Ежедневное интернет-издание о том, как быть православным сегодня
Нобелевскую премию по медицине в этом году получили Джеймс Эллисон и Тасуку Хондзе, разработавшие еще один метод лечения рака — иммунотерапию. Почему это прорыв, и в чем сложности - разъясняет “Правмир”.

Что это такое?

Иммунотерапия – метод лечения, предполагающий вовлечение собственной иммунной системы человека в борьбу с заболеванием. Это направление называют «новой эрой» в лечении онкологических заболеваний — поскольку иммунотерапия серьезно меняет врачебную практику.

Основные методы лечения злокачественных новообразований — хирургия, лучевая терапия, химиотерапия и таргетная терапия. Новый метод активизирует собственные иммунные силы организма и запускает процесс подавления раковых клеток самой иммунной системой.

Как работает иммунотерапия?

Иммунная система защищает организм от вирусов и бактерий, уничтожает все «чужеродное» в организме, например, клетки, ставшие раковыми. Находит и уничтожает такие аномальные клетки она при помощи Т-лимфоцитов.

Цель новых препаратов – помочь иммунной системе распознать и атаковать раковые клетки.

Но многие опухоли на своей поверхности экспрессируют лиганд PD-L1, который взаимодействует с рецептором PD-1 на Т-лимфоцитах — это сложная формулировка означает, что некоторые опухоли обладают способностью  становиться «невидимыми» для иммунитета. И иммунная система пропускает такую опухоль, позволяя ей метастазировать. Поэтому ученые начали работать над препаратами, задача которых — помогать иммунной системе распознавать и атковать раковые клетки. Так появились ингибиторы PD-1 и PD-L1 — принципиально новые препараты, которые делают опухоль «видимой», не позволяют белкам PD-1 и PD-L1 «маскироваться» под здоровое клетки, а Т-лимфоциты таким образом могут справиться с болезнью. Такие препараты действуют на весь опухолевый процесс, не только на первичный очаг опухоли, поэтому они эффективны при метастатическом раке.

Есть ли такие препараты в России?

Да. Первые иммунотерапевтические препараты были зарегистрированы в России в 2016 году для лечения метастатической меланомы и метастатического рака лёгкого. Затем появилось еще два препарата, и постепенно появляются новые показания для использования иммунотерапии: например, в качестве монотерапия или в комбинации с другими лекарствами они были одобрены для использования при метастатическом раке мочевого пузыря, рецидивирующем или метастатического плоскоклеточном раке головы и шеи, рецидивирующей лимфоме Ходжкина и тд.

Чтобы понять перспективы применения препарата фармкомпании проводят глобальные клинические исследования: например, только для одного из иммунопрепаратов — Китруды (пембролизумаба)  — его компания-производитель MSD организовала 500 различных клинических исследований по всему миру, определяющих возможности препарата в терапии более 30 видов злокачественных новообразований. Результаты этих исследований формируют доказательную базу для регистрации новых показаний к применению препарата.

В чем сложности?

Очень высокая цена на препараты: 2-3 недели применения могут обходиться в 250-300 тысяч рублей. Длительность приема определяется в каждом случае индивидуально: где-то иммунотерапию нужно использовать постоянно – пока она работает, в каких-то случаях продолжительность приема может составлять год. Из-за высокой стоимости у пациентов возникают проблемы с получением таких препаратов в государственной системе здравоохранения — нет средств на их покупку.

Иммунотерапия — не панацея. Она показана не всем онкопациентам. Это безусловный прорыв в лечении, но даже если она используется по показаниям, то помогает, к сожалению, не всем и не всегда. В некоторых случаях иммунотерапия, наоборот, способна стимулировать рост опухоли — то есть вызывать не регресс, а прогресс заболевания.

Так же, как химиотерапия или таргетная терапия, иммунотерапия обладает побочными эффектами. Они отличаются по своей «природе» — похожи на аутоиммунные заболевания по проявлениям.

«Например, у пациентов на фоне лечения могут возникать аутоиммунные пневмонии, гипофизит (воспалительный процесс в гипофизе), даже аутоиммунный гастрит», – поясняет руководитель Клиники амбулаторной онкологии и гематологии Михаил Ласков.

Наряду с действительно работающими препаратами получают распространение средства, не имеющие отношения к той терапии, за разработку которой и была присуждена Нобелевская премия. По словам онкологов, «фактически каждый третий пациент» спрашивает или даже принимал подобные средства.

«АСД-2, Рефнот, Ингарон — относительно недорогие препараты, которые продвигают или назначают в качестве иммунотерапии. Но никаких международных клинических исследований, подтвердивших их эффективность, не проводилось», – отметил Ласков.

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: