Главная Общество Медицина
Об эффективности вакцин от COVID-19 не собирают данные. К чему это приведет?
Фото: центра им. Н.Ф. ГАМАЛЕИ
Некоторые привитые от COVID-19 люди заболевают. Это нормально, все-таки эффективность вакцины не 100%. Но как должны собираться полевые данные об эффективности вакцины и почему в России их до сих пор нет? Об этом мы поговорили с семейным врачом, эндокринологом Ренатой Петросян.

Об эффективности вакцин от COVID-19 не собирают данные. К чему это приведет?

Отвечает семейный врач Рената Петросян
Фото: центра им. Н.Ф. ГАМАЛЕИ
Некоторые привитые от COVID-19 люди заболевают. Это нормально, все-таки эффективность вакцины не 100%. Но как должны собираться полевые данные об эффективности вакцины и почему в России их до сих пор нет? Об этом мы поговорили с семейным врачом, эндокринологом Ренатой Петросян.

— Как после выхода вакцины должны собирать данные о ее эффективности?

Рената Петросян. Фото: chaika.com

— Я могу рассказать на примере Израиля. В момент старта кампании по вакцинации сразу начался сбор данных об эффективности вакцины. Первые данные были опубликованы на 600 тысяч привитых. То есть в самом начале вакцинации уже появилась информация в сравнении, как болеют 600 тысяч привитых и 600 тысяч не привитых. 

И были очень обнадеживающие результаты, что заболело на порядок меньше и, что самое важное, — в тяжелом состоянии гораздо, гораздо меньше людей. На 600 тысяч привитых Израиль репортировал 7 тяжелых случаев, это грандиозная разница по сравнению с непривитым контингентом. Но у нас по российской вакцине такой информации, к сожалению, нет. 

Существует система ЕМИАС — единая медицинская информационно-аналитическая система. Естественно, в ней есть данные и о привитых, и о тех, кто с коронавирусом попадает в стационар. Эти данные можно совместить и проанализировать. Но, как в любой информационной системе, нужны определенные алгоритмы и немалые усилия специалистов, которые эту информацию будут выгружать в виде отчетов. То есть нам надо знать, сколько конкретно человек попали в стационар и сколько из них привитых. Это такой алгоритм, который не был запущен изначально. Данные не анализировались. 

Поскольку речь идет об огромных объемах информации, на такое дело, скорее всего, необходимо финансирование. Нет ощущения, что кто-то не хочет давать эти данные. Просто, скорее всего, их не то чтобы сложно собрать, но такого приоритета нет, и это очень печально. Потому что на мой взгляд — это очень важно.

— Это нужно, чтобы понять эффективность вакцины?

У нас нет данных никаких полевых исследований про эффективность. Потому что количеством антител эффективность нельзя измерить. Мы не знаем, сколько антител нужно, чтобы человек не заболел. 

В фантастических условиях проверить эффективность вакцины можно только так — вакцинировать одного человека, второго не вакцинировать, и обоих целенаправленно заразить.

Но в реальности, конечно, исследования все проспективные — то есть все уже случилось. 

У нас есть люди, которые уже заболели — нам важно знать, есть ли среди них привитые и когда они привились. Нужно анализировать период, после которого они заболели, чтобы понять, как долго эффективна вакцина. Это тоже данные не стопроцентные, потому что, может быть, человек привился и три месяца сидел в изоляции без контактов. А может быть, человек привился, и через день он с кем-то проконтактировал. 

Тут большой массив данных, его необходимо старательно анализировать, но даже просто сравнить привитых заболевших и не привитых было бы уже большим подспорьем для той же агитационной кампании. Нам бы понять хотя бы порядок цифр — в три раза реже болеют? В пять раз реже болеют?

— Кроме Израиля кто-нибудь проводит в мире такие исследования?

— В Израиле очень доступная информация. Любой врач может ее посмотреть. 

Мы можем попытаться взглянуть на страны, которые прививают «Спутником V». Аргентина, например. Они заявляют о том, что они пока прививают только пожилых. Жители старше 70 лет получили пока по одной дозе. Второй они не то что не планируют — у них ее просто нет еще. Но и среди этих пожилых людей 70+, по собранным ими данным, в пять раз люди реже заболевают тяжело и оказываются в больнице. Это хороший результат. Не 95%, но хороший результат. 

В Израиле привили от ковида 75% взрослых. Остановило ли это эпидемию?
Подробнее

Про эффективность вакцинации от гриппа, например, известно, что она составляет 50%. Это мало. Но если у человека выше риск, у него есть тяжелые болезни типа пневмонии и сердечной недостаточности, то его лучше привить. 

Здесь надо понять, какая же все-таки реально эффективность у вакцины от коронавируса. На что направлять силу и финансы государственной машины.

В Аргентине эффективность посчитали, а у нас нет?

— Да это же несложно подсчитать, если сразу спланировать. У нас же нет такого, что можно привиться и нигде ничего не зафиксировать. Сразу все фиксировалось и в ЕМИАС, и в ЕГИСЗ (Единая государственная информационная система в сфере здравоохранения). И больные в стационар попадают — они тоже фиксируются в этой системе. Просто она не настроена на сведение данных.

Если мы не сделаем этого анализа данных, непонятно, как дальше стратегию вакцинации строить. 

Мы идем вслепую, потому что если говорить о масштабной молниеносной вакцинации, то она практически провалилась.

Израиль, который почти всех привил, конечно молодец, но он же не один в мире. Они не могут навсегда изолироваться. И когда речь идет о большой эпидемии и надо быстро-быстро подавить все очаги, то нужна именно скорость охвата вакцинацией, эта скорость заглохла везде, что позволяет вирусу мутировать. 

И перед нами стоит вопрос — что делать дальше. Хватит этой вакцины или не хватит. Нужно четко понимать ее эффективность. Это все определенные приоритеты, которые может выставить Минздрав.

— Это же стандартная схема с новой вакциной, когда анализируются большие данные, чтобы точно понять ее эффективность.

— Я думаю, случая, чтобы так быстро появлялась новая вакцина, еще не было. 

Обидно именно то, что возможность собирать и анализировать информацию о вакцине есть — она как никогда проста. Не надо собирать горы бумажных историй, вести реестры на бумажках, сравнивать их. Нет — все есть уже. В принципе, когда выходит любое новое лекарство, всегда есть и постмаркетинговые исследования. У нас в стране это не проводится, это не нужно, у нас задача другая: вышло новое лекарство — надо его продать. 

Я делаю прививку от коронавируса. Что нужно о ней знать?
Подробнее

Мы очень старались создать эту вакцину, сделали первые. Но теперь-то собирайте информацию — ничего страшного, если окажется 75%, 50% — это же данные, которые жизненно необходимы, чтобы понимать, как спасать людей дальше. 

Возможно, у нас все очень долго. Простой пример — как попадает информация из ЕМИАС о вакцинации на Госуслуги. Для этого требуется 2 с половиной месяца. Потому что между ЕМИАСом и этим вторым регистром ЕГИСЗ есть Департамент IT-технологий города Москвы, и он занимается переносом информации из одной системы в другую. И поскольку объемы большие, с этим проблемы. 

Поэтому предложение начать заполнять дневник вакцинации я получила через 2 с половиной месяца после того, как я уже привилась. Может быть, дело в такой грандиозной медлительности. 

И анализ данных об эффективности вакцины мы все-таки увидим, вопрос только — когда.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.