Нет деловых вопросов, не относящихся к духовной жизни

|

Сегодня мы беседуем с главным редактором журнала “Мебель для жизни” прихожанином храма Всемилостивого Спаса б. Скорбященского монастыря, членом Союза журналистов России Александром Филатовым.

– Александр, расскажите, пожалуйста, о своем журнале.

– Я главный редактор мебельного журнала, который существует за счет рекламы, распространяется бесплатно в Москве и в Московском регионе. Этим бизнесом я занимаюсь уже седьмой год. Под заказ рекламодателей мы составляем рекламные макеты и публикуем их в журнале. Потом журнал бесплатно распространяется по мебельным   магазинам, торговым центрам, салонам красоты, ресторанам.

– Вы давно работаете в этом журнале?

– Со дня основания. Я основатель этого журнала, со мной есть еще учредители, но все решения лежат на мне, от начала, названия журнала, до конца.

– У вас не возникала мысль учредить православный журнал?

– У меня была такая мысль, причем в самом начале моего воцерковления, но я смог от нее отказаться.   Я понял, что плодить много плохих изданий – не нужно, а можно помогать хорошим изданиям. Например, интернет – изданию «Православие и мир» тоже помощь нужна. Лучше поддерживать готовый проект, чем пытаться родить что-то недоразвитое и потом это бросить.

– Александр, в чем Ваша работа помогает в Вашей духовной жизни раскрыться как православному человеку, а в чем представляет сложность для Вас как для христианина?

Когда ты постоянно находишься перед выбором осуждения или не осуждения своих подчиненных, то это мешает духовному росту. Из плюсов я могу назвать только то, что эта работа помогает тем людям, которых мы пытаемся поддерживать финансово, иногда мебелью, передаем ее в храм, малоимущим семьям. Сейчас мы собираем средства для приюта в Тульской области. Но насколько это помогает расти духовно, не мне судить. Часто это, наоборот, помогает взращивать гордыню, осуждение, себялюбие, сребролюбие. Также, когда человек получает определенный доход, перед ним стоит выбор, как им распорядиться. Требования вырастают, ведь нужно быть на уровне таких же руководителей, как и ты, начиная от одежды, заканчивая автомобилем, поэтому скорее это все-таки мешает духовному росту.

– Никаких плюсов нет?

– На мой взгляд, только одни минусы. Это большая ответственность. Ты отвечаешь за подчиненных, чтобы они не потеряли эту работу, получали деньги в полном объеме и вовремя. Иной раз я задумываюсь, где моя семья, дома или на работе. Дома у меня супруга и двое детей, а здесь у меня порядка 30 человек, о которых тоже нужно заботиться, поэтому плюсов я за свое время не нашел.

Выбор стоит постоянно: как быть, как поступить. Чтобы получить прибыль, которая поможет жить твоей компании и подчиненным, за которых ты отвечаешь, ты должен реализовать свои проекты выгоднее. Является ли сделкой с совестью то, что я перепродаю услугу, товар и я знаю, что там заложена прибыль? Когда я перепродаю услугу, я же не говорю: «Слушай, я на том, что тебе перепродаю услугу, получаю прибыль». Это абсурдно.

Партнеры иногда просят сделать цену поменьше. Я понимаю, у людей какая-то ситуация, но они такие же бизнесмены, как и я, и вот тут стоит еще один вопрос: если сделаю цену меньше, значит, я сделаю хуже себе и своей компании, а если цену не уменьшу, значит, сделаю хуже им. Эти вопросы постоянно возникают. Как их разруливать? Когда-то я с духовником неоднократно разговаривал на эти темы. Наверное, каждому православному руководителю духовник пытается объяснить это по-своему, но здесь нужно разделять: «Богу Богово, а кесарю кесарево», как сказал Спаситель, и стараться этого не путать, хотя грань между ними тонка.

Поэтому, что касается денежного вопроса, пытаешься его решать по-денежному, а что касается помощи на благие дела, стараемся это делать. В первое время мне постоянно казалось, что я вступаю со своей совестью в сделку, но со временем то ли я привык к этому, то ли действительно научился разделять «Богу Богову, а кесарю кесарево»…Это, наверное, не мне решать, а тому, кто рядом: моему духовнику и, в конце – концов, Господу.

– А у Вас не было мыслей оставить бизнес?

Были. В первый год или два как минимум, когда мои подчиненные получали больше, чем я. Возникало уныние. Не оставить бизнес мне помогло именно воцерковление. Я понял, что бываю нетерпим к людям, к себе, к своим потребностям, желаниям, которые тоже нужно обуздать и, в общем, как-то выплыл из этой ситуации. Фирма вышла из кризиса первых лет становления. Потом тоже бывали случаи, когда все надоедало, уставал руководить, сидеть допоздна, но когда бизнес уже налажен, его просто нужно поддерживать, найти людей, заместителей. Но в любом случае, я каждый день на работе, решаю и контролирую стратегические вопросы.

– Среди бизнесменов, с которыми вы сотрудничаете много верующих людей?

– Много сочувствующих, которые где-то рядом, что-то понимают. Я с радостью узнал, что один из наших крупных партнеров из мебельной компании около полугода назад начал воцерковляться. Пути Господни неисповедимы. Господь каждому человеку, и руководителю в том числе, потому что он тоже человек, дает шанс и я очень рад, что этот человек этим шансом   воспользовался. Мы все когда-то были сочувствующими, а может быть даже неверующими, но сейчас, Слава Богу, времена меняются, и мы чувствуем, что святые земли Русской молятся о нас. Это ощущается. Всё больше молодых людей приходят в православные храмы и это очень радует.

 – Как вы думаете, должен ли православный руководитель советоваться с духовником о делах, или вопросы, не относящиеся к духовной жизни, нужно решать самому?

Разве есть вопросы, которые не относятся   к духовной жизни?   По-моему, все относится к духовной жизни. Что бы ты ни делал, ты все равно это соизмеряешь со Спасителем. Может быть, это высокопарные слова, но, тем не менее, надо так делать. Часто приходится себя схватывать и говорить: так, соизмеряй все с Евангелием.

– А, например, вопросы сделок, они же не относятся к духовной жизни?

– Нет вопросов, не относящихся к духовной жизни, но отвлекать своего духовника с вопросами, «вы знаете, батюшка, вчера вечером у меня было такое настроения, я подумал вот так вот, а утром встал, по-другому подумал о своем деле, рассудите меня», не нужно.

Нужно определить себя и попросить, чтобы духовник помог и помолился, в общем. Во-первых, нужно определиться, с чем связан твой бизнес. Есть бизнес, который изначально связан либо с околокриминальным, либо с пагубным духовным делом, например, как табак, алкоголь или выпуск каких-то непотребных порнографических, эротических, игорных, развлекательных изданий и т.д. Изначально понятно, что этот бизнес не благословляется, а каждый раз брать благословление на сделку нет смысла. Не нужно доводить своего духовника до того, чтобы он решал за тебя твои бизнес-планы.

Нужно определиться в главном, получить благословление на ведение общих дел, на разрешение каких-то ситуаций, ведь ситуации   все равно повторяются: уволить человека или не уволить.

Мне духовник говорит: «Главное, когда увольняешь человека, не иметь зла на него». Ты понимаешь, что он плохой сотрудник, не важно, православный он или не православный. И православные бывают только пользующиеся вывеской православия или «я православный, ты мне – я тебе», это не подойдет. Когда увольняешь человека, ты должен ему спокойно объяснить, почему ты это делаешь, и что тебя не устраивает. Уволить, не имея никакого зла – это высший пилотаж.

– Часто злитесь, когда увольняете?

– Нет, когда я увольняю, уже не злюсь, я злюсь до этого.

– За что чаще всего увольняете?

– В нашей компании в основном все сами уходят, но в чем парадокс, потом так же и возвращаются. Они понимают, что атмосфера, которую задает православный руководитель, человечна. Я никогда не кричу на подчиненных и не разрешаю этого делать своим заместителям. Это не метод, вернее это метод, но тупиковый. Люди сами отмечают, что в нашей компании спокойно, душевно и они с удовольствием идут на работу. С такой командой, даже если есть какие-то проблемы, проще выплыть, хотя воцерковленных людей у меня очень мало. Сочувствующих много, но как-то все «я это я, а Церковь где-то в сторонке, если понадобится, я к вам зайду».

– Воцерковленные люди –   хорошие работники?

– Разные. Но они хотя бы стараются ими быть, они более терпимы, но, конечно, не всегда. Я за свою практику пока не заметил, что если человек воцерковленный, то значит всё –   он идеальный работник. Все-таки это исходит от сердца. Можно быть воцерковленным, но с таким кузовом грехов… Ему бывает трудно самому, он знает, но ему тяжело исправиться. Православный и хороший работник – это не всегда есть равно. Знак равенства здесь поставить трудно.

– Согласны ли вы с тем, что руководить может только тот, кто сам умеет подчиняться?

Согласен. До того, как у меня была фирма, меня брали руководителем рекламного отдела в один крупный холдинг, и у моего работодателя, когда он искал человека на это место, было требование, чтобы человек прошел службу в рядах Вооруженных сил. Я служил два года на острове в Аральском   море. Я спросил, почему? Он ответил: люди, которые прошли службу, умели подчиняться и значит, они   могут себе подчинить людей, то есть эти люди знают изнутри проблему подчинения и начальствования. Я неоднократно сам на практике в этом убеждался. У меня два зама и они все бывшие военные, офицеры запаса и это чувствуется. Будучи военными, они сами подчинялись высшему офицерскому составу и сами руководили, хотя люди невоцерковленные. Ответ: да.

–   А какие ошибки чаще всего совершают руководители?

Опыт подчинения помогает не совершать те ошибки, которые есть. Фирма – это живой организм. Кто-то исполняет роль пальцев, рук, ног, сердца, кто-то мозг, голова, шея. Как человек. Здесь нужно   прислушиваться ко всему. Если что-то болит в организме, значит нужно реагировать на это. Вы же не будете карать свой организм за то, что у него рука или палец заболел, будете его жалеть, так и здесь. Нужно выяснить, что болит и почему болит и пытаться это вылечить.

– Может ли православный человек быть успешным в мирской жизни? В чем отличие успешности по – православному от протестантского отношения – если все хорошо, значит, Бог благоволит к тебе?

Это вопросы искушения. Иногда такие мысли посещают. Иногда, кажется, что тебя что-то должно подточить, рухнуть проект, но потом видишь, что потихоньку картина вырисовывается. Думаешь, что как все-таки тебя, дурака, Господь лелеет, жалеет и помогает.   На самом – то деле это соблазн так думать. Господь помогает всем, просто мы не умеем эту помощь увидеть, разглядеть и принять. Кому-то Он помогает просто не умереть с голода, кому-то помогает заработать лишние деньги. Я часто вспоминаю пример Серафима Вырицкого. В миру это был успешный предприниматель, который ездил заграницу, торговал пушниной, но потом, после неоднократного посещения Афона и старцев, все-таки понял, где нужно собирать эти сокровища.

– Серафим Вырицкий и в мирской жизни был успешным, а потом преуспел и в духовной жизни…

– Вы думаете, что если человек может построить бизнес, то ему проще организовать свою духовную жизнь?

– Ну, может быть, хотя это спорно…

Не могу на это ответить однозначно. Например, имея практику и опыт в организации бизнеса, я смог бы создать какую-то благотворительную организацию. Когда человек имеет опыт создания успешного бизнеса, в принципе, он может торговать всем, чем угодно, главное, немножко вникнуть в этот рынок, а потом можно и чулками торговать, и услугами, и товарами и т.д. Может быть, это все поможет, но это все мирское, земное. Организовать себя внутри… вот в чем вопрос. Я не вижу, что я могу перенести опыт руководителя на опыт построения своей духовной жизни в плане регулирования, в плане руководства…

– В процессе построения дома, выстраивается внутренний мир…

– Очень часто мирское путается с духовным. Я пока не обнаружил конкретной связи умения построения бизнеса с умением построить свою духовную жизнь, четко распределить, что тогда-то ты должен встать, прочитать правила или каноны, причаститься. Внутренний мир, наверное, не подчиняется какой-то организации. Он выше законов бизнеса, мирских законов построения и т.д.

– Как должен себя вести православный сотрудник на фирме? Может ли он подстраивать свою работу под посещение храма и как?

Если православный сотрудник и не православный руководитель – здесь тяжело, здесь нельзя идти на рожон и показывать, выставлять свое православие: «вы знаете, мне в храм нужно, а вы меня тут держите». Это неправильно. Православный человек – это в первую очередь терпеливый, смиренный человек, или который, по крайне мере, должен в себе это взращивать.

Так же и православный руководитель. Если я, например, везу всех в паломническую поездку по монастырям, а кто-нибудь из подчиненных говорит, что не поедет, что это не его, то я не буду настаивать. Здесь нельзя перегибать. Как деревце, которое растет в одну сторону, начнешь его резко выпрямлять, сломаешь и все. Зачем? Надо потихоньку, аккуратно. А по поводу посещения храма, у нас самая главная служба воскресная, но бывают, конечно, праздники, которые по будням. Если здесь вас не отпустил руководитель и он еще далек от православия, надо подчиниться и это вам скажет любой духовник, что нельзя идти на рожон, человек работающий отвечает за семью, детей, это его деньги, зарплата, это его доход для семьи.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: