На совещании Ассоциации учителей истории и обществознания по вопросам российского гуманитарного образования министр просвещения РФ Ольга Васильева заявила, что в 2022 году в нескольких пилотных регионах может быть введен обязательный единый госэкзамен по отечественной истории. 

Мы поговорили с учителем истории из гимназии №1543 на Юго-Западе Леонидом Кацвой о том, что он думает по поводу последних заявлений Васильевой. 

— Как вы считаете, обязательный ЕГЭ по истории повысит престиж предмета и внимание к нему? 

Леонид Кацва

— Нет, это очень плохая идея. Поскольку история нужна не в каждый вуз, серьезным экзаменом она все равно не станет, а превратится в ЕГЗ – “Единый госзачет”. Трояк получил – и доволен. Ни на каких знаниях это не отразится, а вот ненависти к предмету, который отвлекает от того, чем выпускник в этот момент занимается, добавит по полной программе. Вместо того чтобы сделать этот экзамен необходимым только для гуманитариев, они делают его выпускным для всех. В итоге он станет настолько же упрощенным, насколько упрощенной стала базовая математика, либо двадцать-тридцать процентов сдающих и тридцати двух баллов не наберут. 

Правда, министр Васильева сказала, что не хочет делать два экзамена – базовый и профильный. Значит, придется упрощать общий экзамен, но тогда это плохо для тех, кто его сдает как профильный. Им придется дополнительно подкреплять свои результаты, доказывать, что они выше среднего. Министр говорила о том, что все должны сдавать «полноценный ЕГЭ», но тут она плавает в эмпиреях. Вступительный экзамен по истории во все вузы обязательным не был никогда.

— Недавно президент РАН Александр Сергеев заявил, что система единого госэкзамена нуждается в переформатировании, поскольку ученики выпускных классов игнорируют те предметы, которые им не нужны для поступления. Правда, свое предложение он сформулировал довольно неопределенно. «Вместе с ЕГЭ ввести дополнительно что-то, что дает не только баллы, которые абитуриент приносит в университет, но и позволяет дать оценку креативности и кругозору школьников.» Такое ощущение, что нас снова ждут какие-то глобальные перемены.

— Я никогда не был поклонником ЕГЭ, всегда относился к такому способу поступления в вуз критически. Но сейчас считаю, что самое главное – дать школе некоторое время стабильности. У нас все время изменения, мы не успеваем ни к чему привыкнуть. Слова Сергеева, конечно, настораживают.  

«Что-то, что позволяет дать оценку креативности и кругозору школьника»  – а поточнее? Во-первых, от этого попахивает так называемым портфолио, то есть списком успехов и достижений, а это в наших условиях идея чрезвычайно коррупционноемкая. 

Я однажды участвовал в конкурсе Приоритетного нацпроекта «Образование». Вместе со мной подавала свои документы дама — завуч из какой-то школы. Я считал, что у меня папка толстая и тяжелая. Но у нее она была раза в четыре тяжелее. Возникло впечатление, что там зафиксирован каждый ее выход с детьми на пришкольный участок. Так будет и со старшеклассниками. Но нельзя, чтобы любое твое дело заносилось в портфолио — мол, сколько бабушек ты перевел через дорогу. 

Кроме того, это «что-то, что дает не только баллы», может вылиться в устные экзамены.

— Что в этом плохого?

Когда-то я возражал против отмены устных экзаменов и замены их на ЕГЭ. Но сейчас понимаю: если пойти по пути их восстановления, начнется дикая коррупция в вузах. Практиковать и устные экзамены, и ЕГЭ совершенно невозможно.

— В начале ноября Ольга Васильева, заявила, что из-за подготовки к ЕГЭ ученики перестают учиться. Вы не согласны с этим?

— По непрофильным предметам старшеклассники в 11-м классе просто вообще ничего не делают. В нашей гимназии они, конечно, на «ненужные» уроки ходят, но плохо к ним готовятся, не владеют материалом. Исключение составляют очень сильные дети. И я, как человек изнутри системы, детей  понимаю.

Они заняты только одним: я должен сдать экзамены по тем предметам, которые мне нужны для поступления в вуз. Все остальное – пропади оно пропадом.

— Что тут можно сделать? Может быть, стоит вернуть средний балл аттестата, отмененный в 1984-м?

— Это плохое решение. Дело в том, что в разных школах он по-разному стоит, и дети в выпускном классе просто побегут за хорошим аттестатом из сильных школ в слабые. У нас был случай, когда мальчик, у которого вырисовывалось семь двоек, ушел в экстернат после первых майских праздников, и выпустился со всеми четверками и пятерками. Кроме того, средний балл, который я пережил, когда заканчивал школу, ориентировал на универсализм и не давал заниматься любимым делом.  Было три урока истории в неделю и пять физики. По сравнению с этим все нервы, связанные с ЕГЭ, ничего не стоят.

— Некоторые считают, что сдавать выпускные экзамены нужно по всем предметам, а не только по профилирующим, что креативность будет полезна студентам.

Леонид Кацва: Я бы не гордился успехами московского образования
Подробнее

Это чушь. Беда не в том, что у историков в качестве вступительных экзаменов в вуз начнут требовать математику (она полезна). Хуже, если их будут экзаменовать по физике, а физиков и математиков – по истории. Представьте себе, что для поступления на ВМК или в Физтех придется сдавать историю или литературу.

Может быть, для общей культуры это и хорошо, но мы отберем совсем не тех людей. Несколько лет назад в вуз поступал сын моей близкой подруги. Одним из вариантов у него числился физфак в пединституте (специальность «физика и педагогика»). Я посмотрел программу и с изумлением увидел, что физику туда не сдают, а вместо физики сдают обществознание. Но в этом случае, и я, троечник по физике, мог бы туда поступить. Только учиться бы не смог. 

ЕГЭ по всем предметам вводить нельзя: мы погубим выдающихся, но односторонних детей.

Выпускные экзамены в школе, как это было когда-то, сейчас бессмысленны. К их результатам школьники отнесутся так: трояк все равно поставят. До тех пор, пока это не учитывается в вузе, такое бесполезно.

— Когда я училась в школе, единственной моей мечтой было – не заниматься физикой-химией, а только гуманитарными предметами. Так ведь сейчас так и происходит?

Да. Только из программы эти предметы не выведены. Учить детей нужно, но они не учатся. 

Что я предлагаю? Сократить программу (не учебники и не учебные часы – они уже сокращены до отказа), то есть насыщенность того, что мы с них требуем. Я стал думать: где я могу сократиться? Вот, революция 1905-го года. Сейчас изучается весь ее ход, забастовки, восстание на «Потемкине» и т.д. Но это необязательно для студентов матфака или физфака. 

Им нужно просто сказать: дети, вот было такое мощное массовое движение, которое достигло осенью всеобщей стачки, и в результате правительство вынуждено было уступить и пойти на Манифест. А дальше заниматься Манифестом 17-го октября и Думой, потому что это важно. И в каждом предмете такое есть. В биологии есть вещи, которые будущим гуманитариям не необходимы, а в литературе то, без чего спокойно обойдется будущий химик.

— Понятно, что талантливый учитель сможет это сделать. Обычный же – нет. Без учебника ваше предложение не имеет смысла.

— Если бы не историко-культурный стандарт и не унификация, то я сел бы за очень короткий учебник ХIХ-ХХ веков. Но я не буду этим заниматься, это точно никто не издаст. Писать учебники истории в нынешних общественно-политических условиях не следует.

— Итак, пункт первый: нужно сокращение программ. А что еще?

— Второе – завершить обучение по непрофильным предметам в первом семестре 11-го класса, а дальше резко наращивать объем по профильным  предметам: освободили детей от того, что они не сдают, и они занялись тем, что сдают. За счет этого скомпенсируется и нагрузка учителей: сократил нагрузку в непрофильном классе, зато в профильном она увеличилась.

Престижный шанс или изнурительный марафон. Что выигрывают и как проигрывают участники олимпиад
Подробнее

Третье — олимпиады. Я вообще очень плохо отношусь к олимпиадному движению, потому что оно превратилось в профессиональный спорт со своими тренерами, знающими всякие хитрости. Надо установить, что победители заключительного этапа получают право поступления без экзаменов в любой вуз страны, а победители регионального этапа – в любой вуз региона. Для призеров заключительного этапа – зачет 100 баллов по соответствующему предмету в любой вуз страны, для призеров регионального этапа – зачет 100 баллов по предмету в любой вуз региона. Но чистота должна быть обеспечена не меньше, чем на ЕГЭ.

Четвертое: для всех гуманитариев должен быть стандартный набор ЕГЭ. Русский и литература, сочинение (отдельно), история и иностранный язык. Может быть и обществознание, но я плохо отношусь к этому экзамену.

Пятое: ввести мораторий на введение новых предметов, типа основ семейной жизни, уроков патриотизма… На факультативах – все, что угодно.

Шестой пункт, утопический: иностранный язык должны сдавать все, поступающие в ВУЗ. В наше время он стал необходим любому специалисту с высшим образованием, независимо от профессиональной принадлежности.

И последнее: пора перестать надеяться, что образование можно сделать таким же «общим» и разносторонним, как 40-50 лет назад. Это невозможно. Нынешнее время работает на специализацию.

Фото: ТАСС/Александр Рюмин
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.

Как сделать так, чтобы дети и подростки полюбили читать?

Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: