туда доезжала только малая часть собак и кошек, остальных не стерилизовали, не обрабатывали, а просто убивали сразу же после отлова.

– Мы привлекли ветеринарные клиники, кинологические клубы, Тюменскую сельскохозяйственную академию и просчитали все затраты на содержание в сутки одной собаки, на ее отлов, стерилизацию, – рассказывает Анна Москвина. – Оказалось, что все тарифы завышены фактически в два раза. Тогда мы быстро оформили индивидуальное предпринимательство, приняли участие в аукционе на 2012 год и выиграли его.

Приехав в приют, общественники обнаружили, что вместо значащихся по договору 70 животных в нем содержалось 114. На большую часть не было вообще никаких документов, неизвестно, сколько они находились в пункте временного содержания, откуда они, какие процедуры с ними производились. Отметки о стерилизации оказались только у шести собак, отметки о вакцинации не совпадали с датой поступления питомцев. Документы составлялись для отчета, для галочки.

– Тогда мы хотели доказать, что решить проблему безнадзорных животных в городе можно гуманными способами, для этого не нужно их убивать, – говорит Анна.

– Мы предложили администрации города увеличить количество вольеров, но нам отказали – нет средств. А затем в городе было создано муниципальное учреждение для содержания безнадзорных животных и служба отлова при нем. С тех пор аукционы не проводились.

Ситуация с отловом безнадзорных животных в Тюмени стала лучше, чего не скажешь о юге Тюменской области, где продолжали убивать кошек и собак. Доходило до абсурда: вышедшую погулять кошку какой-нибудь бабушки могли отловить и увезти – для нужных цифр в отчете. Могли приехать из другого города, чтобы наловить животных для выполнения плана.

– Мы начали этим заниматься, проверяли, писали в прокуратуру, находили людей, которые стали стерилизовать по контракту отловленных животных, и постепенно методы сменились с убийства на стерилизацию. Впрочем, и сейчас есть люди, считающие, что после отлова непременно нужно убить животное, – отмечает Анна Москвина.

Фото: VK / Приют »Лучший друг»

Но пожаловалась какая-то бабушка

Животных Анна Москвина любила всегда и даже хотела связать с ними жизнь, став ветеринаром. Однако после окончания старших классов поступила в Тюменский архитектурно-строительный университет, чтобы стать инженером-строителем. Мысли о ветеринарии возникали, но в то время она в городе не была развита. Все изменилось в 2010 году.

– Я в то время сидела в декрете, и вот как-то в интернете наткнулась на баннер с просьбой о помощи от организации «Потеряшки», – рассказывает Анна. – Тогда подумала, что вот, оказывается, есть у нас в городе организации, которые помогают животным. Потом зашла к ним на сайт, начала просматривать фотоальбом «Животные от населения» и увидела там снимок собаки, которая была похожа на мою, погибшую под колесами автомобиля. Позвонила по указанному под фотографией телефону, чтобы узнать об этой собаке, разговорилась с женщиной – представителем организации, которая оказалась суперсобирателем животных. Она рассказала мне о проблемах бездомных животных, о том, что их отстреливают, тогда как есть более гуманные методы, такие как стерилизация.

Первое бездомное животное, которое стерилизовала Анна Москвина, теперь живет у нее. Под окнами ее дома развернулась стройка, на которой постоянно жили собаки. Она их посчитала – 11 штук, большинство – суки. Что будет, если они принесут потомство? Тогда Анна решила действовать – поговорила со строителями, которые заверили, что собаки как жили на стройке, так и будут жить, взяла у «Потеряшек» направление на льготную стерилизацию, поймала первую собаку – Лолу, которая после стерилизации проходила реабилитацию в квартире Анны. После нее простерилизовали еще несколько животных и выпустили обратно на стройку. Но через месяц строители сказали, что на собак пожаловалась какая-то бабушка, пришлось вызвать службу отлова, так что всех животных убьют.

– После всех потраченных усилий просто взять и убить? Мы не могли такого допустить. Вместе с местными зоозащитниками большинство стерилизованных собак тогда пристроили, а первую, Лолу, я забрала домой. Сейчас у нас в квартире, помимо пятерых людей, живут две собаки и пять кошек, все подобранные, помещаемся, – говорит Анна.

Как только узнают о взносе – сразу исчезают

Когда общественный приют «Лучший друг» начал работать, его организаторам многое приходилось изучать с нуля, опыта совсем не было.

– Мы, например, даже не знали, что животное сначала надо прививать от вирусов, а потом уже помещать к другим, – рассказывает Анна. – Постепенно стали узнавать о том, как вакцинировать, как лечить, почему щенкам в приюте не место – они просто погибнут из-за инфекции. Параллельно пристраивали питомцев, потом видели, как пристроенные собаки и кошки снова оказывались на улице. Так выработались четкие критерии для потенциальных «усыновителей». Например, не отдаем животных в съемное жилье, потому что 90% людей, как только меняется ситуация с проживанием, либо бросают взятых из приюта кошек или собак, либо возвращают. Мы же знаем этих животных, заботимся о них, испытываем по отношению к ним положительные эмоции, поэтому не хотим, чтобы они оказались на улице. И хотим быть уверены, что будущему хозяину не наплевать на питомца, поэтому беседуем, составляем договор, прописываем ответственность сторон. Может, это паранойя, но после того, что происходит в реальности, начинаешь задумываться обо всем.

Кстати, чтобы взять кошку или собаку в «Лучшем друге», необходимо заплатить взнос в тысячу рублей – на содержание приюта. Как говорит Анна, многих это возмущает – дескать, и так делаем одолжение, что забираем животное, а с нас еще и деньги берут.

– Так мы отсеиваем хоть какой-то процент недобросовестных людей. У нас и бабушки, и дедушки, если забирают животное, выделяют взнос из своей небольшой пенсии и не говорят ни слова. А есть люди, которые звонят и спрашивают определенную породу – надо лайку, овчарку. Но только узнают о взносе, тут же исчезают. Мне это непонятно. А как ты собирался содержать породистое животное? Его нужно кормить, вакцинировать, показывать ветеринару, а это немалые деньги. Если ты не готов тратиться на животное, то лучше не заводи.

Анна Москвина считает, что многое зависит от культуры людей. Большинство относится к домашним животным не как к живым существам, а как к предмету интерьера, не осознавая, что у питомца есть свои эмоции, он переживает даже тогда, когда его отдают кому-то другому, а что уж говорить о тех ситуациях, когда живое существо выкидывают на улицу.

Фото: VK / Приют »Лучший друг»

– Хозяев, а тем более хороших, на всех не хватает. Нам удается пристраивать 5-10 кошек и собак в месяц, это очень мало.

Так принято: сегодня ты взял животное, а завтра оно сделало что-то не так, заболело, вдруг появилась на него аллергия, ребенок родился, и его выкидывают. Как такое возможно?

Я тоже была беременной, помню, врач говорила всем будущим мамам: «Всем, у кого есть кошки, срочно нужно от них избавиться». Ты жил с кошкой 15 лет, а потом взял так просто и выкинул ее? Если у собаки есть шанс выжить на улице, то у кошки практически никакого. Холод, голод, собаки, машины, неадекватные люди. Если есть куда посадить и нет возможности выпустить, то мы забираем бездомных животных в приют, но пристраивать их сложно, а места у нас мало.

Агрессию животного провоцирует человек 

Сегодня в приюте «Лучший друг» 120 мест. Как только какое-нибудь место освобождается, поступает новое животное. Кроме того, от имени ИП, оформленного на мужа Анны, с 2016 года действует контракт на отлов, обработку и выпуск животных в Тюменском районе. Собак отлавливают, стерилизуют, прививают от бешенства, если нужно, то подлечивают, а потом возвращают на место. За месяц удается отловить и обработать больше 200 собак.

– Среди безнадзорных животных не так уж много бездомных собак, – говорит Анна Москвина. – В основном это домашние псы, которые находятся на самовыгуле. Мы забираем собаку, стерилизуем, обрабатываем, потом возвращаем на место, а там уже может быть новый щенок. И никто таких хозяев никогда не штрафовал за безответственность.

На первый взгляд кажется, что надо просто убрать беспризорную собаку, однако на ее место все равно придет другая, это достоверный факт, утверждает Анна. Пусть лучше его займет стерилизованная собака, у которой нет течки, а значит и не будет «собачьих свадеб», и которая не будет рожать дважды в год.

– Особенно агрессивных животных мы на улицу не возвращаем, но на сто процентов предотвратить укусы невозможно. «Кусачих» собак на самом деле единицы, и чаще всего агрессию в них провоцирует сам человек, причины всегда есть – чаще всего это защита. У нас был такой пес, который к нам попадал неоднократно – сначала с травмой лапы, потом ему стреляли в глаз. После этого животное стало кусать людей. Когда собака живет в привычной обстановке, на одной и той же территории, ее не пугают и не обижают, то она становится доверчивее и добрее.

«Поймал, усыпил, и нет проблем»

Периодически в соцсетях мелькают новости о том, что бродячие собаки кого-то покусали. Не так давно обсуждалась информация: в поселке Боровском чипированные собаки якобы покусали 15 человек, чуть раньше говорили о том, что стая собак покусала пенсионера, который отбился только благодаря случайному прохожему. Чипированные – значит, из приюта, где их стерилизуют, а потом выпускают, и они нападают на людей. Такова логика людей, комментирующих подобные новости.

По мнению Анны Москвиной, зачастую подобные сообщения – это не более чем намерение вызвать у людей агрессию против животных. В каждом случае надо разбираться, правдой или нет являются такие новости, нередко их цель – собрать как можно больше просмотров.

Анна Москвина

– Я могу понять, когда человек убивает собаку, которая напала на него или его ребенка, он защищался. А если ты выходишь на улицу, видишь там кошку или собаку и думаешь – надо убить? Это клиника, моральное уродство. На самом деле таких людей, жаждущих крови, немного. Но представьте, что изо дня в день на вас потоком льются новости о том, что собаки где-то кого-то загрызли, под этими новостями куча фейковых комментариев, призывающих убивать безнадзорных животных, у людей невольно зародится в голове эта мысль – они считают, что, убивая собак, спасают мир, – объясняет Анна.

По ее словам, в обществе постепенно внедряется идея о том, что бедные животные мучаются на улице, болеют и голодают, а спасением для них будет убийство, но не жестокое, а гуманное, с помощью эвтаназии – поймал и усыпил.

Почему закон пока не решает проблему

В конце минувшего года в России наконец-то был принят закон «Об ответственном обращении с животными». Там были закреплены четкие принципы обращения с ними – гуманность и запрет насилия. В соответствии с законопроектом, сокращать численность безнадзорных животных можно только гуманными мерами, в частности методом: отлов – стерилизация – вакцинация – возврат (ОСВВ). То есть животное после стерилизации можно либо помещать в приют для дальнейшего содержания и поиска владельца, либо возвращать по месту обитания.

– Хорошо, что закон приняли и ОСВВ узаконили, но бюджетные средства на работу с безнадзорными животными ограничены, государство никогда не будет всех собак и кошек содержать в приютах, а хозяева за ними толпами не приходят.

Поэтому метод стерилизации и возврата будет преимущественным. А этого очень мало, чтобы можно было глобально решить проблему, так как собак и кошек, не переставая, выбрасывают, – говорит Анна Москвина.

По ее мнению, в идеале необходимо вводить обязательную регистрацию домашних животных, их чипирование и брать налоги с хозяев нестерилизованных питомцев. Если чипированное животное оказалось на улице, его хозяин должен будет заплатить большой штраф и ему запретят заводить животных.

Фото: VK / Приют »Лучший друг»

– Что бы мы ни предпринимали для регулирования численности безнадзорных животных, все равно остаются люди, которые жаждут расправиться с ними, убрать с глаз долой. И я прихожу к выводу, что они думают не про безопасность, а про убийства. Конечно, было бы замечательно, чтобы у каждой бездомной собаки появился кров и хозяин. А если не получается? Нужно убивать?

Елена Сидорова

Фото автора

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: