Подарок Богородицы

Что может подарить человеку Матерь Божия? Внешне Ее дары могут быть очень разными, но у всех них один и тот же внутренний смысл. Своей историей делится обладатель такого дара.

Что вы подумаете, если я скажу, что у меня есть подарок от Самой Богородицы? И не просто подарок, а личный, именной. Усомнитесь в моем здравии? Когда я говорю о подарке священникам, которые меня знают мало, они вмиг умолкают и начинают пристально всматриваться в мои глаза: «Что то, видимо, я пропустил, как получилось, что этот человек показался мне вначале вменяемым?» А после моего рассказа они… Впрочем, судите сами.

В начале 90-х годов люди начали массово продавать то, что долгие годы хранили в своих домах. Не от хорошей жизни, конечно. У многих пропали сбережения, были трудности с зарплатой, некоторые вынужденно сменили жилье на более дешевое и меньшего размера, а это значит, что пришлось избавляться от хоть и дорогих сердцу, но громоздких предметов. В питерские антикварные салоны и тогдашние комиссионные магазины можно было приходить как в музей.

Немыслимой красоты старинные буфеты или резные письменные столы размером с «Волгу» продавались за совсем небольшие деньги. При всем желании их невозможно внести в современные квартиры, а новым хозяевам расселенных питерских коммуналок тогда было практически невозможно осознать, что вся эта рухлядь представляет художественную или историческую ценность.

В моду входил евроремонт, евростандарт и прочее евро… Евролюдям хотелось поскорее отряхнуть остатки праха русской старины и побежать в новый, выдуманный кем-то евромир, наполненный евростандартными европредметами. Иконы в этот мир ну никак не вписывались.

В период относительной финансовой стабильности я покупал в антикварных лавках всевозможную иконы и церковную утварь. Не для себя. Постоянно открывались новые храмы, и разоренные, нищие приходы были несказанно рады таким подаркам. Однажды я узнал, что рядом с моим книжным магазином открывается новый храм — Церкви передали Тихвинский собор. И родилась в моей голове идея: как бы найти и купить Тихвинскую икону, но не простую, а копию настоящей, да еще чтобы она была «чудотворной», с какой-то историей.

Я понимаю: подобная идея могла зародиться только в безумной голове, но, поверьте, на этом безумие рассказчика заканчивается, а начинается полнейшая обыденность. Хотя все последующие события и развивались по невероятно стремительному и фантастическому сюжету, проходило все как-то совершенно буднично, словно так происходит ежедневно.

Итак, мысль о покупке чудотворной иконы буравчиком засела в моей голове и оттуда не выкручивалась ни при каких обстоятельствах. И вот однажды… эх, как я люблю этот сказочный приемчик… однажды поехал я по делам в епархию и по дороге решил зарулить в одну любимую антикварную лавку. Располагалась она в самом центре Питера, на Стремянной улочке, в маленьком подвале. Там всегда царил полумрак и навалено было всего столько, что, несмотря на малые размеры магазина, поиску «вкусностей» можно было посвятить целый день.

Хозяева обычно специально для меня откладывали «товары по теме», но в этот раз у них ничего не было, и я направился к выходу. Уже перед самой дверью, даже не сразу, а краем глаза, на ходу, я увидел какую-то черную доску, засунутую за шкаф. Остановился, секунду постоял… и что-то потянуло меня назад.

— А это что?

— Да толком еще не знаем. Какая-то икона. Обожжена сильно, ничего не разобрать, мы потому и говорить не стали.

— Ну-ка, достаньте…

Достали. Действительно, страшная черная доска, все лицо сожжено, совершенно ничего не видно. Только по силуэту ясно, что Богородичный образ, а вот какой? Кроме того, через всю доску шла глубокая трещина, две части соединяли только рассохшиеся шпонки. Лишь задняя сторона была довольно чистая и не тронута пожаром. Цена за доску была чуть велика, но я решил взять: вдруг пригодится или удастся хоть что-то «вытащить». Я поехал на свою встречу, но меня постоянно мучил вопрос, что же за икону я приобрел в полумраке подвала. Обратно в офис я летел, как на крыльях.

Вернулся. Начал рассматривать при хорошем свете — не все так страшно, как это показалось вначале. Икона была не обожжена, а очень сильно, многослойно закопчена. Такое ощущение, что она несколько десятков лет стояла в бане, которую топят по-черному. Копоть слиплась и почти окаменела, но это значило, что ее можно было легко снять. Имея небольшие навыки обращения с иконами, я решил самостоятельно размыть несколько фрагментов. И чем больше снималось наслоений, тем сильнее начинало трепетать мое сердце: под толстым слоем накипевшей гари стала проступать потрясающей красоты иконопись и ассист. Впоследствии оказалось, что ассист прекрасно сохранился.

Я слегка тронул подпись внизу, и мне удалось прочитать: «икона пресвятыя богородицы тихвинская писана в меру и подобие чудотворнаго образа…» Вот так подарок! Это же именно то, что я хотел найти! Ликованию моему не было предела. Не прошло и двух недель, как я «заказал» Небесам нужную икону, и — вуаля! — мне ее подарили. Да, ее нужно аккуратно размыть, склеить раскол, отремонтировать шпонки, нужна небольшая реставрация… и у меня будет икона неземной красоты, точная копия чудотворной Тихвинской! Уф. Так не бывает… настоящая большая икона, старинная… дар Небес…

И тут ко мне в гости, маршируя, с веселым громким детским барабаном и дудкой, разноцветными шариками и транспарантом пришло знаменитое зелененькое земноводное. Жаба принялась доказывать, какой я буду молодец и умница, если оставлю икону себе. Больше никого слушать не надо — ничего нет краше оставить себе то, что купил на свои деньги и что приглянулось. В чем главная сила Жабы? Так как она живет в самом сердце и знает все тонкие извилины души, то мозг сопротивляться ее доводам не может. По крайней мере, ему невыносимо трудно.

Мой мозг сдался без боя. Икона была действительно хороша, и хотелось ее оставить себе, а храм, которому предназначался подарок, только передали Церкви, и пока им не до икон, настоятеля храма я капитально недолюбливал, и вообще, с какой радости дарить ему такую красоту, «мою прелесть»… Одним словом, решение было принято: оставить икону себе. Все, решено. Икону я оставляю себе, и точка. В следующий раз куплю и подарю другую, а эту не отдам. РЕШЕНО ОКОНЧАТЕЛЬНО. Аминь.

В этот момент раздался стук в дверь. Только теперь уже гость был не воображаемый, а более чем земной и реальный. Вошел помощник и сообщил, что ко мне на прием просится какая-то девушка. Все мои мысли и чувства были заняты одним вопросом — на какую стенку квартиры вешать мое сокровище. Я уже мысленно все отреставрировал и привел в порядок, осталось только вбить виртуальный гвоздь. И обретение этого чуда заполнило все мое естество без остатка. Никакая девушка со своими просьбами и предложениями в меня больше не помещались, в этом моем состоянии она явно была лишней.

Вошла молодая особа лет двадцати пяти. Какой-то очень питерский вид, типаж хорошо описан Достоевским: бедная семья, неустроенность, близкие молодые люди кругами ходят вокруг свадьбы и тюрьмы одновременно и все никак не могут выбрать необходимое. Как она позже призналась, есть еще ребенок. Видимо, «случайный». Такое дитя только увеличивает трудности и без того проблемной жизни.

— Я понимаю, — начала она, опустив голову и стараясь не смотреть мне в лицо, — что продавать иконы большой грех… Но мне очень, очень сейчас нужны деньги. Не могли бы Вы купить у меня иконку?

Вот так раз. Полчаса назад я привез в офис икону, и тут неожиданно предлагают еще одну. Почему вдруг обрелась вторая? Девушка достала из полиэтиленового пакета небольшой сверток, размером со среднего формата книжку, развернула цветастую тряпочку и протянула мне иконку. Я взял ее в руки и чуть не стал косоглазым заикой на всю оставшуюся жизнь. У меня в руках была… икона Пресвятой Богородицы «Тихвинская»! И маленькая кривенькая подпись внизу иконы сие подтверждала!

Я еле собрал обезумевшие мысли: хотел купить большую чудотворную икону «Тихвинская» в новопереданный храм. Царица Небесная сделала мне царский подарок — икона стоит у меня за спиной. Я, поддавшись уговору своей Жабы, решил, что икону в храм не отдам, а заберу себе. Через несколько минут ко мне пришла девушка и предложила купить у нее маленькую иконку «Тихвинская». Что это, как не знак свыше?! Думаю, даже атеистам будет трудно поверить в случайность столь частых совпадений.

Что мне оставалось делать? Вывод был очевиден — отдать икону в храм, как и собирался изначально. Словно Сама Богородица сказала мне: «Хотел подарить Мой образ в храм — дари, а раз он так тебе приглянулся, то получи поощрительный приз в виде изображения малого формата, который при необходимости без труда можешь взять с собой в любую поездку».

Я, не торгуясь, отдал молодой женщине требуемую ею сумму и стал с интересом рассматривать новое приобретение. Образ был написан вполне искусно, с тонкой прорисовкой и с изящной игрой цвета. Я повернул икону. Доска хороша. А вот какая-то надпись пером на обратной стороне. Написано давно, явно середина или вторая половина XIX века. Можно рассмотреть «187…» год. Верхняя запись плохо читаемая. Что после шпонки? Опускаю глаза ниже и опять теряю дар речи: «Ге-о-р-ги-ю…» Что?!! Не может того быть!!! И тем не менее — на обратной стороне иконы четко и ясно написано «Георгию»! Далее следовала фамилия «Насонскому», но это разобрать было уже гораздо сложнее…

Все произошло так стремительно: случайно нашлась большая икона, и оказалось, что это «Тихвинская», потом неизвестная девушка продала мне вторую маленькую. Все за несколько минут. Как само собой разумеется, тихо, мирно, волшебно, как в сказке: пумс — одна икона, пумс — вторая. А тут еще и надпись. Если бы там не оказалось никакой надписи (все-таки иконы редко подписывают), или какая-нибудь безымянная мама подарила своей безызвестной дочке («любимой дочурке на молитвенную память»), ну ладно, пусть дорогим был бы Сергий или Михаил… Но почему-то им оказался носитель не самого распространенного имени.

Выбора у меня не было и быть не могло. Перекрестив лоб, я сообщил всем своим сотрудникам: произошло чудо, я стал свидетелем настоящего чуда. Итак, большая икона отправляется в храм, а маленький подарок оставляю себе, он мне дорог намного больше. Именного подарка от Пресвятой Богородицы нет ни у кого.

Какой вывод надо сделать из этой истории? Все святые, Матерь Божья и даже Господь наш Иисус Христос гораздо ближе, чем принято думать. Никогда не забывайте об этом.

Читайте также:

Чудо святителя Спиридона

Маленькие чудеса святителя Николая

Валерий Панюшкин vs о.Сергий Круглов: Смешное чудо

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Одно из последних интервью - журналисту Катерине Гордеевой
В этой истории настолько плохо все, что есть сомнения в ее реальности
Иконописец Александр Солдатов – о благовестии красотой, смыслах иконы и храме в Беслане

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: