О принципах школы с техническим уклоном, медицинских и космических разработках учеников, олимпиадных достижениях и гарантиях успеха рассказывает ее директор Сергей Граськин. «Правмир» продолжает серию разговоров с директорами и учителями московских школ, которые занимают первые места в рейтингах и отличаются особыми подходами к образованию.

Перед входом в школу №1580 в Чертанове посетителей встречает… настоящая ракета. Жительница дома напротив опасается: «А вдруг взлетит? Почему она на мои окна нацелена?» Школьники рассказывают ей про «холостой заряд» и про необычную школу, где готовят будущих инженеров, студентов МГТУ им. Н.Э. Баумана и других технических вузов. 

Школа №1580

В школе – доска объявлений. На ней листок с местом и временем встречи с магистрантами Бауманки. Такое общение здесь в порядке вещей. Директор школы Сергей Граськин поясняет:

– Обычно на встречах школьников со студентами и магистрантами Бауманки аншлаг. У нас много спецдисциплин, которые читают преподаватели МГТУ, в том числе и магистранты. Причем школьникам легче контактировать со студентами, почти со своими ровесниками, они находят общий язык с полуслова. И сленг школьников студенты хорошо понимают, в отличие от многих преподавателей постарше, для которых это зачастую абракадабра. Под руководством студентов лицеисты выполняют свои проекты. 

– Что это за проекты?

– Самые разные. Иногда довольно фантастические – лунные или марсианские станции, трехмерные крестики-нолики. Иногда – практические: наши школьники, к примеру, разработали программу, подбирающую замены преподавателей по огромному числу критериев. Осваивают шифрование решеткой Кардано, с помощью которой засекречивал свои послания еще кардинал Ришелье.

Над некоторыми проектами ребята работают несколько лет. Выпускник этого года Миша Сурков придумал тренажер для реабилитации после инсультов. Сейчас Михаил учится в Бауманке. Если найдет инвесторов, то его разработка будет доведена до промышленного производства. Ребята придумали экзоскелеты – с их помощью можно, приложив небольшие усилия, починить что-то на борту космической станции.

Как правило, работа над проектами – командная. Сейчас, помимо университета и школы, в нее включились еще и предприятия. Мы заключили договоры с десятью московскими и подмосковными производствами, и школьники воплощают свои идеи под руководством инженеров-практиков. Представляете, ученик что-то придумал, и если это стоящая разработка, то ее ставят на промышленное производство, это же фантастика!

Сергей Граськин

В метро они решают задачи и спорят о физике

– Что самое интересное в нынешнем поколении школьников?

– Иногда говорят, что школьник стал трудным. Это не так. Ребята стали более любознательными, они имеют возможность получать знания не только в школе. Они лучше, чем взрослые, владеют гаджетами. Но, с другой стороны, не надо и преувеличивать роль гаджетов и интернета.

Роль учителя остается определяющей. Эта профессия никогда не уйдет в прошлое.

На уроках гаджеты мы используем. Московская электронная школа дает возможность учителю более эффективно строить урок. Учитель может сказать, что его лекции выложены в сети, порекомендовать прочесть их. А на уроке он касается более интересных вещей. Учитель рассказывает о том, что осталось за рамками выложенной в интернете лекции, и тогда материал становится более понятным. То же касается и заданий. 

Надо стараться выстроить урок так, чтобы подогнать материал под каждого ученика. Это, конечно, идеал. Но ты можешь так построить урок, когда какая-то группа школьников работает над более сложными темами и задачами. Кто-то ставит свой опыт, кто-то решает задачу. Темп усвоения должен соответствовать уровню подготовки ученика. 

– У вас в коридоре висят рейтинги школьников – это заставляет их конкурировать друг с другом. Считаете это этичным? А вдруг кто-то обидится, и у него опустятся руки?

– Мы это делаем, чтобы ребенок понимал, где сейчас он находится в данной системе отсчета. Это хорошо мотивирует. Кто-то расстроится? Проблемы, конечно, случаются. Не бывает так, что все на 100 процентов одинаково осваивают программу. 

Сергей Граськин

Здесь все зависит от нескольких вещей. Как администрация и классный руководитель работают с родителями. Мы стараемся проводить встречи с семьями, которые предотвращают проблемы. Не ругаем ребенка, а начинаем встречаться, разбираться вместе с психологом, каковы причины той или иной проблемы, неуспеха этого ребенка. Если есть какие-то конфликты, то занимаемся вместе с психологом, детально разбираем каждый нюанс, каждый конкретный случай. 

Дети в нашу школу приходят заниматься делом, поэтому каких-то серьезных конфликтов или, например, потасовок между ними не возникает. Я их даже в метро, когда еду на работу, могу отличить от других. Наши решают задачи, спорят о физике и математике.

– У вас учатся талантливые дети. Принимаете в школу ведь не всех?

– Сразу оговорюсь, все дети талантливы. Надо просто уметь разглядеть в ребенке его талант и создать условия для его развития. Конечно, отбор у нас в классы с углубленным изучением предметов есть, конкурс – до 5-6 человек на место. Но его мы проводим, только начиная с 5-го класса. Малышей принимаем всех – по месту жительства, никому не отказываем, а 15 процентов всех ребят у нас – дети из многодетных семей.

По московским меркам, мы не самая большая школа, «всего» 2150 учеников. В обычной школе бывает много первых классов, а старших – уже меньше. А у нас все наоборот. Такая перевернутая пирамида получается: в два первых класса набираем только детей из микрорайона, а вот в десятом и одиннадцатом – по 14-15 и больше классов в инженерной параллели. 

При тестировании дети обращают внимание прежде всего на математику и физику, а больше всего «валятся» как раз на русском языке. Мы считаем, что современный человек не может развиваться однобоко, он должен быть в первую очередь грамотным.

«Искусственный интеллект пришел в школу, но талантливого учителя не заменить». Директор школы – о том, к чему должны быть готовы педагоги
Подробнее

С пятого класса мы предлагаем ребятам разные варианты, в какой области им дальше развиваться. Конечно, мы прекрасно понимаем, что определиться раз и навсегда, чем заниматься дальше, в этом возрасте очень трудно. Да в нашей жизни это и не нужно, потому что придется еще не раз поменять свою жизненную траекторию.

Но грамотность, языки, знание истории и литературы – все это лишним не будет в любом случае. Поэтому у нас есть классы с углубленным изучением английского языка. Но это не значит, что мы уменьшаем в них количество часов по математике, физике, информатике. Ребята изучают эти предметы в том же объеме, плюс к этому еще пять часов иностранного языка в неделю.

С этого года мы, понимая, что совсем близко переход на изучение двух обязательных иностранных языков в школе, ввели второй язык – испанский. Дети начинают изучать его с пятого класса.

Сергей Граськин

Добавили отдельным предметом логику. Начиная уже с пятого класса вводим элементы естествознания – физики, химии, биологии. Плюс шахматы (уже в «началке»), основы робототехники – то есть те предметы, которые так или иначе вводят ребят в курс технического творчества.

Главное – не мешать людям работать

– Школа только что отметила 30-летие. Расскажите, как все начиналось.

– Физико-математическая школа при МГТУ имени Н.Э.Баумана была создана в 1989 году на базе 10-11-х классов по инициативе вуза, который хотел получить себе хороших студентов. 

Ведь как обычно бывает? Ребенок переходит из начальной в основную школу, а учитель говорит: «Чему вас учили? Вы ничего не знаете». Закончив основную школу, дети переходят в старшую и опять слышат примерно то же самое. А потом и вузовские преподаватели предъявляют такие же претензии к поступившим студентам-первокурсникам: «Чему вас учили в школе, если вы синус икс не можете от косинуса икс отличить?» 

«Все уже делают автоматы». Кем точно не будут работать наши дети и зачем еще нужны колледжи
Подробнее

30 лет назад в МГТУ им. Баумана решили готовить студентов «под себя»: преподаватели из Бауманки пришли в школу и стали учить детей так, как они считали нужным. Педагогический коллектив сформировался из тех вузовских преподавателей, которые тогда еще стали работать в школе, костяк коллектива сохраняется до сих пор. Под их руководством разрабатывались авторские программы по математике, физике, информатике.

Я убежден, что талантливому ученику нужен талантливый учитель. Да, зачастую с нашими детьми бывает не просто. Знаете, как с отстающими есть проблемы, так и с «продвинутыми» тоже – но другого, конечно, порядка.

У наших ребят огромный интерес к предмету и поэтому повышенные требования и к преподаванию. С ними не проходит просто отработать урок, они требуют от учителя, чтобы он выложился на все сто. А если чувствуют равнодушное отношение или видят, что учитель расслабился, не прощают промахов. 

Приходится расставаться с такими учителями. Но это, конечно, редкие случаи. Я считаю, что в основном у нас работают только «звезды». Кстати, у нас не только блестящие преподаватели физики и математики, но и очень сильные филологи, преподаватели иностранных языков. Мы понимаем, что современный инженер не может быть человеком безграмотным. 

Ученики на занятиях. Фото: ГБОУ Лицей 1580 / Facebook

Для меня очень важно, что мы сумели создать единый сильный творческий коллектив. Это заслуга моих предшественников.

В 1995 году директором школы стал Борис Васильевич Падалкин, сейчас он первый проректор – проректор по учебной работе Бауманки и председатель Управляющего совета нашего лицея. Ему удалось сплотить коллектив, преодолеть те разногласия, которые были поначалу между вузом и школой. Когда я уже в 2005 году возглавил лицей, моя основная задача была – сохранить то, что было создано, укрепить это и сделать так, чтобы школа развивалась дальше. 

Я заведую кафедрой «Основы математики и информатики» Специализированного учебно-научного центра Бауманки и одновременно являюсь директором школы уже почти 15 лет, такая уж традиция совмещения должностей у нас сложилась. 

Секретам управления я учился в Военной академии и в Бауманке. Самое главное – создать учителю условия, чтобы ему было комфортно работать. 

Если коллектив работоспособен, то лишнее надзирательство только вредит процессу.

У нас в школе преподает много учителей-звезд. Если у учителя по математике в каждом выпуске по 5-6 стобалльников, то такого профи мне контролировать не надо. Если у нас работают действующие профессора РАН, на лекции которых собираются дети со всех классов и не хватает мест в аудитории, то зачем мне их опекать? Скорее вмешательство потребуется, когда учителю или другому сотруднику надо чем-то помочь.

Конечно, понятие об ответственности тоже бывает разное. Например, пришлось расстаться с учителем, который из-за автомобильных пробок регулярно опаздывал на занятия. Школа действительно расположена далеко, у метро «Чертановская», и доехать не очень просто. Но есть ведь метро, можно рассчитать время. Значит, это не «наш человек». 

Мы не можем учить детей и быть сами не на высоте. Известно, что даже Галина Павловна Вишневская ездила в «Гранд опера» на метро, когда чуть не опоздала на машине на премьеру из-за пробок. Так что всегда можно найти выход и не подвести других. 

Олимпиады, конкурсы и практики работают на ребенка

– Вы подстраиваетесь под требования учеников? Или ученики – под требования учителя и школы?

– Школа должна работать для учеников. Наверное, с точки зрения приоритетов, главный – это ученик, ради которого мы работаем и существуем. Когда ты видишь, что есть результат, когда приходят благодарные ученики через 5-10 лет, уже сделав карьеру, это очень приятно.

Многие наши выпускники идут в Бауманку. МГТУ на сегодня закончили уже около 8 тысяч наших выпускников. Два года назад мы проводили исследование, которое показало, что порядка 60 процентов выпускников идут работать на инженерные специальности. И только четверть выпускников находятся в состоянии поиска. По данным рейтингового агентства RAEX, Бауманка занимает по востребованности у работодателей первое место. Это вуз прикладного характера, и как только стали развиваться прикладные исследования в стране, выпускники МГТУ стали нарасхват.

Мы выпустили в этом году 409 человек. Из них только семеро поступали и не поступили в вузы. 402 поступили. 99% из них пошли в технические вузы. Единицы пошли в другие, например, в Академию внешней торговли. Около 50 человек поступили в ВШЭ, но на специальности, связанные с информатикой. В МГУ – 53 человека. Факультеты в основном выбирали прикладные, связанные с техникой. В Бауманку на бюджет поступило 147 человек, 20 – на внебюджет. Сейчас есть совместный проект МГУ и одного из китайских университетов, один из наших выпускников поступил в этот университет. 

– Поступление в вуз по итогам предметных олимпиад стало в последнее время даже более предпочтительным для некоторых школьников, чем по ЕГЭ. По ЕГЭ можно не поступить, даже набрав за единый экзамен очень высокие баллы. А победителей олимпиад любой вуз с руками оторвет.

Престижный шанс или изнурительный марафон. Что выигрывают и как проигрывают участники олимпиад
Подробнее

– Да, ЕГЭ сейчас уже не единственный способ поступления в вуз. Но не забывайте, что стать победителем или призером олимпиады очень трудно. И даже если ребенок получит после олимпиады возможность поступить без вступительных испытаний, он все равно должен подтвердить свои знания на ЕГЭ по профильному предмету, набрав 75 баллов и больше.

Подготовка и проведение олимпиад – большая часть работы школы, мы проводим ее вместе с МГТУ им. Баумана. Победителей у нас достаточно много, участников – вообще каждый второй. Их победы приносят, конечно, баллы в рейтинг, но это не главное. Самое главное, что сами ребята получают удовлетворение от участия в таких соревнованиях. Наша школа – получатель гранта мэра Москвы 1-й степени на протяжении уже многих лет (участие школьников в олимпиадах при получении такого гранта – один из главных критериев).

В прошлом году призовые места на городских турах Всероссийской олимпиады школьников заняли 46 наших ребят, причем не только по физике, математике, информатике, но и по английскому языку, биологии, географии, праву. Традиционно лицеисты принимали активное участие во многих конкурсах, например, в Турнире имени М.В. Ломоносова. Наши ребята участвовали в Международной математической олимпиаде «Формула единства», а восьмиклассники – в олимпиаде Л. Эйлера (геометрия) и других интеллектуальных конкурсах.

Ученик школы Леонид Львов (в центре) в 2018 году стал абсолютным победителем по предмету «химия» на Всероссийской олимпиаде. Фото: ГБОУ Лицей 1580 / Facebook

В этом году по результатам ЕГЭ у нас было 76 стобалльников, 11 выпускников получили 200 баллов, а 2 – 300 баллов. 

Наши ребята выиграли олимпиады в Питтсбурге, в Нагано, в Индонезию сейчас едут, чтобы участвовать в олимпиаде «Умный дом». У нас есть целое исследовательское направление – кто-то делает умные теплицы, кто-то аквариумы. Иногда они выполняют проекты с подачи родителей, иногда педагоги или преподаватели вузов подают им идеи, иногда что-то придумывают сами ребята. Очень много лекций и занятий проводятся на базе университета. Проводим инженерные каникулы, практики, вывозим 10-е классы на практику в Дмитров. Мы не отказываемся от этих поездок, это все работает на ребенка. Как бы тяжело ни было, надо это делать.

С 5-го класса у ребят углубленная математика, физика, логика. Техническое творчество школьников всячески приветствуется: мы планируем, что ребенок продолжит свой рост в этом направлении. С ребятами занимаются преподаватели Бауманки и инженеры с производства.

– Как вы относитесь к такому мнению, что поступление в вузы по результатам олимпиад снижает значение ЕГЭ? Олимпиады превратились в пропуск в вуз.

– Сейчас уже более жесткий подход к утверждению перечня олимпиад, совсем «бросовые» олимпиады исключены из списка. Олимпиады бывают различных уровней.

«Бешеная гонка сдачи ЕГЭ, и вот они получили приз – поступили». Почему после первого курса студенты уходят из престижного вуза
Подробнее

Я бы не сказал, что они являются пропуском для поступления в вуз. Чтобы стать победителем или призером, надо вложить очень много труда. И ребенка, и учителя. У нас с такими детьми работает целый коллектив – педагоги школы, Бауманки, а еще и инженеры с производства. 

Возьмем олимпиаду «Шаг в будущее», которую проводит МГТУ. Там есть такой конкурс проектов – «Инженерное дело». Чтобы сделать стоящий собственный проект, ребенок должен заниматься не один год, наши ребята ведут свои проекты от двух до четырех лет. Работая над проектом, школьник приобретает конкретные знания и сам совершенствуется. Находит время и возможности получить где-то эти знания. 

Например, ему нужно сделать робота. Зачастую ему не хватает знаний по физике, информатике, математике, электронике. Он эти знания старается получить из интернета, дополнительной литературы, внешкольных занятий, усердно работает. Это очень продвигает школьника вперед, и в то же время он не может забросить обычную школьную физику. Он понимает, что даже если он станет победителем или призером «Шага в будущее», он все равно должен получить 75 баллов по физике за ЕГЭ, чтобы поступить в вуз.

Многие ученики школы увлечены робототехникой. Фото: lycu1580.mskobr.ru

Предпрофессиональные олимпиады тоже у нас проводятся. Мы активно участвуем в WorldSkills Competition. Мое мнение: необходимо повысить роль предпрофессиональной подготовки школьников. Когда ребенок осознанно выбрал специальность и понимает суть будущей профессии, это гарантия того, что он будет успешен. Бывает, что ребенок хорошо учится, а когда ему задаешь вопрос, что тебе нравится, то выясняется, что он еще не определился, куда ему пойти.

Современная инженерия развивается, появляются отрасли на стыке наук, например биоинженерия. Очень востребованы отрасли на стыке профессий – живой природы и техники. Поэтому нашим ребятам нужны и гуманитарные знания тоже.

Высшее образование – не гарантия, что человек будет успешен

– Учеба в школе очень напряженная, подготовка к ЕГЭ и олимпиадам отнимает много сил. Психологи помогают справляться со сверхнагрузками?

– С самого создания нашего лицея у нас была сильная психологическая служба. И сегодня существует психолого-педагогическое сопровождение профессиональной ориентации школьников. Конечно, мы начинаем достаточно рано проводить диагностики, тестируем ребят – и не только своими силами, но привлекаем и городские структуры с тем, чтобы действительно определить не только возможности ребенка, но и выяснить, к чему у него есть предрасположенность. 

В последние годы поступило много ребят, родители которых считают, что их дети технари, а по всем тестам выходит, напротив, что они гуманитарии. Но мы им тоже находим применение. Современная инженерия приветствует такие специальности на пересечении наук. Например, есть целое направление в Бауманке, которое называется «социальная информатика», и оно очень привлекает наших выпускников. В Бауманке есть социогуманитарный факультет, куда поступило в этом году 10 наших выпускников.

Задача школы – развить таланты каждого ребенка. Если по каким-то причинам ребенок или семья говорит, что не хочет углубленно изучать математику – ради Бога. Не хочешь – не изучай. Семья должна тоже понимать, что 10-11-й класс – это серьезные нагрузки, в том числе психологические. И надо принять решение, стоит ли учиться дальше или пусть ребенок идет и приобретает специальность после 9-го класса.

На встречах с родителями говорю, что для успеха в жизни вовсе не обязательно получать высшее образование. Высшее образование – не гарантия, что человек будет успешен в жизни. Мне удавалось переубедить родителей.

Недавно я вернулся с симпозиума по профессиям будущего. Представители Mail.ru и «Яндекса» говорили, что принимают на работу, не глядя в диплом. Молодой человек может вообще ничего не закончить, только школу. Им важно, что он умеет делать.

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: