Поначалу все было неплохо. Смежники на этот раз не подвели, новая болезнь распространялась незаметно, по утвержденному графику; на первой неделе поста эпидемия ускорилась, к середине — больницы были забиты, как мусорные стоки, к Пасхе на Западе заперли церкви, а на Востоке — попросили воздержаться от поездок в храмы.

Александр Архангельский

Наступило прекрасное время. Жизнь в городах замерла, людям запретили выходить, и они потихоньку зверели: мужья ненавидели жен, жены ругали мужей, дети доставали до печенок, старики обижались на всех. Верующие нарушали правила, неверующие их ругали. Крепкая, надежная работа.

Среди работников невидимого фронта больше всех доволен был Админ — молодой перспективный начальник Админки, год назад поставленный Хозяином на цифровое направление. Он долго убеждал упертых ветеранов адской службы, что пора забыть о сковородках, потому что настоящий ад не там, где плавится смола, а там, где смущаются души. А поскольку современная душа — потемки, можно без конца их сгущать, используя продвинутые технологии. Ветераны верить не хотели, они предпочитали телевизор, но Хозяин все-таки решился. Так в аду появилась Админка, корпус стратегического направления, заточенный на сетевое продвижение раздора.

Показатели сразу улучшились. Градус виртуальной ненависти вырос, склочный трафик резко увеличился. Но эпидемия… эпидемия дала такие всходы, о которых невозможно было и мечтать. Раньше приходилось ждать, пока очнутся популярные истерики, подзуживать и тыкать им в ребро.

А тут даже напрягаться стало незачем; обычный блогер ляпнет что-нибудь про пандемию — вот и свара.

Две тысячи пятнадцать лайков, шестьсот шестьдесят шесть перепостов, и в каждой новой ветке вирус размножается делением. Не ленись, пошевеливай угли, фиксируй хосты.

Но чем лучше становились графики участия и приличнее охват аудитории, тем сильнее уставал Админ. Он был молод и полон энергии, но работа становилась вправду адовой. С раннего утра до поздней ночи (потому что спорщики не спят) он разрабатывал темы, подбрасывал образы, давал инструкции в рабочем чатике. И в конце концов почувствовал: не может! Ни острую тему придумать, ни лбами столкнуть. И решил попроситься в отгул.

— Отгууул, — сложил Начальник губы трубочкой; старенький, сморщенный, в толстых очках без оправы, он сидел за огромным чиновным столом и подписывал кипу бумажек. — Отгуул. В пасхальную, будь она неладна, ночь. А работать кто будет?

— Трафик увеличился в четыре раза, – Админ протянул листочек с цифрами; с экрана Хозяин читать не умел.

— Ну, да. Ну, растете. А на Пасху, как всегда, провалитесь.

— Хозяин, мы построили математическую модель, видите, кривая роста, пик раздражения приходится как раз на эту ночь. Начнут благодатным огнем, доругаются на куличах и самоизоляции, – заныл Админ.

«Я объясняю: у нас Пасха, а он кричит, что убьет меня». Кто встал на пути у пьяного австралийца
Подробнее

— Ладно, — махнул когтистой лапкой Хозяин. — Полежи, посмотри телевизор. Но чтобы завтра — к девяти — как штык. Постить пасочки, свининку, коньячок. Все к вечеру должны отяжелеть и перепиться. Исполняйте.

Счастливый Админ возвратился к себе в кабинетик. Маленький, уютный, со множеством экранчиков на стенах, похожих на освещенные окна многоквартирного дома. В углу стоял диван; Админ прилег, накрылся теплым одеялом и вооружился пультом управления. Он лично разработал дивную программу, которая передает изображение в Админку. Человек сидит перед компьютером, врет, обзывается и смотрит нехорошее кино; думает, никто его не видит. А сигнал поступает к Админу. Вот они, голубчики, как на ладони. На одном экранчике — подсвеченное страстное лицо, на другом — трехмерное изображение — кухня, спальня, коридор, на третьем ретрансляция картинки на компьютере. Перещелкиваешь адреса, смотришь реалити-шоу, забавно.

Время близилось к полуночи. Как вдруг случилось нечто непонятное. То на одном экранчике, то на другом начал пригасать экранный свет; зазвучали оскорбительные звуки песнопений, появились ненавистные священники: Христос воскресе из мертвых, а зрители расселись перед ноутбуками, как кролики, сложили лапки, начали креститься! Админ решил, что перепутал кнопки, и нажал на просмотр телевизора; нет, работала вполне продвинутая техника. А главное, трансляций этих было множество, шли они из разных мест; вот церковь деревенская, а вот московская, а вот и вообще — из Тель-Авива! 

Стало больно и страшно. Рушилось все, что он строил.

В церковь превращались гостиные и детские; на кухнях, где была уже расставлена еда, собирались взрослые и дети.

В запертых, надежно отсеченных храмах батюшки зачем-то быстро бегали по кругу, словно на невидимых лошадках, и кричали в пустоту «Христос Воскресе!», а из этой самой пустоты им отвечали сотни голосов. Хуже того, непонятней того: люди целовались с кошками; гав, восклицала собака, ей говорили: «Воистину!»

Вот тебе и долгожданный отдых. Вот тебе отгул и трафик. Завтра ветераны настрочат Хозяину телегу, чтобы тот вернул надежный телевизор и не тратил силы на утопию прогресса. Хозяин чертыхнется и не станет слушать старых бесов, но почему-то тревожно.

Фото: tatmitropolia.ru

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.