Главная Общество СМИ История православной журналистики

Открытое письмо протоиерею Олегу Тэору, настоятелю воинского храма св. Александра Невского г. Пскова

Дорогой отец Олег! Несколько дней назад Вы разослали письмо, среди адресатов которого была и редакция православного интернет-журнала Соборность. Из письма следует, что Вы являетесь военным священником и окормляете среди прочих ту самую десантную часть, которая 1 марта в один день потеряла убитыми 84 солдата и офицера.

Дорогой отец Олег! Несколько дней назад Вы разослали письмо, среди адресатов которого была и редакция православного интернет-журнала Соборность. Из письма следует, что Вы являетесь военным священником и окормляете среди прочих ту самую десантную часть, которая 1 марта в один день потеряла убитыми 84 солдата и офицера. Эта трагедия не оставила нас безучастными. До сих пор она болью отзывается в наших сердцах, и даже сознание того, что десантники совершили подвиг, не уменьшает скорбь. Я полностью разделяю тревогу, которая звучит в Вашем письме — как мы, живые, можем достойно почтить их память? Думаю, что многие задают этот вопрос сегодня.

Сергей Чапнин

Другое письмо, которое я получил в тот же день, что и Ваше, может, как мне кажется, предложить некоторые ответы. В этом письме сотрудники Фонда Право Матери (пресс-релиз от 16 марта) рассказывают о судьбе одного из погибших десантников — 19-летнего Дмитрия Иванова из г. Опочка Псковской области. Простите мне столь длинные цитаты. Возможно, Вам не известны эти подробности, и я прошу Вас познакомиться с краткой историей жизни Вашего земляка:

Дима пошел в армию 1 июня 1999 г. Мы уже знаем, что произойдет потом. Нам показали землю, пропитанную кровью этого и других таких же мальчиков и людей постарше. Благодаря телевидению, мы увидели на экранах двух ребят с застывшими лицами и тихими голосами, не тронутых пулями, но тоже убитых всем происшедшим на их глазах. Дай Бог им когда-нибудь оправиться от этого. Они, здоровые, и третий, раненый в ногу, повторяли, поделившись впечатлениями, один и тот же вывод: Мстить. Мы теперь на практике видим, как война заботится о продолжении самой себя, как смерть плодит смерть, как, убивая одного вчерашнего школьника на глазах другого, она заставляет оставшегося в живых хотеть убивать.

Меньше года прослужил Дима в армии. В учебке он был в родной Псковской области, в г. Острове. Ракетные войска. Его готовили как сапера-минера. В ноябре 1999 г. перевели во Псков. У мамы Светланы Геннадьевны было два инсульта. Сын уже служил во Пскове, когда она лежала в больнице под капельницей. Дима получил телеграмму, подписанную главврачом, хотел поехать к матери в больницу. Его не отпустили. Вместо этого Диму отправили в Чечню 4 февраля 2000 г. За несколько дней до этого его перевели из саперов в гранатометчики.

О том, что рота их сына полегла за исключением шестерых бойцов, родители Димы узнали из новостей по телевидению. Не дожидаясь официальной похоронки, отец полетел в Ростов-на-Дону. Мама и сестра ждали дома. В пятницу, 10 марта, они получили извещение о гибели Димы. В этот же день из Ростова позвонил отец и сказал, что выезжает с гробом. Похороны родители назначили на понедельник, 13 марта, на сутки раньше больших похорон в областном центре. Мама все время повторяет слова: Почему они не отпустили его ко мне в больницу, как они могли послать его, необученного, его даже учили по другой специальности. Их всех надо повесить. У нее произошел третий инсульт, ее вот-вот положат в больницу.

Диму похоронили в понедельник, а в среду, вся семья — мама, папа, сестра Лена получили от него, как будто с того света, по письму. Так работает почта, терзая измученных горем людей. Впрочем, также работают и военные…

Не правда ли, по-новому раскрываются обстоятельства этой трагедии? В этом рассказе виден и бардак, который творится в армии, и офицерское жестокосердие, и наша полная беспомощность, когда сталкиваешься с этим лицом к лицу. Будет ли кто-то за это в ответе? Ответ все мы хорошо знаем…

Отец Олег, Ваше письмо значительно короче. Говоря о смерти псковских десантников, Вы напоминаете о том, что всегда, когда народ содрогался от ужаса бесчеловечности, в небо, в недостижимую высоту, уходила молитва за убиенных, за всех нас, а потом строились храмы в память о воинах, на стенах серебром да золотом выбивались имена павших».

После этих возвышенных слов звучит главная мысль Вашего обращения: Я, протоиерей Олег Тэор, не оставлю молитвенно всех погибших. Во вверенном мне храме, временно, на простых дощечках начали писать имена убиенных, с тем, чтобы в дальнейшем на драгоценном металле или же на дорогом камне в стенах храма увековечить почетно и во всех отношениях достойно. Обращаюсь ко всем кому дорога Родина, Армия, История и наша Православная Вера — помогите, чем можете, в этом святом деле.

Оканчивается письмо подробными указаниями, куда следует перечислять деньги. Неужели из всякой беды священник теперь может извлечь повод к сбору денег? Неужели нельзя это сделать чуть позже, дайте хоть слезам на щеках высохнуть┘ Или Вы думаете, что упустите удобный момент?

Отец Олег, простите, но пастырское служение — это служение утешения и сострадания. Забудьте Вы про эти таблички на драгоценном металле!

Мстить! — так думают о чеченцах три солдата, оставшиеся в живых. Их всех надо повесить! — так думает об офицерах российской армии, виновных в гибели ее сына, мать Димы Иванова. Она отказалась хоронить его вместе с остальными погибшими.

Скорбь и печаль, теснота душевная врачуются словами любви, какими бы глубокими ни были душевные раны. Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч? (Рим. 8:35) Мне бы очень хотелось услышать от Вас не красивые об истории с большой буквы, а самые простые слова о том, что именно Вам, православному священнику, удалось утешить безутешную матерь, помочь озлобленным ребятам вновь найти смысл жизни. Слишком уж легко стало прятать духовную жизнь в карманный набор правил и традиций.

Если Вы священник той самой части, сделайте хоть что-нибудь для того, чтобы описанное родителями Димы Иванова не повторилось. Научите офицеров отпускать солдат к родителями, когда те лежат в больнице. Встаньте горой за необученных солдат, когда их отправляют на настоящую войну. И, если такой трагедии больше не повторится, это станет лучшей памятью о погибших.

Поверьте, все, кому дорога Родина, ждут от Вас именно этого. Мне больно, что такое письмо приходится писать православному священнику.

С уважением,
Сергей Чапнин,
Редактор православного интернет-журнала Соборность

20.03.2000
Источник: Соборность, 2000

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.