Ежедневное интернет-издание о том, как быть православным сегодня
3 июля. ПРАВМИР. «Я своим приказом запретил и регулярные, и плановые, и неплановые проверки медицинских учреждений, которые занимаются выдачей обезболивающих препаратов. Но если где-то нарушается закон, торгуют этими препаратами, мы обязаны реагировать», - это высказывание главы Федеральной службы России по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) Виктора Иванова процитировали многие ведущие СМИ.

Правмир запросил у ФСКН документ, в котором говорится об этом запрете и подробности о том, как он повлияет на выдачу обезболивающих препаратов нуждающимся. Мы получили ответ от пресс-службы ведомства:

unnamed

Комментирует президент благотворительного фонда помощи хосписам «Вера» Нюта Федермессер:

“Меня смущает вот какой момент: Виктор Иванов заявил, что теперь никаких проверок медицинских организаций больше происходить не будет, кроме случаев, когда лекарства сбывают «налево». Это его высказывание дает нам возможность думать, что ФСКН устраивало плановые проверки организаций, лицензировано занимающихся работой с наркотическими препаратами. И именно поэтому было такое количество врачей, пострадавших по статье 228.2 УК РФ. «Нарушение правил оборота наркотических средств или психотропных веществ». Пострадали они именно в результате плановых проверок, проводившихся регулярно, во время которых обнаруживались не сбыт, не продажа и не умысел, а «нарушение правил».

«Но если где-то нарушается закон, торгуют этими препаратами, мы обязаны реагировать». Любой слышащий или читающий интервью Виктора Иванова человек интерпретирует его слова так: если у них есть доказанный факт утечки медицинского препарата в нелегальный оборот, они отслеживают, через какое медицинское учреждение это произошло, и туда приходят.

После заявления Иванова очень захотелось этот приказ увидеть, чтобы убедиться, действительно ли больше не будет никаких проверок и медицинские учреждения, выдающие обезболивания, смогут работать спокойно. Люди, менее восторженные и более циничные говорили: «Не поверим никогда, пока не увидим этот приказ, внутреннее распоряжение, подписанное Ивановым». И вот мы видим ответ ФСКН, в котором, говоря коротко, написано: какие проверки? Проверок не было, нет, и не планируется: этим занимаются совершенно другие органы.

Хотя я почему-то помню автоматчиков в шлемах, приехавших в хоспис с проверкой. Они какую организацию представляли? Росздравнадзор?

Комментировать работу любой не гражданской структуры, а ФСКН – это силовое ведомство, – очень трудно: они непрозрачные из-за специфики своей работы. Потому тот факт, что работа этой организации распространяется на здравоохранение – абсурд.

Как комментировать высказывание руководителя организации, которая сама тут же опровергает сказанное официальным ответом? Все это очень похоже на обычный пиар-ход – ведь сегодня много говорится в СМИ и в кабинетах чиновников о том, что необходимо облегчение доступа к обезболивающим препаратам.

Судя по ответу пресс-службы ФСКН – за этими красивыми словами ничего нет. Хотя хотелось бы, конечно, продолжать обманываться и думать, что исполнитель этого письма не компетентен и есть какой-то внутренний секретный документ, тот самый приказ, о котором говорил директор ФСКН. Но боюсь, что это не так”.

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: