«Лучшее,
Фото: shutterstock.com
Фото: shutterstock.com
Почему ребенок не может выбрать вуз? Что делать, если подросток хочет в Бауманку, ВГИК и на филфак МГУ одновременно? Как не заниматься не своим делом? Говорим с Анной Шапоренко, экспертом по самоопределению подростков и взрослых, управляющим партнером Международной Ассоциации независимых карьерных консультантов. 

Анна Шапоренко

Разносторонность ребенка — не тупик

Одиннадцатый класс на носу, а ребенок не может определиться с вузом. Во всем хорош: танцует, рисует, теннис, языки и программирование. Каждое обсуждение поступления заканчивается рыданием и хлопаньем дверями. Насколько это обычная ситуация? И что в ней делать родителям?

— Это частая история и запрос к профориентологу. Могу предположить, что ребенок мультипотенциал. Сегодня, когда карьерная траектория строится на стыке самых разных умений и интересов, мультипотенциал оказывается крайне востребован обществом и работодателями. Достаточно вспомнить IT-медицину. Не только открытия делаются на стыке дисциплин и областей, новые области науки возникают в результате микса самых неожиданных направлений. 

Когда мультипотенциалу предлагают сделать выбор, предпочесть что-то одно и отсечь другое, он естественно впадает в уныние. Такие подростки чувствуют, будто бы у них отнимают остальные их способности и умения. Эмоции здесь вполне обоснованы. 

Другой вопрос: что делать родителям? Во-первых, им тяжело. Именно поэтому стоит учиться справляться с собственной тревожностью, чтобы не передавать и не транслировать ее детям.

Во-вторых, идти с подростком к специалисту. Я сама профориентолог, но собственного ребенка отправила к коллеге. Прекрасно понимаю, как родителям непросто сохранять нейтральную позицию и воздерживаться от лишних эмоций.

Эксперт по самоопределению снимет тревожность у ребенка. Поможет собрать в единую картинку сильные стороны и определить потенциал подростка.

Даст некоторое понимание, что все хорошо и надо потихоньку двигаться туда, где действительно интересно.

И только после этого можно начать определяться с направлением, в котором подросток сможет реализовать свои ценности, интересы, способности. Ребенок найдет области, в которых могут соединяться интерес к медицине с китайским языком, рисование с программированием. И то, что на кухне кажется неразрешимым и концом света, в кабинете профориентолога вполне может оказаться решаемой ситуацией. 

Наконец, сами родители могут рассказать, что есть профессии, а есть хобби, и строить параллельные карьеры сегодня, как и иметь несколько источников дохода, реально и допустимо. Разносторонность ребенка — это не тупиковая ситуация, это возможности!

— А если полностью отсутствует представление о будущем и есть только умозрительное «хочу свой бизнес и много денег»? Отталкиваться ли от предметов, которые хорошо идут в школе?

— Путь самоопределения не начинается в одиннадцатом классе, и даже не в десятом. Всегда интересно, с чем ребенок к этому возрасту пришел? Каков его кругозор? Что он знает о рынке труда? Каков уровень его финансовой грамотности? Насколько у него развиты soft skills — общечеловеческие умения и навыки и self skills — навыки саморегуляции и заботы о себе? Есть ли у него опыт управления деньгами или подработки? Умеет ли он к своим 16-17 годам делать выбор и брать на себя ответственность? Если перечисленное есть, такому ребенку с самоопределением гораздо легче. 

Когда дети в детском саду играют в профессии, то это и есть пропедевтика, подготовительный этап будущего самоопределения. В игре дети примеряют разные направления деятельности. Это же происходит, когда они читают книги о профессиях. Например, книга «Город добрых дел» Ричарда Скарри давно стала классикой. На примере жизни животных в ней показано, как устроена жизнь в городе. Как работает театр и кто в нем есть, кроме актеров и режиссера. Как устроены подземные коммуникации, чем там занимаются специалисты. Это книга о том, что вообще люди делают целый день. 

Дошкольный возраст и начальная школа — время расширить кругозор, пока все любопытно. Маленьким детям интересно примерять на себя профессии. Сейчас бесчисленное множество самых разных центров: Кидбург, Кидзания — где дети пробуют не только профессию, они пробуют зарабатывать, управлять финансами, участвовать в жизни города. Это хороший опыт, который поможет. 

Такие вещи имеют накопительный эффект. Ребенок, который поиграл в банкира и ему не понравилось, может попробовать себя пекарем, пожарным, врачом. В педагогике есть понятие сензитивность. Сензитивный период — благоприятный для чего-либо. Важно попасть в такой период, когда в ребенке проснулся интерес. В 10–11-м классе, когда придет время с чем-то определяться, опыт игрового примеривания профессии сыграет свою роль.  

Помогите найти подработку

— «Я никогда не буду юристом, как мама» или «хочу быть футбольным тренером, как Максим Вячеславович». Насколько важна роль родителя в выборе ребенком профессии? Как и на что они влияют? 

— Ребенку стоит заниматься тем, что подходит именно ему. Быть там, где ему хорошо, интересно, что-то получается. Сейчас человек не выбирает профессию на всю жизнь, как это было раньше. Мы живем в BANI мире, в котором все быстро меняется, который сложно предсказать. (BANI мир — хрупкий, тревожный, нелинейный, непредсказуемый. — Примеч. авт.) 

Раньше в компаниях у HR-менеджеров было принято спрашивать кандидата: «Кем видите себя через пять лет?» Сейчас это не совсем приличный вопрос. Горизонт планирования снизился.

Сегодня школьник выбирает направление, в котором могут быть разные варианты построения карьеры. Например, историческое образование позволяет построить около 30 карьер: от дипломата и госслужащего до преподавателя и консультанта исторического кино. Задача родителя — помочь ребенку обнаружить свое. Не пугать пресловутым «туда не ходи», а наоборот, максимально поддерживать выбор ребенка.

Нам легче выбирать из того, что понятно, что можем себе представить. Именно поэтому одна из первых задач родителей — расширять кругозор. В начальных классах книжки читать, в игровые центры водить. Подросткам рассказывать, чем вы сами и ваши знакомые занимаетесь. Если есть возможность, на работу привести и показать, как и что там устроено. 

О профессиях можно почитать на сайтах «Профгид», «Атлас новых профессий». Можно посмотреть в YouTube ролики «10 глупых вопросов» людям разных профессий. Можно поиграть в «Угадай профессию по фото» у меня в телеграм-канале «Кайф, драйв и карьера». И тогда к десятому классу у школьника уже будет представление о том, чем занимаются люди разных профессий. Идеально, если у ребенка рано появляется первый опыт зарабатывания денег. Подросткам важно попробовать себя по-настоящему. 

—В фаст-фуд забегаловку отправить на подработку или предложить дома убираться за деньги? 

— Совершенно не обязательно. Во многих городах снимаются фильмы. Можно пойти в массовку поучаствовать в съемках. Это колоссальный опыт для ребенка.

Я бы не стала внутри семьи предлагать подработку в сфере услуг. Но можно посмотреть соцсети, чаты района или дома. Наверняка кто-то ищет помощника, чтобы забирать первоклассника из школы, отводить на секцию, выгуливать собаку, помогать с домашними уроками, и готов за это платить.

Не обязательно искать работу в найме. Есть масса возможностей для фрилансеров, где платят за результат. Если школьник умеет делать красивые презентации, ролики для соцсетей, снимать рилс или монтировать видео, он сможет этим заработать. Родители могут помочь найти первый заказ, чтобы не было страшно сразу выходить на рынок. Этого достаточно, чтобы подросток в дальнейшем искал себе подработку сам. 

Знаю ситуацию, когда мама занималась организацией выставок и брала себе в помощь сына, который встречал и сопровождал гостей. В пандемию знакомые занимались производством масок. И тинейджер помогал их упаковывать. Такой опыт помогает понять, как устроен мир, как зарабатываются деньги физическим трудом и что такое монотонная нетворческая работа.

Говорите про него 

— Как быть родителю, у которого ребенок уже в одиннадцатом классе и не выбрал ничего, закрылся, психует. Может, все-таки встать над душой и надавить? 

— Выбирать сложно. Подросток слышит разные мнения от значимых взрослых, друзей, школы, общества. Иногда даже мама и папа дают противоречивые советы. На фоне этого не всем удается услышать свой собственный голос, есть страх «не оправдать ожидания», совершить ошибку.

Мне приходилось работать с подростками, которые «ничего не хотят». Но что значит ничего не хочет? Что стоит за этим «не хочу»? От банального выгорания и отсутствия ресурса, что характерно для старшеклассников: «Не хочу, потому что устал». До «не хочу ничего из того, что вы предлагаете» или «не хочу ничего из того, что я знаю». Нужно говорить с ребенком про него. Искать его сильные стороны.

Поверьте, дети раскрываются. Знакомясь с собой, видя себя, они начинают понимать себя.

Только так может начать вырисовываться картина будущего.

Есть одна серьезная ошибка, которую допускают родители. Она приводит к ситуации «ничего-не-хочу». Это положение, когда ребенок учится, не поднимая головы, света белого не видя. Нон-стоп репетиторы, каждый день до 8 вечера занят, еще час на соцсети и игры. В этой ситуации не происходит главного — личностного развития. 

Самоопределение предполагает воздух и свободу действий. Люди развиваются от других людей. Если подросток гуляет, общается, тусит со сверстниками, он нарабатывает опыт. Если ничего, кроме учебы и телефона, у него нет, что он может выбрать? Для него мир — вещь пугающая!

Займитесь собой

— Если ты тревожный, если боишься быть несостоятельным родителем, если не хочешь, чтобы ребенок совершил твои ошибки… Очевидно, грузишь его десятью репетиторами и пятью кружками. Так ведь?

— Нет идеальной схемы воспитания. Плохой или хороший родитель — это очень условные понятия. Для меня очевидно, что хороший родитель — это тот, кто сам реализован! Тот, кто занимается своим делом, и оно ему нравится. Это родитель, у которого есть куча интересов и друзья. А если мама и папа дома рассказывают, как устали, как ненавидят работу, если своим видом демонстрируют, что выгорели, если разрываются между бытом и добыванием денег, то какую модель они транслируют ребенку? 

Если родитель чувствует тревогу, это повод поработать с собой, а не передавать ее ребенку, которому и так сейчас непросто. И уж тем более не стоит предлагать ему делать то, что вы сами не реализовали: «Я мечтала стать доктором, а не смогла, путь у тебя получится».

У меня была клиентка с медицинским дипломом, которая перешла работать в банк на начальную позицию. Шесть лет обучения! Как так? Оказалось, запах больницы не переносит. А учиться пошла, потому что мама сказала. Или есть взрослый врач, у которого кризис. Каждый раз, проводя медицинские манипуляции, он испытывает стресс. Вы только подумайте: прекрасное образование, в которое вложено много сил, лет, средств, а человеку плохо! Если выбор не свой, а навязанный, человек поймет это, к ужасу своих родителей, на втором-третьем курсе вуза, или придет на консультацию к карьерному специалисту в 50 лет и скажет: «Всю жизнь занимался не своим делом».

Отведите к специалисту

— Выходит, подросток больше в психологе нуждается, который с ним по душам поговорит, чем в профориентологе? 

– Профориентолог — это не просто специалист, который проведет тест и по его результатам скажет, куда надо поступать. Нет, конечно. Профориентолог — это такой же мультипотенциал, который работает на стыке дисциплин. Это специалист с четким пониманием подростковой психологии и тенденций на рынке труда.

— Кстати, как в других государствах устроена система профориентации? 

— Во многих странах профориентация как предмет существует много лет. В Испании, например, на уроках профориентации говорят не только о сильных сторонах ребенка, еще и о рынке труда в конкретно взятой стране, как искать работу, как писать резюме. 

В России в последнее время вводят профориентацию как предмет в школах. Это классная инициатива, только вопрос в том, кто эти уроки проводит, насколько человек сам реализовался в профессии? 

Работая с подростками, я соблюдаю простое правило: ребенок должен быть сытым, выспавшимся, в ресурсе. Почему? Потому что думать про будущее сложно. Для подростка «через год» — это как для его родителей «через миллион лет на Марсе». Подростки живут здесь и сейчас. Но когда профориентацию 16-летним ребятам ставят в школе седьмым уроком в пятницу, толку не будет.

— И что делать на уроках, все-таки тестировать?

— Нужно установить контакт с ребенком, говорить с ним про него. Такой разговор требует включения образного мышления, метафор, игр, наконец. Есть игра «Десять жизней». Ты представляешь, что играешь в компьютерную игру и в каждой жизни можешь сделать себе карьеру, правда, в одном направлении. В первой жизни, например, можешь стать знаменитым актером, во второй — президентом, священником, хирургом. Профориентолог при этом смотрит не на сами профессии, которые предпочитает ребенок, он анализирует выбранные им направления.  

Если подросток предпочитает креатив и творчество — это одна история, если экспертную сферу — другая, если каждый раз старается организовывать большие процессы и руководить ими — третья. Анализируя список вместе с подростком, профориентолог снимает тревожность ребенка. Это не история «выбери, кем хочешь стать», это история «выбери из того, что тебе нравится и получается». 

— Разве для такого открытия нужен урок и специалист, дома на кухне никак не получится обсудить? 

— У меня был кейс, в котором ребенок с трех лет знал, что хочет стать летчиком. Детская мечта порой становится реальностью. В такой ситуации помощь не нужна. Но знаете, что чаще всего я слышу от подростков? «Не хочу расстроить родителей», «Не хочу обидеть маму, они с отцом так много денег в меня вложили», «Сейчас поступлю туда, куда родители хотят, поработаю, а потом займусь тем, что нравится». Понятно, было время, когда люди делали выбор без помощи экспертов в профориентации, просто обсудив с мамой и папой на кухне. Но сегодня рынок так расширился, такой веер новых профессий появился, что родители элементарно о них могут не подозревать. Пятьдесят лет назад были простые и понятные профессии. Сегодня ситуация усложнилась. 

Опыт родителей сегодня не всегда работает. То, что было хорошо даже десять лет назад, сегодня может дохода не приносить. А есть же еще стереотипы: «Иди в IT — там много зарабатывают». В IT есть много разных направлений, от разработки до информационной безопасности, есть digital, везде разная оплата и востребованность, и разобраться с этим не так просто.

Вряд ли сейчас получится работать на одном месте десятки лет. Нас ждет life long learning — обучение длиною в жизнь.

Ты можешь учиться и развиваться в одной профессии, можешь осваивать новые.

— Кто-то в пятом классе готов бежать к специалисту, а кто-то в одиннадцатом в раздумьях, вести ли неопределившегося подростка к профориентологу. Когда на самом деле нужна консультация?  

— До 14 лет точно не нужно никуда бежать. До этого возраста имеет смысл вкладываться в расширение кругозора и self skills. Я-концепция, то есть понимание того, кто я, какой я, каковы мои ценности — формируется к 16 годам. Это как раз время, когда человек начинает задаваться вопросами о том, зачем я миру и кто я в нем. 

Лет с 14–15 можно пробовать не для окончательного выбора, а для определения вектора движения обращаться за помощью к профориентологам. Начать знакомиться с разными направлениями, разобраться с тем, как человек делает осознанный выбор — это очень полезно. Нарисовав направление, ребенок может походить по дням открытых дверей в разные вузы и колледжи. Можно сходить в школу предпринимательства, а бесплатных программ сегодня просто море. Можно летом съездить в лагерь по направлению, которое тебе интересно: театральное, кинематографическое, археологическое, языковое. Тогда в десятом классе можно прийти разово к профориентологу, чтобы скорректировать выбор. Вообще, все и всегда зависит от ваших целей и задач. Если хотите выбрать профильный класс или колледж, тогда к специалисту стоит обращаться все-таки раньше.

— Тестирование поможет определиться?

— Это инструмент, причем один из многих, который позволяет лишний раз проверить гипотезу, которая выработалась в ходе работы с подростком. Я, например, делаю тест вместе с ребенком. Мне важно не то, что он выбрал, а как реагировал. Смотрю за реакцией тела, обсуждаю выбор, причины. Если дети объясняют, если готовы рассказать истории из жизни, чтобы прокомментировать, понимаю, что тест выполнен корректно.

Иногда тест помогает убрать лишнее, уменьшить количество вариантов в выборе. Но каким бы прекрасным ни был тест, он не панацея. Не надо на него перекладывать ответственность за выбор, кем быть. 

Учите самостоятельности

— Наверняка не все родители готовы привести подростка к профориентологу? 

— Те родители, которым все равно, куда пойдет учиться их сын или дочь, к профориентологу не пойдут. Те, кто все решил, потому что «лучше знают», не найдут понимания у специалиста.

Профориентологи работают с родителями, которые разделяют позицию: дать ребенку выбор.

Выбор вуза, профессии, карьеры — это сфера, в которой есть что поддерживать и с чем помогать. А поддерживать можно разное. Одни — только высшее образование поддерживают, другие — даже колледж, третьи — gap year (годовой перерыв между окончанием школы и поступлением в вуз. — Примеч.ред.). Последнее, кстати, только в России считается позором: «Ого, ваш сын не смог поступить!»  

Есть родители, которые могут поддержать только высшее образование, только бюджет, только не спорт, только в таком-то городе… А бывает же еще фон из бабушек и дедушек. С каждой хотелкой родителя захлопывается еще одна дверь перед ребенком. И это надо понимать.

— Кстати, gap year не самая популярная тема у родителей. Есть понимание почему?

— Gap year — всегда сложная тема. Есть подростки, для которых год после школы может открыть возможности, а есть те, кого расслабит так, что никогда человек больше не вернется к обучению, потому что не захочет. 

Сегодня большинство школьников живут в режиме нон-стоп учебы, репетиторов, допзанятий. Следствием становится отсутствие представления о жизни вообще. И здесь gap year становится возможностью уехать на год от родителей и где-то поработать. То есть стать годом понимания себя, того, как устроен мир, как можно строить отношения с работодателем, за что готовы платить, а за что не готовы, как самому искать работу, как себе в чем-то отказывать и как самому вести бюджет, как самого себя обеспечивать. И если год проходит в таком формате, то он становится очень хорошим прорывом. 

— Разбитые родительские надежды — это очень неприятно. Что же все-таки делать? 

— Учите детей самостоятельности, разделяйте с ними ответственность. А еще наберитесь сил, воздуха в легкие и позвольте детям совершать ошибки. Кто не падает, тот не развивается! 

Дайте ребенку схватить двойки в школе, решать самостоятельно конфликты с одноклассниками. Лучше пусть это будет опытом в 10 лет, чем в 20 или в 30. Учите ребенка самого делать выбор. Если в кафе он выбирает пирожное, не нужно говорить: «Ты точно это хочешь? Тебе не понравится, будешь доедать!» Если ребенку не давать выбора, если не давать ошибаться, например, выбрать не ту футболку или пальто, которое не станет носить, то к 18 годам такой ребенок придет с отбитым или не сформированным умением решать что-либо самостоятельно. Разрешайте детям брать на себя ответственность, позволяйте ошибаться.  

Знаете, в чем особенность отечественной культуры воспитания? Это культура единственного шанса. Но может ли вырасти великий футболист, если он ни разу не промахивался? 

И конечно же, родителям стоит научиться работать с собой, не быть железобетонными и истиной в последней инстанции. Быть родителем сложно, это понятно. Но только представьте, что у вас, у родителя, есть налобный фонарик. И вы все время светите им в глаза ребенка вплоть до 18 лет. Как это, когда вы постоянно в лучах чьего-то внимания? Как думаете, можно ли сделать выбор? А можно ли отделиться и стать самостоятельным? Светите фонариком в себя, становитесь счастливыми, и детям будет с вами спокойно и радостно.

Фото: freepik.com

Поскольку вы здесь...
У нас есть небольшая просьба. Эту историю удалось рассказать благодаря поддержке читателей. Даже самое небольшое ежемесячное пожертвование помогает работать редакции и создавать важные материалы для людей.
Сейчас ваша помощь нужна как никогда.
Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.