Некрещеные дети не выбрали зла, не отказались от Бога

Некрещеных младенцев будут отпевать в Церкви. Что это означает для родителей, не успевших окрестить детей, почему даже крещение не гарантирует, что с ребенком все будет хорошо, и какие вопросы остаются к отпеванию взрослых людей - священник Андрей Мизюк.

Священник Андрей Мизюк. Фото:Ивана Привалова / eparhia-saratov

На заседании Синода, которое прошло 14 июля в Екатеринбурге, был утвержден чин «Последования об усопших младенцах, не приемших благодати святого Крещения». На сайте Патриархии текст последования уже появился, а в сетях, между тем, идет активное обсуждение этого, как мне кажется, очень важного на сегодня решения для нашей Церкви.

Надо отметить, что, конечно, мы в этом вопросе уже не первопроходцы, подобные или похожие чинопоследования существуют в ряде других поместных православных церквей, но, должен сказать, что именно этого решения Синода я, как священник, да и не только я, ждал очень давно.

К слову сказать, буквально вчера мне уже написала знакомая, узнавшая об этом чинопоследовании, с вопросом о возможности совершить его по своей давно уже скончавшейся в младенческом возрасте дочери. Девочка умерла через несколько дней после родов. Крестить не успели.

Но вот что хотелось бы все же отметить. Дело в том, что этот чин все-таки, наверное, не стоит считать именно отпеванием в том виде, в каком оно существует в наших требниках, как оно есть на самом деле. Да и вообще, на тему самого понятия отпевания существует очень много недопонимания и даже спорных моментов, которые сегодня очень остро нуждаются в обсуждении и разъяснении. С самим же термином «отпевания» все ясно: большая часть последования поется. А вот какой смысл, зачем, что это?

Отпевание или же «последование мертвенное», как оно называется в Требнике – это совершаемый священником заупокойный богослужебный чин, которым Церковь провожает в вечную жизнь преставившегося от временного жития своего члена, молитвенно ходатайствуя ему прощение согрешений и упокоение в Небесном Царстве. И это очень важно понимать.

Это не частная молитва, а молитва всей Церкви, ее свидетельство о жизни и смерти человека, своей частички, своего чада. Очень точно описал смысл этого чина владыка Антоний (Блум): «Господи, этот человек прожил не напрасно. Он оставил по себе пример и любовь на земле; примеру мы будем следовать; любовь никогда не умрет». Провозглашая перед Богом нашу неумирающую любовь к усопшему, мы утверждаем этого человека не только во времени, но и в вечности. Наша жизнь может быть его искуплением и его славой».

А теперь представим насколько современная ситуация с отпеваниями далека от идеала или хотя бы вот этих слов. То есть, отпевания есть – но все ли в них соответствует тому, для чего они были задуманы и составлены? Был ли человек частью Церкви, участвовал ли он в Таинствах, размышлял ли он о жизни вечной, стремился ли к ней?

Чаще всего ответы на эти вопросы священнику приходящему на отпевание уже не узнать, ибо они за устами того, кто ныне лежит в гробу и поведать о своей христианской жизни он уже не сможет, равно как и сказать: нет, это не мое, я не хочу ко Христу и в это ваше Царство. Но священник вынужден произносить и свидетельствовать о вовсе незнакомом человеке так, как словно бы близко знал его.

Бог не нарушает воли человека, не может ее нарушить и Церковь, но часто исходя из факта крещения умершего и просьб родственников Церковь тем не менее, не лишает его христианского погребения. Да, с одной стороны «милости прошу», но с другой стороны есть человек, его желание и воля. Тут все очень непросто.

И еще более непросто с детьми, которые умерли и не успели стать крещеными. Как священник, окормляющий родильный дом, могу сказать, что я мчусь на вызов и просьбу об экстренном крещении иногда даже из деревни почти за сто километров. И по счастью почти всегда успеваю. Нет, крещение не может стать гарантией того, что малыш выживет, об этом я всегда стараюсь сказать мамам, которые нередко думают, что само крещение является панацеей и немедленным спасением от смерти. Но чудеса все же совершаются чаще, чем приходит беда.

А как быть тем, кому в эти тяжелые минуты в реанимации было совсем не до размышлений о том, крестить или нет, тем, у кого времени на это не было совсем? И ведь еще меньше знают, что в экстренном случае мама сама может окрестить малыша, окропив водой и произнеся крещальную формулу. И получается, что от сумм этих неизвестностей и незнаний к нестерпимому факту смерти ребенка прибавляется еще и то, что он не крещен, а значит, ни молитв, ни поминовения, ничего. И люди остаются одни со своей горькой бедой.

Скажу, что мне доводилось видеть и безутешных родителей тех детей, которые умерли все-таки крещеными. И найти вот так сразу довод или же какое-то точное и действенное слово утешения для них нельзя, это то, что им придется прожить и пронести, но в кратких словах к матери или отцу я могу сказать, что Церковь во всей своей полноте молится и разделяет скорбь осиротевших родителей, что они не одни, что мы вместе должны пройти и будем проходить эту страшную и долгую дорогу.

Что же оставалось тем, у кого не было и этого? Канон мученику Уару, частная молитва, свеча на панихидном столе? Этот вопрос очень долго оставался нерешенным. И вот теперь у нас есть возможность хоть как-то эту страницу закрыть, а заодно и напомнить себе и другим, что Бог не лишает нас надежды, что дети, ушедшие скоропостижно и лишенные Таинства крещения не совершили грехов и по своей воле не выбрали зла, не отказались от Бога. Именно наша общая молитва и дерзновение Церкви дает нам надежду, что незримыми для нас путями милосердия Господня ушедшие от нас не останутся без Божественной любви.

Да, сам чин не есть отпевание в прямом смысле этого слова, но в нем есть слова не только утешения родителям, но и прошения Церкви о жизни будущего века для этих крох. Именно потому, что нет и не было выбора у этих детей, что они не виновны в том, что не смогли принять таинство Крещения. Да и бывает так, что и родители этого выбора не имели,  немало в моей практике было и таких случаев и каждый из – них это горе горькое, которое неизвестно как прожить и понести. И поэтому теперь, мне хочется надеяться, есть возможность и этим моим знакомым донести новость, которая принесет хоть немного света в их нелегкую жизнь.

Да, я понимаю, что мы и раньше не были лишены права молиться и надеяться, но хотелось бы отметить, что для многих, очень многих людей которые хотели и не успели крестить своих детей именно молитва в храме, именно молитва в Церкви могла бы принести облегчение в их страдании, могла бы стать той важной частью духовной и душевной терапии и принятия в процессе переживания утраты, или же хотя бы дать хоть некоторую опору в страшные и тяжелые минуты. Теперь эта возможность есть. Хотя, конечно же, вместе с этим очень важным решением назрели и многие другие не менее важные вопросы. Возможно, что в каком-то обозримом будущем найдут и они свои ответы. Очень хотелось бы верить.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Главный редактор портала "Православие и мир" просит вас о поддержке в номинации "Общественная деятельность и социальные проекты".

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: