Многие больницы по всей стране переформатируют на борьбу с коронавирусом. Врачам не хватает защитных средств. Нет масок, респираторов, дезинфекторов. Больницы вынуждены обращаться в фонды, чтобы защитить сотрудников от инфекции. Почему медики оказались без средств защиты, что мешает оперативно обеспечить их самым необходимым и что с этим делать «Правмиру» рассказал директор Института повышения конкурентоспособности, экономист Алексей Ульянов.

Алексей Ульянов

— Это одна из ключевых проблем нашей страны — пресловутый Федеральный закон №44 (ФЗ-44) о госзакупках, который парализовал деятельность не просто больниц, а всего госсектора и даже экономики страны.

Этот закон, который поставил в абсолют процесс, а не финансы и результаты. Процедура стала во главе угла, причем процедура сложная, постоянно меняющаяся, абсурдная и противоречащая мировому опыту. Например, аукционы, которые навязывает ФАС и Минфин всей стране, в мире используются не в закупках, а в продажах. Американцы пишут, что умные заказчики не используют аукционы. Европа их запрещает законодательно. А у нас они стали главным способом закупки. 

— Чем плох аукцион при закупке?

— Аукцион — штука очень опасная. Когда ее ведет покупатель, он должен подробно описать все неценовые характеристики товара, а сделать этого он не может. Соответственно, велика вероятность ошибки, которая повлечет за собой получение на выходе поставки не того, что ты заказывал, чего хотел, а дешевого аналога, который ломается, портится или вообще является контрафактом.

Также на аукционе покупатель должен установить цену, а это бред с экономической точки зрения, потому что, во-первых, цены пляшут от продавца, а во-вторых, это вероятность коррупции. Есть много способов завысить, либо, наоборот занизить цену, если нужно кого-то выдавить с рынка. Нигде в развитых странах в госзакупках не устанавливают начальную цену.

В отношении масок, лекарств и всей медицинской темы это полная несуразица.

И сейчас получается, что вместо того, чтобы больницы закупали эти маски, дезинфекторы, еще что-то, они обязаны объявить торги. Потом они должны описать в техзадании, что им нужно, но при этом нельзя указать, что это будет конкретно. То есть, я хочу что-то такое, на четырех ножках, чтобы можно было сидеть, а сзади была спинка, но при этом у меня нет права называть это стулом.

Написание ТЗ занимает какое-то время, потом объявляется аукцион, он идет месяц, то есть в сумме — это месяца два. А на аукционе победит поставщик какого-то дешевого некачественного препарата или масок, которые моментально рвутся, потому что плохо сшиты, но они самые дешевые, и больница обязана их купить. Если она откажешься это сделать, то придет ФАС и возбудит дело или снесет торги. 

Представим, что вдруг каким-то чудом требования к качеству написаны хорошо, ФАС не пришел, победил тот, кто нужно — условно говоря, поставщик качественных изделий. Но в таком случае мошенники (на торги может прийти любой, то есть больница, как покупатель, не имеет права установить какие-то минимальные требования, ограничить участие фирм-однодневок, зарегистрировавшихся за день до торгов, например), проиграв, подают жалобу, результат торгов аннулируют, и закупка опять стопорится.

И третий вариант — что опять же победил мошенник, но он не только не поставил некачественный материал, а получил аванс и сбежал.

Регионы просто плачут от этого закона, они ищут любые способы его обхода, потому что по нему работать вообще невозможно. Он дает поставки некачественных товаров с опозданием и по завышенным ценам.

И закупку надо еще внести в план. Если ты не внес ее в план, то не имеешь право ничего закупать. А план менять долго, это требует согласований с ФАС.

Сейчас больницы не могут купить маски и защитные средства, потому что в прошлом году они это не запланировали.

— Облегчит ли ситуацию разрешение на закупку у единственного поставщика?

— Сейчас правительство приняло антикризисный закон, который должен скоро вступить в силу. Он предусматривает, что в чрезвычайных ситуациях можно будет закупать очень быстро.

«Если бы нам выдали костюмы и маски, я бы не ушла». Почему реаниматологи уволились в разгар пандемии
Подробнее

Мы, зная, что эта маска лежит у производителя, сможем просто пойти и купить ее у него, не устраивать аукционов, увеличивающих сроки и завышающих цены.

Но пока этого нет, больницы столкнулись с тем, что просто не могут этого сделать. Решение о закупке у единственного поставщика под предлогом чрезвычайной ситуации должно облегчить положение.

Это часть большого закона о внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ по вопросам предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций.

Там есть большой блок по закупкам, общий смысл которого в том, что закупку в ЧС можно производить быстро и напрямую, что называется, у единственного поставщика. То, что эти изменения приняты так быстро, это удивительно.

Прямые закупки будут разрешены до окончания ситуации с коронавирусом, а потом все вернется обратно к аукционам.

— Означает ли разрешение закупки у единственного поставщика, что проблема решена?

— Это не факт. Уже неоднократно мы сталкивались с тем, что в принятом законе одно, а потом по разъяснениям, подзаконным актам выясняется, что все очень сложно.

Приведу пример. Когда общественность потребовала увеличить порог малых закупок, который составлял 100 тысяч рублей, его повысили до 300 тысяч, а потом — до 3 миллионов, все обрадовались. Потом выяснилось, что суммарно остается ограничение на покупку в год не более чем на 50 млн рублей. То есть в лучшем случае можно осуществить 15 закупок в год, при этом не везде, где захочется, а только в электронном магазине на специальных площадках. 

Поэтому, я не исключаю, что сейчас опять начнутся какие-то претензии и ограничения.

Возможна такая ситуация, что больницы сейчас проведут прямые закупки, а после придет ФАС, скажет, что они ограничили конкуренцию, и накажет их.

— Что изменит ситуацию, кроме разрешения прямых закупок?

— По большому счету, если отменить эту систему с аукционами, то денег хватит на закупку не только масок и средств защиты, но и лечение онкобольных, лекарства для больных муковисцидозом и другими сложными заболеваниями.

«Они будут жить в больнице и спасать нас». Как жители Красноярска поддержали врачей в пандемию
Подробнее

То есть главное решение проблемы, в том числе с дефицитом масок и защитных средств для медиков сейчас, а в целом — обеспечения лекарствами и медсредствами больниц и пациентов — это приостановить действие всего 44-го закона на период кризиса. И временно, на период ЧС, перевести всех на 223-й закон, который тоже устанавливает контрольные рамки, но дает гораздо большую свободу больницам, в том числе — возможность быстро закупать. То есть они тоже будут обязаны отчитываться, а прокуратура будет смотреть на цены. И одновременно создать рабочую группу по его совершенствованию, а скорее даже по написанию нового закона о госзакупках.

Это гарантированно облегчит ситуацию и поможет снизить цены.

ФЗ-44 — это вредительство в масштабах всей страны, он — корень проблем не только в здравоохранении, но и в образовании и других бюджетных сферах. Об этом многие говорят уже давно.

Глава республики Крым Сергей Аксенов обратился с этим вопросом к президенту во время одной из встреч. Он предложил отменить этот закон на территории Крыма, поскольку работать по нему возможно. Путин согласился в качестве эксперимента сделать это в Крыму, а если эта мера даст положительный результат, перенести этот опыт на всю страну.

Сейчас Госдума во втором чтении приняла законопроект о выводе Крыма из ФЗ-44. Следом Дальний Восток попросил отменить у них этот закон.

Решение проблемы — это приостановить пока действие ФЗ-44 на период кризиса, и за это время широкая рабочая группа, включающая чиновников и общественников, создаст новый закон. А бюджетная сфера без контроля не останется, она может работать по более либеральному ФЗ-223.

Записала Ирина Сычева

Фонд «Правмир» открыл сбор на покупку средств индивидуальной защиты для врачей на местах, которые сегодня работают в эпицентре эпидемии: в больницах, поликлиниках, лабораториях.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.

Как сделать так, чтобы дети и подростки полюбили читать?

Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: