Нюта Федермессер: Диспансеризация без вранья – единственный способ сделать рак излечимым

|
Нюта Федермессер, учредитель благотворительного фонда помощи хосписам «Вера», директор Центра паллиативной медицины в Москве на своей странице в Фейсбуке поддержала Леонида Печатникова, и обратила внимание на нерешенную проблему с обезболиванием

Вроде столько событий всяких, достойных внимания, вон, Комиссия по этике не нашла ничего преступного в действиях Слуцкого, девочка в красной курточке целится в Воробьева…, нет, не нашли ничего острее и разумнее, чем переврать Печатникова. И переврать так топорно и бесцеремонно, что уже через 20 минут пришлось извиняться. Извиняться легко, ответственности-то никакой… Но народ устроен так, что растащили все лживую закавыченную цитату, а на извинения и исправления внимания не обратили…

И вот уже мне все звонят и пишут, с готовностью подключаясь к этой шакальей травле: Нют, гляди, твой-то, любимый, решил всю медицину в паллиатив перевести, рак, говорит, на четвёртой стадии вообще лечить не нужно, или за свой счёт…

Я от первой такой смски чуть не поседела…, но уже через 10 минут нашла исходники и послушала ответ на вопрос: в стране к ТО человека надо относиться так же, как относятся сейчас к ТО автомобиля, это обязательным должно быть для всех, и если человек безответственно относится к своему здоровью, то условия его страховки надо пересматривать. Не прав? А по-моему, прав.

По мне так единственный способ сделать рак излечимым и уменьшить количество людей, которые попадают в хоспис через пару недель после впервые установленного диагноза «метастатическое поражение всего без первичновыявленного очага» – это обязательные ежегодные диспансеризации. И без вранья. Не так, как сейчас делают медкнижки, и не так, как сейчас за эти диспансеризации отчитываются.

У меня только одна была реакция вчера на эту цитату. Я испугалась, что Печатникова апоплексический удар хватит. Мне захотелось сразу позвонить и сказать ему что-то хорошее, в поддержку. Как мама когда-то учила в хосписе медсёстр на утренних конференциях: не приемли равнодушно никакую несправедливость, не проходи мимо. И я правда не могла молча смотреть, когда начали мочить и орать «ату его!!».

Потому что эта «цитата» – не только демонстрация феерического журналистского непрофессионализма, а ещё и откровенное безразличие к истинным проблемам пациентов сегодняшней медицины. И уж если говорить о москвичах с неизлечимыми онкологическими заболеваниями в 4-ой стадии, то я каждый день думаю, что если чему мама бы и радовалась, если бы была сегодня жива, так это тому, что происходит сегодня в Москве с обезболиванием и паллиативной помощью.

Можно было бы нацелить свои жала на Московскую область, например, или на Питер, где раньше или позже точно случится свой адмирал Апанасенко, потому что там процветают истинные пытки болью. В Московской области в Черноголовке больше недели пациента изводят терапевты, отказываясь назначать ему морфин (с уже имеющейся на руках рекомендацией от главного специалиста по паллиативной помощи), а если его супруга вызывает скорую, то ему делают укол кетонала, а ещё предлагают госпитализацию, и в больнице – трамал.

А в загорском районе дедушка с запущенным раком почки с июня может лишь недолго, по полчаса за ночь, дремать в коленно-локтевом положении, любая смена положения – боль… А днём он медленно ходит по комнате из угла в угол, с валкером, ищет угол без боли, а врач уверяет его старенькую жену, что от назначения морфина он сразу умрет.

Туда, за 140 км едет наша московская выездная служба (бесплатно, к этому запущенному раку, видимо, вопреки пожеланиям Печатникова) и назначает препараты, расписывает схему, предлагает госпитализацию, но местному доктору виднее, он выписать рецепт отказался. А дедушка отказался от госпитализации. Он хочет умереть у себя дома. Я пожаловалась вице-губернатору Московской области, рассказала, что нет сил уже вот так все решать, в ручном режиме, но замминистра здравоохранения просто наврал ей, что мы назначили морфин не глядя, в нарушение закона…

Почему бы журналистам не обратить своё внимание на то, что пациенты не получают положенный им бесплатный обезболивающий препарат, потому что врачи не хотят-боятся-не умеют назначать, потому что руководство игнорирует законодательство и не контролирует ситуацию.

Каждый субъект страны рассчитывает свою потребность в опиатах на год вперёд, потом нужное количество препарата производится на заводе, а субъект потихоньку выбирает этот препарат с завода и развозит по своим аптекам. Так вот Московская область в 2017 году выбрала только 25% от своей потребности и при этом количество людей, получивших обезболивание, увеличилось в 2017 году на 100%. То есть в 2016 году вообще почти никого не обезболивали, а сейчас лишь особым счастливчикам удаётся получить препарат. Лишь одному из четырех.

Стыдно. Стыдно. Ужас как мне стыдно. Я себя чувствую лузером, когда говорю с пациентами из Московской области. А вот их Министр здравоохранения Марков так не чувствует. Говорю ему вчера: “ну пожалуйста, не надо так формально разговаривать «работа ведётся», «мы работаем над этим», это же в ваших руках, пожалуйста, ну позвоните туда, это же один звонок… ну помогите им…”.

А между тем Московской области выделено 165633,9 миллионов рублей на закупку обезболивающих в 2018 году. Может, напишете об этом?

А еще можно прийти на конференцию по разбору летальных случаев, которую раз в месяц Печатников проводит в Мэрии Москвы в открытом режиме для всех желающих. Послушать можно, как он общается и чего ждет от врачей в отношении пациентов.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: