Главная Общество Аналитические обозрения

Наш патриарх — колонизатор?

В киевском воздухе периодически ощутимы ноты сильного раздражения и досады - заметить их можно было сразу, как только патриарший кортеж выехал за пределы киевского аэропорта "Борисполь" в сторону Владимирской горки.

patriarhРовно 1021 год прошел с момента крещения Руси святым Владимиром и ровно год — с прошлого посещения Московским патриархом Киева. Прекрасный повод сравнить отличительные особенности обоих первосвятительских визитов, тем более что в посещении украинской столицы патриархами Алексием II и Кириллом действительно можно найти немало как поразительного сходства, так и очевидных различий. Различий, говорящих о том, что Русская церковь продолжает осваивать новый язык общения с внешним миром и, более того, намерена предложить этому миру новые фразеологические конструкции.

В киевском воздухе периодически ощутимы ноты сильного раздражения и досады — заметить их можно было сразу, как только патриарший кортеж выехал за пределы киевского аэропорта «Борисполь» в сторону Владимирской горки. Жiвтоблокитные майки и бейсболки, решительные лозунги — группа решительно-суровых граждан оповещает патриарха, что надо служить «Господу, а не Кремлю». Более динамичная картина — на подходах к Владимирской горке, где Святейший служит молебен святому Владимиру. Горластые хлопцы в черных беретах машут красными флагами с украинским гербом-трезубцем: «Геть московского попа-колонизатора!» Нынешние молодые ребята из УНА-УНСО хорошо выучили уроки старших братьев, которые в начале 1990-х в тех же выражениях приветствовали приезд на Украину Алексия II. Только на этот раз что-то новенькое: «московский поп» в представлении украинских националистов оказывается еще и «колонизатором».

Колонизатор — это реализатор определенных экспансионистских интересов, подчиняющий себе некую новую для собственной политики территорию и превращающий ее в колонию, зависимую от метрополии. Довольно странно объявлять колонизацией посещение Московским патриархом приходов своего патриархата, многотысячная паства которого на улицах и дома, в магазинах и общественном транспорте объясняется на русском языке. Паства которых выходит с букетами приветствовать «колонизатора» и находит нужным хором объявлять при его появлении, что их патриарх Кирилл. Украина все-таки пока еще не превратилась в «новую» для московского патриаршества территорию, и едва ли объявление ее таковой соответствовало бы интересам значительной части местного населения.

«Ну как мы, верующие Московского патриархата, можем относиться к приезду патриарха? Конечно, мы очень счастливы, мы так его ждали… А Филарет и раскольники? Да что с них взять! Просто играют в свои политические игры», — отвечал народ из толпы в телевизионные микрофоны. Подобные ответы в телеэфире наверняка злят «Киевский патриархат» — за 17 лет, минувших с момента зарождения денисенковской самостийности, статистика для них по-прежнему не особо утешительна: слишком большая доля населения упрямо ориентируется на Московский патриарший престол и держит в руках портреты патриарха Кирилла при встрече в Киеве делегации Русской церкви. Украинские православные не хотят расставаться со своей исторической памятью, она для них дорога так же, как одинаково дороги святыни Киево-Печерской, Почаевской и Троице-Сергиевой лавр. Обычные паломники из Харькова и Волгограда понятия не имеют о цивилизационной общности, но ландшафты Святогорского монастыря и Валаамской обители для них — это пейзажи одного духовного поля.

Видимо, «колонизация» в представлении самостийных противников патриаршего визита — нелицеприятная для них способность предстоятеля Русской церкви называть вещи своими именами и демонстрировать бескомпромиссность собственной позиции. Патриарх не просто молится, дарит иконы и благословляет верующих с амвона — он протестует против раскола, сопереживает жертвам экономического кризиса и не боится обозначать свое несогласие с тем или иным мнением политического руководства Украины. У памятника жертвам массового голода, противоречивого места не только памяти и скорби, но и модных политико-историософских спекуляций, он решительно оспаривает концепцию властей о необходимости создания на Украине какой-то еще дополнительной поместной Церкви, кроме уже существующей единственной канонической церковной структуры. У главы украинского государства во время патриаршей речи на лице кислое выражение — определенный рефрен с криками хлопцев в черных беретах.

Действительно, очень досадно, когда оппонирующая сторона хорошо владеет словом, ораторскими приемами и во время дискуссии открыта к импровизациям, овладевающим вниманием аудитории. Патриарх Кирилл и в самом деле «оккупировал» Украину — внимание украинской общественности — в ходе полуторачасового прямого эфира на телеканале «Интер». Это патриаршее выступление в прайм-тайм было своеобразным приглашением к интеллектуальной дискуссии, в том числе и тем, кто пытается оспаривать позиции Московского патриархата на исторически коренной для него территории Киевской Руси. Сумеют ли противники Русской церкви ответить на него на должном содержательном уровне, пусть даже и не в прямом эфире ведущего национального телеканала? Или обвинения в «колонизаторской политике» проистекают из-за подспудного осознания своей неспособности на адекватный ответ? Ведь если в арсенале только мегафонное перекрикивание патриаршей проповеди под стенами Киево-Печерской лавры, то как же еще расценивать такие выпады, как не невольное обнажение собственных застарелых и, извините, местечковых комплексов? Впрочем, поездка патриарха Кирилла на запад Украины, в наиболее неспокойные и местами агрессивные районы, в значительной мере позволит дать ответ на этот вопрос.

Уже сейчас с очевидностью можно говорить, что визит патриарха Московского на Украину оказывается очень насыщенным в смысловом отношении. Церковь все более уверенно заявляет о себе как о духовно-геополитической и общественной силе, с мнением которой придется считаться — даже в чисто дипломатических целях.

А объединяет оба патриарших визита, прошлого и нынешнего годов, искренний народный ажиотаж вокруг приезда к ним в гости их предстоятеля. Людям все равно тепло и приятно воочию видеть того, за кого они привыкли молиться за каждой литургией, видеть в родной и привычной для них обстановке, понимать, что вот на этот-то раз патриаршее благословение паствы в конце проповеди касается напрямую, непосредственно и их, стоящих в этой толпе. Народу не нужны бесконечные политические препоны, он от них устал. Люди по-разному пытаются встретить патриарха: в монастырях по пути его маршрута выкладывают свежескошенной травой и полевыми цветами дорожки перед соборами, в городах разворачивают транспаранты («Патриарх Кирилл, родненький! Мы тебя очень любим и молимся за тебя!» — проникновенный жест со стороны симферопольских верующих). Для них «колонизация» Московским патриархом их родной Украины оказалась долгожданной.

Елена Жосул

Интерфакс-Религия

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: