В Москве после каникул в школу пойдут только младшие школьники. Ученики с 6 по 11 класс будут учиться дистанционно до конца октября. Это оправданная мера? Безопасно ли детям в классах, как себя вести в школе родителям, будет ли нам сложнее, чем весной, болеют ли дети ковидом и стоит ли бояться синдрома Кавасаки, которым в Швеции заболели около 70 детей — об этом «Правмир» поговорил с экспертами. 

Суточный прирост заболевших коронавирусом в России превысил 14 тысяч человек, это максимум с начала пандемии. 103 школы в 36 российских регионах ушли на карантин из-за COVID-19, многие отправляют школьников на внеплановые каникулы. 

«Никто не скажет, что в школу ходить безопасно»

Григорий Шеянов, врач-педиатр:

Григорий Шеянов

— В решении разрешить младшим школьникам продолжить очное обучение, а старшеклассников перевести на дистант есть логика, если это делается для разумного перераспределения.

В школе не будет 6–11 классов, а младшеклассников смогут как-то развести, чтобы они меньше контактировали, находились в маленьких группах на большей дистанции друг от друга. Тогда это имеет смысл.

Если все останется как есть, но просто без старшеклассников, то я не нахожу это оправданным.

Никто не сможет гарантировать, что сейчас посещать школу будет вполне безопасно. И речь идет не только о ребенке, но и других членах семьи, которые могут относиться к группам риска. Ребенок может принести инфекцию из школы и заразить кого-то из домочадцев. Поэтому лучше на всякий случай перестраховаться и посидеть дома, если это возможно.

«Родителям будет трудно, а учителей ждет разочарование»

Алена Владимирская, основательница агентства социального рекрутинга Pruffi и «главный хантер рунета»:

Алена Владимирская

Совместить на удаленке работающих маму, папу и двоих детей школьного и дошкольного возраста в одной квартире чрезвычайно сложно. Конечно, весной все уже закупились ширмами или чем-то в этом роде, чтобы отгородить рабочее пространство, но когда на удаленку уходят еще и дети, это не поможет. 

С детьми надо постоянно заниматься, я не имею в виду даже уроки — кормить, развлекать, это требует времени. Весной и летом всех выручали дачи. Сейчас стоят последние теплые дни. В этих обстоятельствах действительно непонятно, как совмещать полноценную работу и детей. Могу сказать, что будет сложно и это скажется на качестве и эффективности работы. 

Но вторую волну удаленки мы переживем легче, чем первую. Тогда было ощущение абсолютного шока, никто не знал, что делать, не были готовы компании, не было инфраструктуры. К осени люди, хотя они страшно раздражены, в общем приспособились.

К такому формату, правда, по-прежнему не готово большинство учителей. Им работать крайне сложно. Они очень устают. Поэтому будет сильное разочарование, выгорание.

Но большинство учителей [необходимость дистанта] понимают и идут на это спокойно, потому что это в том числе вопрос сохранения их жизни — они могут заразиться ковидом. Но все это сильно скажется на качестве образования, так как наши школы к удаленке не готовы.

«Дети тоже болеют ковидом, и порой тяжело»

Наталья Васильева, педиатр, главный врач детской клиники «Рассвет»:

Наталья Васильева

— Я считаю, что решать, идти ли ребенку в школу, должны родители. Не отправлять на дистанционное обучение всех, как это планируется с 19 октября, а дать возможность семьям принять решение. Есть возможность оставить ребенка дома — лучше так поступить. Это могло бы уменьшить количество детей в классе, снизив риски инфицирования. Современные технологии позволяют вести онлайн трансляции прямо из класса.

В школе родителям, которые забирают детей, нужно соблюдать меры безопасности. Носить маски, мыть руки, обрабатывать их, стараться ничего не трогать. Не стоять толпой, как это любят делать родители, скучающие в ожидании своих детей — стайками без масок.

Дети тоже болеют ковидом. Основная масса — легко, однако, есть сообщения о тяжелых формах у детей, в том числе — закончившихся летальным исходом. 

У детей с хроническими заболеваниями есть одно преимущество: если родители разумные, то они оберегают их от мест большого скопления людей. Но тут есть другая проблема. Как правило, хронически больные дети вовремя не вакцинированы от других заболеваний из-за медотводов. Поэтому у них риск осложнений гораздо выше, чем у обычных детей. 

В Швеции более 70 случаев Кавасаки у детей. В России их безусловно меньше, потому что диагноз непрост для большинства врачей. Заболевание довольно редкое. 

«Очная учеба грозит ростом заболеваемости»

Полина Степенски, заведующая отделением трансплантации костного мозга и иммунотерапии израильского госпиталя «Хадасса», профессор, врач-педиатр:

Полина Степенски

— Очное обучение может спровоцировать рост заболеваемости коронавирусом.

В Израиле именно так и произошло. Из-за роста числа больных пришлось ввести карантин. Сейчас заболеваемость снизилась с 10 тысяч случаев в день до 2 тысяч. И мы уже ждем решения об открытии школ.

Возобновить занятия для младшеклассников, а старших детей перевести на дистанционное обучение — это логично. Поскольку младшие дети гораздо реже сами заражаются и заражают окружающих. Кроме того, младшими детьми легче управлять, а со старшеклассниками это практически невозможно.

«Надо перевести всех школьников на дистант»

Светлана  Мухортова, педиатр, кандидат медицинских наук, специалист по инфекционным заболеваниям у детей, детская клиника «Фэнтези»:

Светлана Мухортова

— Я лично и вся наша клиника относимся к переводу на дистант только 6–11 классов негативно.

Конечно, сейчас ситуация намного хуже, чем была в мае. Если сравнить с апрелем, когда всех посадили на карантин, то мы увидим, что тогда число заболевших было гораздо ниже, чем сегодня. И заболеваемость только растет. Это как раз и связано с тем, что нигде нет никаких санкций, не соблюдаются рекомендуемые меры безопасности. 

Мы за то, чтобы перевести всех школьников на дистант. Но это непросто, ведь есть еще экономическая сторона, но с медицинской точки зрения то, что сейчас происходит, неблагоприятно. Даже те две каникулярных недели показывают, что болеет все равно большой процент детей.

И, конечно, необходимо, чтобы не было контактов между малышами и людьми старшего возраста, потому что дети в основном переносят этот вирус достаточно легко: заболевание может протекать без температуры, почти незаметно, просто как легкое ОРВИ, а для людей пожилых заболеть коронавирусом — критично. 

Большинство детей сейчас гуляют в хорошую погоду, между собой контактируют и возвращаются домой, где живут их бабушки и дедушки. Также они ходят на дополнительные занятия — государственные вроде закрыты, а как много частных, которые все равно продолжают функционировать! Конечно, это все очень опасно.

«Каждый может заразиться — это реальность»

Владимир Коршок, врач-отоларинголог клиники «Чайка»:

— Я думаю, что никто не знает, как правильно. Понятно, что чиновники стремятся хоть как-то уменьшить количество контактов между людьми, но такими способами, чтобы окончательно не сломать экономику.

Владимир Коршок

Полагаю, что младшим школьникам действительно сложнее учиться на удаленке, у меня у самого четвероклассник. Для родителей это испытание, весь день посвящен тому, чтобы ребенку что-то включить и проверить. В этом смысле, старшеклассники справляются лучше. Трудно оценивать это критически или позитивно. Количество заболевших очень резко выросло, поэтому какие-то попытки снизить темпы распространения инфекции выглядят последовательными. Но ограничительные меры в реальности работают хуже, чем качественное информирование людей о том, что происходит.

Сейчас любой выход человека из дома несет в себе вероятность подхватить коронавирусную инфекцию. Если мы посадим абсолютно всех людей по домам, то ситуация с заболеваемостью станет лучше, но появятся другие проблемы. Например, будет нечего есть. 

Все весной надеялись пересидеть и жить как раньше. Никто не мог спрогнозировать, что это не поможет. И вероятнее всего, нам довольно долго придется мириться с реальностью, когда мы можем заразиться. Весенние меры и меры нынешние отличаются, накопленный опыт показал, что те прежние были не очень эффективны.

«У семей будет поддержка — тьюторы»

Александр Адамский, научный руководитель «Института проблем образования «Эврика»»:

— Главная неприятность — мы опять не готовы. Причем не готовы ни управленцы, ни сама школа, ни семьи. 

Александр Адамский

Начнем с семей, тут все просто. Они не умеют выстраивать приоритеты. Что для нас важнее: здоровье детей, их счастье и благополучие, образовательные и учебные результаты — или родительский комфорт? Для многих — увы, комфорт. Но мир меняется в сторону персонализации, а значит, родительство становится более профессиональным, требует и большего времени, и новых навыков. Из зоны комфорта придется выходить. 

Школа — не камера хранения, куда ребенка сдал на полдня и забыл. Мы все радуемся, что она стала системой, но здесь есть один негативный эффект: у семьи атрофировалась готовность заниматься ребенком. Подготовка к более ответственному, персонализированному родительству — это задача и государственная, и общественная, и частная. 

А вторая история — более важная, и здесь появился оптимизм. Москва приняла решение о частично смешанном образовании. И сделала гигантский шаг в эволюции образовательной политики: Собянин заявил о том, что смешанное образование будет сопровождаться тьюторской поддержкой детей. Это и есть смешанная модель, которую выстраивают с опорой на Московский государственный педагогический университет. Она предполагает, что есть Сеть, есть ребенок с учителем в Сети, а затем у школьника будет поддержка — возможно, даже очная, на дому или в школе (в других, не фронтальных форматах). 

Тьюторов будут набирать в МГПУ, это студенты. По моим данным, около 3 тысяч студентов будут готовиться к выполнению этой задачи. Это фронтовики, наше образовательное ополчение. Если их быстро подготовят, то у родителей, детей и школ будет серьезная поддержка.

Подготовили Ольга Кожемякина, Ирина Сычева, Вероника Словохотова, Мария Божович, Наталья Костарнова

При поддержке Фонда президентских грантов

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.