Об особенностях рождественских богослужений рассказывает регент Ульяна Меньшикова.

Ульяна Меньшикова. Фото: Facebook / Сергей Румянцев

Церковь больше, чем за месяц, уже начинает готовиться к празднику Рождества Христова. Накануне праздника Введения Богородицы во храм на катавасиях звучит канон Рождества: «Христос раждается, славите: Христос с небес, срящите: Христос на земли, возноситеся…»

В предпоследнее воскресенье перед Рождеством Христовым Церковь вспоминает всех праотцев, родоначальников, патриархов, от Адама до Иосифа Обручника. И в этот день вспоминают всех пророков, предсказавших пришествие Христа. В последнее воскресенье пред Рождеством Церковь вновь вспоминает всех ветхозаветных святых, особенно прославляя предков Христа по плоти.

Предпразднство Рождества продолжается целых пять дней, со второго по шестое января, и службы этих дней очень похожи на богослужения Страстной седмицы. А накануне Рождества, 6 января, наступает особый день – рождественский сочельник. Утром в этот день служится не самая короткая в году служба – Великие, или, как их еще называют – Царские часы. Такое наименование эти часы получили, потому что византийские императоры (а впоследствии и русские государи) всегда присутствовали на этих часах, а также и потому, что на этих часах положено возглашать многолетие царям с произнесением полного царского титула. Точно так же и часы Великого пятка называются царскими потому, что, первоначально будучи отправляемы в придворной церкви, они совершались тоже с провозглашением царям многолетия.

А сразу после Великих часов начинаются изобразительны. Это краткое богослужение, которое служится тогда, когда по уставу не служится Литургия. Изобразительны как бы изображают ее.

На Великих часах читают особые мессианские псалмы. Те, в которых есть упоминания Боговоплощения, на рождение Христа. Паримии – это фрагменты текстов Ветхого Завета, либо прообразовательно, либо прямо предвещающие Рождество Христово.

На первом часе читаются стихи из книги пророка Михея, говорящие, что Вифлеем станет местом рождения Спасителя: «И ты, Вифлеем из тебя произойдет Мне Тот, Который должен быть владыкой в Израиле». Евангелия, которые читаются на каждом часе, выстроены в такой последовательности, чтобы восстановить хронологию Рождества. На каждом часе звучит тропарь предпразднства, напоминающий нам о переписи в городе Вифлееме, в которую была внесена непраздная Мария, жена Иосифа. На каждом часе поются стихиры, говорящие о рождественских событиях.

Свидетели диалога

Я всегда рекомендую распечатать последование богослужения и держать в руках, чтобы понимать, о чем идет речь. Интересно, как устроено предпраздничное богослужение. Если внимательно слушать и попытаться понять, то мы услышим, что стихиры – краткие песнопения, в которых выражается основная суть праздника, идут в форме диалога Девы Марии и праведного Иосифа Обручника, и, получается, окажемся непосредственными свидетелями тех событий.

Например, праведный Иосиф обращается к Марии: «Недоумеваю, удивляюсь и ужасаюсь. Скорее отойди от меня тайно. Ты принесла мне за честь срамоту, вместо веселия и похвалы – скорбь и укоризны. Больше не могу терпеть человеческих поношений. Я принял Тебя от Господних иереев непорочной, и что вижу». То есть перед нами острая эмоция, показ человеческих переживаний, на которые Пресвятая Богородица отвечает: «Что ты смущаешься и дряхлуешь, видя Меня непраздною? Ты не ведаешь страшного таинства, которое во Мне. Отложи всякий страх, познавая преславное. Ныне в Моем чреве Бог. Он нисходит на землю и принимает плоть по милости, хотя спасти людей. Ты Его увидишь по рождении, как Он благоволил, и в радости Ему поклонишься, как Твоему Создателю».

То есть то, что мы воспринимаем сплошным текстом, при вдумчивом слушании вдруг распадается на живой диалог двух людей…

После Царских часов совершается вечерня, соединенная с литургией Василия Великого. По церковному уставу Литургия должна совершаться после полудня (почему, собственно, и читаются изобразительны), но на практике она служится, конечно же, утром. Литургия Василия Великого – это крещальная литургия, которая служилась в дни больших праздников, когда одновременно крестилось много оглашенных. Сейчас на праздники никого на литургии не крестят, конечно.

Сразу по окончании Литургии на центр храма выносится свеча и священник впервые запевает тропарь Рождества Христова.

Любое богослужение так устроено, что там нет моментов, которые не надо понимать или вдруг можно перестать быть сконцентрированным. Они у нас не построены так, что есть какие-то антракты, где можно взять и ослабить внимание, а где-то, наоборот, напрячь.

Фото: spbda.ru

Просто человеку, который не очень понимает, что происходит, кажется, что есть моменты более торжественные и менее торжественные. Допустим, наиболее торжественным моментом для стороннего взгляда считается начало Великого повечерия, на котором трижды отверзаются Царские врата, торжественно поется тропарь и поется замечательное песнопение «С нами Бог».

Раньше в больших храмах, где имелся большой хор, на великом повечерии в канун праздников Рождества Христова и Богоявления исполнялось одно из самых торжественных песнопений – «С нами Бог» священника Василия Зиновьева.

Очень люблю этот момент, в который словно отпираются к празднику сердечные двери, и у регента, и у всех, кто поет и молится под наше пение.

Люблю, когда хороший чтец возглашает: «Разумейте, народы, и покоряйтесь, так как с нами Бог». Все, праздник начался. И дальше все идет по нарастающей.

Праздник без антракта

Потом начинается лития и все священство в праздничных одеяниях выходит на середину храма. Очень интересные, красивые стихиры поются именно на литии. На эти стихиры положено много красивой музыки, они вышли за рамки богослужения и стали большими концертными произведениями. Например, «Ликуют ангелы», священника Димитрия Аллеманова, которую поют и в городе и на селе, и с малым хором и с большим.

После того, как заканчивается лития, читается Шестопсалмие. Почему-то Шестопсалмие воспринимается как некий антракт: на чтении серьезных псалмов люди считают, что можно выйти, можно посидеть, отдохнуть, поскольку это некий передых в службе. Но, как я уже сказала, у нас нет антрактов, и каждое песнопение, каждый псалом, которые исполняются и читаются на службе, очень важны, и это часть единого целого. Нельзя сказать, что на литии поет хор и мы душой воспрянем, а потом на чтении кафизм или каноне поспим.

Еще одна странная «традиция» – присутствовать исключительно только до утрени. Люди подходят на помазание и после этого сразу же из храма уходят. Потому что все, там дальше – чтение и пение, и вроде как уже неинтересно.

Фото: kerpc.ru

Я понимаю матерей с детьми, дети устают, но когда взрослые дяди и тети, которые годами ходят в церковь, сразу после помазания собираются и уходят из храма, не дождавшись ни канона, ни Великого славословия «Слава Тебе, показавшему нам свет», я очень удивляюсь.

Здесь и сейчас

На Рождественской службе каждое чтение, каждое песнопение – это гимн, в котором рассказывается евангельская история очень красивым языком и на богатейшем музыкальном материале. Там никто не забыт, ни звезда, которая указывала волхвам путь, ни пастухи, ни ангельский хор, который пел: «Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение».

Все, о чем рассказывает богослужение, происходит в реальном времени – и волхвы идут, и Дева рождает в Вифлееме, и мы – соучастники этого действа, потому так важно слышать и понимать, о чем читается и поется на службе.

Порой люди и рады бы понять, тем более церковнославянский язык не такой уж и недоступный, но проблема в том, что на службе звучит нередко нечеткая речь, песнопения с плохой артикуляцией, где-то хор берет большой темп, где-то чтец плохо произносит слова… Человек просто не успевает за быстрым пропеванием с плохим произношением и за скорым чтением.

Многое было бы понятней, если бы мы – труженики клироса, чтецы делали бы свою работу лучше.

Колядки в храме

В литургии структура точно такая же, как и в другие дни, когда она служится. Нужно понимать, чем отличается начало. Антифоны изобразительные, которые поются, допустим, в воскресные дни, состоят из определенных псалмов: «Благослови, душе моя, Господа», «Хвали, душе моя, Господа» и «Заповеди Блаженства». Но во многие двунадесятые праздники поются специальные праздничные антифоны, в которых тоже говорится о празднике. Единственное, что остается неизменным в начале литургии – это пение произведения «Единородный Сыне», все остальное меняется.

Вместо «Заповеди Блаженства» канонарх будет зачитывать стихи из псалмов, а хор будет петь тропарь праздника. Там тоже желательно иметь в руках текст антифонов, потому что он очень праздничный и очень интересный. Раньше была очень хорошая традиция, когда после литургии хор оставался и пел колядки в храме. Но, поскольку на нас напала строгость византийская, мы решили эту традицию из храмов изгнать, потому что тексты не каноничны.

На мой взгляд, это была очень добрая традиция, потому что детей, да и взрослых эти милые рождественские песни после нашего служебного музыкального официоза настраивали уже на какой-то домашний, теплый праздник Рождества.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: