В быту постродовой депрессией называют и усталость женщины после родов, и даже ее плохое настроение. Однако послеродовая (постнатальная) депрессия – одна из форм психического расстройства, которое требует лечения. По статистике, от 10 до 15 % родивших женщин страдают постнатальной депрессией. Процент тех, у кого депрессивное состояние становится дебютом более серьезного расстройства, к счастью, невелик. Но оптимизма это не добавляет, ведь перенесенная послеродовая депрессия может повториться после рождения следующего ребенка. Как распознать и предотвратить послеродовую депрессию, рассказывает психотерапевт Вера Якупова.

Когда отдых не помогает

Как женщина может заметить у себя проявления послеродовой депрессии?

Вера Якупова

– Ключевой признак, отличающий послеродовую депрессию от усталости – отдых не помогает. Просто уставший человек может пополнить свои ресурсы отдыхом. Выспавшись, он готов к новым свершениям. Женщине в послеродовой депрессии обычный отдых не поможет.

Другим симптомом является ангедония – состояние, когда не радует вообще ничего. Даже то, что некогда вызывало прилив сил и эмоций, перестает доставлять удовольствие. Каждый знает за собой вещи (спорт, музыка, хобби, друзья), которые повышают нам настроение. В состоянии ангедонии у человека не получается радоваться жизни и искать способ поддержать себя. Он отключен от психологических и физических ресурсов, как двигатель от питания. Будущее видится безрадостным, в нем нет ничего, что хотелось бы воплотить в жизнь.

Ощущение безнадежности, тоски, печали, необоснованное чувство вины практически по любому поводу, разъедающая изнутри тревога – такие состояния по-настоящему мешают жить.

Нередко женщины в послеродовой депрессии жалуются на страх остаться с новорожденным ребенком наедине, сделать что-то не то и не так, повредить ему. Этот спектр довольно тяжелых эмоций коронует самый страшный и опасный признак – суицидальные мысли.

Послеродовая депрессия может иметь разную степень выраженности. Действительно, не обо всех признаках своего состояния женщина станет говорить. Однако есть несколько вещей, заметных со стороны и касающихся телесного уровня.

Когда на руках новорожденный, со сном кому как повезет. Бывает, не высыпаются не только мамы, но и все домочадцы. Если же женщина жалуется на нарушение сна и не может уснуть, даже когда никто не мешает – стоит бить тревогу.

Если нет аппетита и она признается, что не только потеряла интерес к еде как таковой, но теряет вкус пищи вообще, то это второй заметный признак патологического состояния.

По своей картине послеродовая депрессия похожа на обычную депрессию у человека любого возраста и пола. Другое дело, что возникает она в специфический период и по специфическим причинам. Во всех опросниках, предназначенных для выявления послеродовой депрессии, сводятся к нулю вопросы о физиологии.

Послеродовой период особенный: изменения с телом так колоссальны, гормональная перестройка так серьезна, что ориентироваться на такие депрессивные симптомы, как потеря аппетита, веса, интереса к супругу – не всегда корректно. Но в череде прочего именно бессонница является исключением и важным признаком послеродового депрессивного состояния.

Какие женщины особенно подвержены такому состоянию?

– К счастью, далеко не каждая женщина подвержена послеродовой депрессии. Это вовсе не неизбежное, не фатальное состояние, которое коснется каждой. Принято выделять три вероятных послеродовых состояния, старт которых одинаков, а финал не похож: беби-блюз, послеродовая депрессия и послеродовой психоз.

Временное снижение настроения сразу после родов на фоне гормональной перестройки в англоязычной литературе принято называть беби-блюзом (baby blues). Встречается у 70–80% рожениц и характеризуется чувством грусти и тоски, лабильным (неустойчивым) эмоциональным состоянием, напоминающим качели: то весело, то грустно, причем перепады настроения вызывает минимальное внешнее воздействие. Любая женщина узнает это состояние, так как оно напоминает усиленный ПМС. К счастью, беби-блюз довольно быстро проходит, длится не больше нескольких недель и никогда не вызывает тяжелого состояния отчаяния, тем более суицидальных намерений.

Послеродовая депрессия – более серьезное состояние, которое не проходит быстро и нарастает со временем. Возникает в первый год жизни ребенка. Может стартовать с первых дней родов, и даже спустя полгода.

Бывает так, что в первые месяцы жизни ребенка женщина находится в стрессе, собирает все свои ресурсы, как-то справляется, но силы заканчиваются ближе к 4-6-му месяцам ребенка.

Послеродовой психоз – серьезный психиатрический диагноз, который купируется только медикаментозно. Характеризуется не только перепадами настроения, неадекватным поведением, двигательной и речевой расторможенностью, но и галлюцинациями. Про это состояние можно говорить, когда мы слышим в новостях о брошенных в лесу или в квартирах детях. Человек, который выбрасывает ребенка в окно, скорее всего, находится в психозе. Увы, именно в таком состоянии женщины убивают своих детей. Послеродовой психоз – гораздо более серьезное расстройство, чем просто постнатальная депрессия.

Как часто встречаются такие состояния, есть ли статистика?

– Как таковой статистики в России не существует. Европейская выявляет послеродовую депрессию у 10-15% рожениц, а послеродовой психоз – примерно у 1%. Обычно он связан с психиатрическим анамнезом, так как гормональные перестройки могут усилить симптоматику психического заболевания.

Послеродовая депрессия – явление более распространенное, не зависит от количества детей и может повторяться. У женщин, переживших послеродовую депрессию после первых родов, риск испытать ее со вторым ребенком довольно велик.

Если говорить об общемировой статистике, то в Сингапуре, например, это чуть менее распространенное явление, а в арабских странах и традиционных религиозных семьях – более.

Исследователи предполагают, что причиной тому может быть отсутствие у женщины в традиционных обществах репродуктивной свободы. Религиозные законы предписывают «рожать без остановки, сколько сможет».

К тому же в расширенной семье (и это тоже неблагоприятный фактор) женщине приходится взаимодействовать с семьей мужа, где есть жесткая ролевая структура, поэтому отношения могут складываться очень по-разному.

«Если тебя мама в детстве не любила…»

Обязательно ли лечить депрессию или она заканчивается сама?

– Депрессию нужно лечить. Ждать, что все пройдет само собой, смысла нет.

Во-первых, в семье не бывает так, что одному плохо, а остальные счастливы. Из-за постродовой депрессии страдает вся семья. Неоправданные ожидания от жизни, от детей, от родительства, растерянность и страх навредить ребенку испытывают и мужчины тоже. Хотя об этом не принято говорить, но часто депрессия возникает у мужей, может быть не менее тяжелой, чем у женщин. Депрессия у жены – это всегда фактор риска развития депрессии у мужа.

Во-вторых, состояние матери серьезно сказывается на развитии ребенка – эмоциональном, интеллектуальном и даже моторном. В семьях обычно работает отец, мать до определенного возраста «сидит с ребенком», заботится, растит, то есть является основным источником развития для ребенка, конструирует его мир.

Первое, чем овладевает ребенок, еще не научившись даже держать голову, – это улыбаться и устанавливать зрительный контакт.

Если мать в депрессии, то ей сложнее быть чуткой и реагировать на потребности ребенка, реагировать на его инициативу и поддерживать ее.

Важно понимать, если помощь своевременно не оказана, то послеродовая депрессия может длиться месяцами и даже годами, трансформироваться в классическое депрессивное состояние.

Фото: unsplash

Ресурсы и способность к адаптации у людей разные. У кого-то депрессивное состояние и правда может сойти на нет, особенно если в семье меняется ситуация и появляется активная помощь. В большинстве же случаев послеродовая депрессия все-таки требует психотерапевтической помощи, а иногда и антидепрессантов.

Послеродовая депрессия – это как головная боль, которую не надо терпеть, потому что в этом ровным счетом нет смысла. Это тяжелое состояние, от которого страдает мать, ребенок и семья в целом. Лечить или не лечить – зона ответственности женщины и ее шанс быть живой. Но важно помнить: человеку в депрессии сложно искать помощи, ведь он чувствует отчаяние. Оказание необходимой поддержки – всегда зона компетентности родственников. «Я подняла пятерых, а ты эгоистка и лежишь, уткнувшись в стенку» – это не помощь. Близким нужно замечать состояние безнадежности и адекватно на него реагировать.

Много ли у послеродовой депрессии факторов риска и можно ли избежать каких-то из них?

– Может показаться, что послеродовая депрессия – следствие гормональной перестройки. Но это не совсем так. Физиология всегда идет бок о бок с психологией. Гормональная перестройка в родах происходит у всех и способна выбить почву из-под ног, но послеродовая депрессия возникает лишь у 10%.

Основные факторы риска развития послеродовой депрессии:

  • сон меньше шести часов в сутки;
  • осложненная беременность, то есть любые соматические проблемы до и после родов;
  • физиологически травматичные роды;
  • психологически тяжелые роды, то есть те, которые сопровождались акушерской агрессией и стрессом, тревогой и страхом за ребенка из-за сообщений врача о проблемах;
  • современная мода на естественность любой ценой и околонаучные теории о «родах, определяющих судьбу и характер человека» нередко провоцируют чувство вины у матери. «Я испортила жизнь ребенку с самого начала, – думает женщина, – хотела естественные роды, а получила… ребенка в реанимации, которого не приложили к груди, не дали отпульсировать пуповине, а как же импринтинг». Целая гамма тяжелых чувств способна раскрутить тревогу, вину, мысли о «плохой матери»;
  • наличие депрессии в прошлом, а также склонность к околодепрессивным состояниям;
  • личностные черты: перфекционизм, нарушенный контакт со своим телом, склонность замалчивать собственные желания и потребности;
  • когнитивные особенности: склонность фокусироваться на негативе и «застревание» в этом состоянии; когнитивная ригидность, то есть трудности переключения, поиска решений и приспособления к новым условиям жизни;
  • опыт привязанности к собственной матери, тяжелые и конфликтные отношения с ней;
  • отношение окружающих и близких, степень их доверия и веры в женщину. Часто помощники оказывают медвежью услугу. Вместо «чем тебе помочь» они обесценивают роженицу словами: «Смотри, все-то у тебя из рук валится, какая же ты неумеха». Многие свекрови и матери вытесняют рожениц из роли новоявленных матерей, занимают их место, вызывая чувство неуверенности и растерянности;
  • сложности в отношениях с супругом, отсутствие его поддержки.

Впрочем, нет однозначных закономерностей: «если так – будет эдак», «если тебя мама в детстве не любила – значит, послеродовой депрессии не избежать». Есть физиология, наследственность, среда, в которой мы существуем, а еще личностные черты и опыт, но даже это может быть хоть и серьезным, но фактором риска, а не гарантией, что послеродовая депрессия неизбежно случится.

«Раньше рожали спокойно, а сегодня – «депрессия»

«Послеродовой тупняк», «я поглупела» – это тоже признаки послеродовой депрессии?

– Медленно соображаю, рассеянная, все забываю, «во мне говорит окситоцин и пролактин» – все это не имеет никакого отношения к депрессии. Роды – всегда стресс, даже если это вторые, третьи, десятые роды. Стресс негативно влияет на мыслительную деятельность. Человеку в стрессовом состоянии нужно чуть больше времени, чтобы адаптироваться и прийти в себя, он быстрее устает. Именно потому женщины после родов кажутся более рассеянными.

Женщина в этом смысле напоминает первоклассника, который уже через пару месяцев после начала учебы становится плаксивым, регулярно закатывает истерики и вообще отказывается идти в школу. Но если в случае с малышом мы все понимаем, что его реакция – следствие адаптации, то в случае с роженицей забываем о том, что к новой ситуации тоже нужно привыкнуть.

Обычно адаптация занимает до трех месяцев, через полгода женщины отмечают, что уже твердо встали на ноги. Степень гибкости и скорость восстановления у всех разная, это надо учитывать и знать про себя, чтобы не перегружаться и спокойно восстанавливаться. Рассеянность после родов – нормальный и естественный процесс, в то время как депрессия – процесс опасный и патологический.

Впрочем, то, что «беременные и родившие глупеют», считаю вредным и опасным стереотипом. Существуют исследования, опровергающие этот миф. Идеи о том, что женщина «поглупела», «ничего, кроме семьи, ей не интересно», нередко становятся поводом для работодателей отказать женщине в месте после декрета. Однако исследования показывают, что после родов женщина прирастает функциями и компетенциями. Меняется не только мышление и восприятие, у нее развивается многозадачность и гибкость.

Послеродовая депрессия – это болезнь современных женщин или она исторически известна, может быть, в литературе тоже встречается?

– Мать и женщина с ее материнством редко оказывались в фокусе внимания классической литературы. Редкое исключение составляет многодетный Лев Николаевич Толстой, наверное, единственный, кто хоть как-то интересовался семейной жизнью и состоянием женщины. Но даже он лишь вскользь говорит о материнстве, которое изменило Наташу Ростову, упоминает роды Кити. В описании беременности Лизы, жены Болконского, которая даже не дожила до послеродового периода, Толстой описывает состояние, похожее на пренатальную депрессию…

Во все времена материнство считалось естественным процессом и даже о воспитании детей писали мужчины, например, Руссо. Переживания, физиологическое и психологическое состояние женщины особенно никого не интересовали. Поэтому-то и рождаются упреки: «Придумали тоже, вот не было раньше никакой депрессии, рожали себе спокойно, а теперь на тебе, какие-то чахлые и слабые стали женщины». Позвольте, но и эпилепсию иначе, чем «падучая», не называли, а депрессию лет сто пятьдесят назад еще именовали хандрой и меланхолией. Но это не значит, что депрессии и эпилепсии до сегодняшнего дня не существовало.

Художник М.А. Савицкий. Фрагмент картины

Так называемая «женская психиатрия», как отдельное направление медицины, стала развиваться только в начале XX века. В этот период специалисты в целом стали уделять больше внимания психике и законам ее функционирования.

Психология материнства и родительства в поле внимания исследователей вошла буквально вчера. Джон Боулби сделал доклад о ключевом значении эмоциональной привязанности в жизни ребенка в 50-х годах ХХ века, тогда же удостоенный позже Нобелевской премии Гарри Харлоу проводил свои эксперименты на животных, а в СССР развитием младенца в диаде с матерью занималась Мая Лисина. Главное открытие, сделанное учеными: ребенок развивается только в эмоциональном контакте с матерью, в противном случае он рискует иметь серьезные психологические и поведенческие проблемы. Еще позже специалисты стали придавать значение и важность послеродовому периоду и состоянию матери. Но если весь мир учитывает эти факторы последние лет пятьдесят, то в России о риске постродовой депрессии начали говорить только сегодня.

Важно рассказать, к кому обратиться

Как понять, что у подруги послеродовая депрессия, а не просто усталость от нового для нее состояния?

– Это нормально – не рассказывать всем подряд о том, как ты себя чувствуешь. Мы живем в атомизированном обществе, где каждый предпочитает быть сам по себе. Если вы знаете, что соседка или подруга только родила, у вас с ней хороший контакт, не стесняйтесь спросить о самочувствии и делах. Спрашивайте периодически, делитесь своими воспоминаниями о том же периоде.

Если человек отвечает односложно, признается, что ему тяжело, не может привыкнуть к новому состоянию и разучился спать, если ему сложно дается утром встать, умыться и одеться, выйти на улицу с коляской – это повод для беспокойства.

Важно не просто поддержать, а рассказать, к кому обратиться: «У меня так было, и мне помогло вот это». Информирование – одна из важных вещей, которая поможет не зависнуть в депрессии и найти выход.

Увы, ни женщины, ни родственники, даже врачи часто не знают, куда бежать и что с этим делать.

В Израиле, в Великобритании, например, есть система помощи на дому, включающая не только консультацию педиатра, но и чек-лист, по которому врач выявляет признаки тревоги у роженицы и может предложить помощь, посещение специальных групп поддержки, рекомендовать психотерапевта.

Увы, в России информация о постродовой депрессии разрозненная и неполная, уровень специалистов различен, на поиски хорошего врача уходят многие месяцы, да и протокол лечения не всегда прописан. Однако существуют психиатры в ПНД, неврологи в поликлиниках, способные диагностировать у женщины послеродовую депрессию и предложить курс антидепрессантов.

Антидепрессанты работают с симптомами и позволяют человеку вернуть себе энергетические ресурсы. Серьезную помощь в ситуации депрессии окажет квалифицированный психотерапевт, который работает над изменением личностных механизмов регуляции, приводящих к депрессии.

Важно не пренебрегать помощью, понимать, что медикаментозное лечение и психотерапия способны кардинально улучшить состояние женщины, искать квалифицированного специалиста. Послеродовая депрессия – не стихийное бедствие, которое нужно выдержать, перенести и научиться заново жить. От этого бедствия есть спасение!

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: