Подростки назвали смартфоны «продолжением своих мозгов». Почему гаджеты мешают детям развиваться

|

Подростки переписываются друг с другом в соцсетях чаще, чем встречаются на улице. Двухлетние дети с легкостью управляют планшетами и смартфонами. Экраны окружают современных людей едва ли не с рождения. И это меняет нас. Весной в издательстве «Бомбора» вышла книга Адама Алтера «Не оторваться. Почему наш мозг любит все новое и так ли это хорошо в эпоху интернета».

Адам Алтер

Сегодня средний школьник 8–18 лет проводит треть жизни во сне, треть — в школе, а оставшуюся треть — в новых медиагаджетах, от смартфонов и планшетов до телевизоров и ноутбуков. Дети больше времени общаются с экранами, чем с другими людьми в личном контакте. В новом тысячелетии время игр без экранов сократилось на 20%, а время игр в сети увеличилось на то же количество. В этой статистике нет ничего плохого — мир постоянно меняется, но в 2012 году шесть исследователей доказали, что последствия могут быть весьма печальными.

Неделя без гаджетов

Летом 2012 года 51 ребенок отправился в летний лагерь в пригороде Лос-Анджелеса. Это были самые обычные школьники из Южной Калифорнии: равное количество мальчиков и девочек в возрасте 11–12 лет разного этнического и социоэкономического происхождения.

Все они дома имели доступ к компьютерам, и почти у половины были телефоны. Каждый день дети час тратили на текстовое общение с друзьями, два с половиной часа смотрели телевизор и чуть больше часа играли в компьютерные игры. Но на одну неделю им пришлось оставить телефоны, телевизоры и игровые приставки дома. В лагере они ходили в походы, пользовались компасом, стреляли из луков. Они учились готовить на костре и отличать съедобные растения от ядовитых.

Никто не учил их смотреть друг другу в глаза и общаться, но в отсутствие гаджетов именно это и происходило. Вместо того чтобы прочесть на экране LOL и увидеть улыбающуюся рожицу-эмодзи, дети по-настоящему смеялись и улыбались. А если им было печально или скучно — не смеялись и не улыбались.

В понедельник утром, когда дети приехали в лагерь, они прошли короткий тест DANVA2 — диагностический анализ невербального поведения. Это забавный тест — один из тех, что широко распространены на Facebook: нужно всего лишь истолковать эмоциональное состояние незнакомых людей. Сначала вы смотрите на их фотографии, а потом слушаете, как они вслух читают предложение. Вам предстоит определить, счастливы ли они, печальны, сердиты или напуганы.

Задание может показаться тривиальным, но это не так. Некоторые лица и голоса понять просто — их эмоции достаточно сильны. Но многие люди испытывают тонкие эмоции. Нелегко определить, улыбается ли Мона Лиза или ей просто скучно. Я попытался пройти этот тест и сделал ряд ошибок. Один парень показался мне немного подавленным, но оказалось, он слегка напуган.

Такой же тест проходили дети в лагере. Из сорока восьми вопросов они допустили в среднем четырнадцать ошибок. Четыре дня походов — и все уже собирались садиться в автобусы и ехать домой. Но прежде психологи снова предложили им тот же тест. Им казалось, что неделя личного общения без гаджетов должна была сделать детей более чуткими к эмоциональным сигналам. Практика действительно помогает лучше понимать эмоции других людей.

Фото: unsplash

Дети, которые воспитывались в изоляции (например, знаменитый Дикарь из Авейрона, до девяти лет живший в лесу с волками), не умеют распознавать эмоциональные сигналы. Тем, кто находился в одиночном заключении, после освобождения тяжело общаться с окружающими, и такое состояние сохраняется до конца жизни.

Дети, проводящие время в обществе сверстников, учатся понимать эмоциональные сигналы через повторяющуюся обратную связь: вам может показаться, что приятель протягивает игрушку, чтобы поделиться с вами, но по выражению его лица вы поймете, что он собирается использовать ее в качестве оружия.

Понимание эмоций — очень тонкий навык, который от бездействия атрофируется, а с практикой улучшается.

Именно это наблюдали психологи в летнем лагере.

<…>

Может быть, на психику благотворно влияет свежий воздух и природа? Или общение со сверстниками делает детей умнее? А может быть, все дело в отрыве от гаджетов? С полной уверенностью сказать нельзя, но рецепт от этого не меняется: дети лучше справляются с задачами, которые связаны с качеством социальных взаимодействий, когда больше времени находятся в обществе других детей в естественной среде. Треть жизни, проведенная за светящимся экраном, этому не способствует.

Цифровая амнезия

Дети по-прежнему могут часами сидеть за интерактивной техникой, они играют в видеоигры ровно столько, сколько позволяют им родители. (В Корее и Китае обсуждают так называемые законы Золушки, которые запрещают детям игры с полуночи до шести часов утра.)

Почему не следует позволять ребенку проводить часы с интерактивной техникой? И почему, как я уже говорил во вступлении к этой книге, многие технические эксперты запрещают своим детям пользоваться теми самыми устройствами, которые они сами создают и распространяют в обществе? Ответ прост: мы не знаем, как скажется на наших детях чрезмерная увлеченность гаджетами в долгосрочной перспективе.

Первому поколению пользователей iPhone всего восемь-девять лет, первому поколению пользователей iPad — шесть-семь. Они еще не стали подростками, и нам не известно, насколько они будут отличаться от тех, кто старше их всего на пару лет. Но мы знаем, на что нужно обратить внимание.

Техника подменяет те самые основные ментальные действия, которые раньше были универсальными. Дети 90-х годов и более старшие помнили десятки телефонных номеров, они общались друг с другом, а не с устройствами. И они развлекались сами, а не извлекали искусственные развлечения из приложений за 99 центов.

Пару лет назад меня заинтересовало то, что мы называем «прививкой трудностей». Считается, что ментальные задачи — запоминание телефонных номеров или планирование, чем заняться в воскресенье, — служат прививкой от будущих ментальных проблем. Так медицинские прививки избавляют вас от проблем физических. Читать книгу, к примеру, труднее, чем смотреть телевизор. (Кинокритик журнала New Yorker Дэвид Денби недавно написал, что с возрастом дети забывают про книги. Он слышал, как один подросток сказал: «Книги пахнут стариками».)

Есть убедительные доказательства того, что небольшие дозы ментальных трудностей полезны для человека. Молодые люди гораздо лучше справляются со сложными головоломками, если начинают с более трудных, а не с более простых. Трудности идут на пользу и молодым спортсменам: мы, например, обнаружили, что студенческие баскетбольные команды лучше выступают, если у них была более напряженная программа подготовки к сезону.

Умеренные первоначальные трудности очень важны. Избавляя от них наших детей с помощью устройств, которые облегчают их жизнь, мы подвергаем их опасности — хотя и не понимаем, насколько она серьезна.

Чрезмерное увлечение гаджетами приводит к цифровой амнезии. Два опроса, проведенные в США и странах Европы, показали, что тысячам взрослых тяжело запомнить ряд важных телефонных номеров. Они с трудом вспоминали номера собственных детей и свои служебные телефоны. 91% опрошенных назвал смартфоны «продолжением собственных мозгов». Большинство признались, что сначала ищут ответы в сети, прежде чем попытаться вспомнить их, а 70% сказали, что потеря смартфона даже на короткое время вызывает у них чувство тоски и паники. Большая часть опрошенных заявила, что в их смартфонах хранится информация, которой нет ни в их разуме, ни где бы то ни было еще.

“Токсичны, особенно для детей”

Психолог из МИТ Шерри Теркл тоже считает, что технологии не позволяют детям овладеть навыками эффективного общения. Возьмем, к примеру, текстовые сообщения, которые многие дети (и взрослые!) предпочитают телефонным звонкам.

Тексты позволяют нам формулировать свои мысли более четко, чем устная речь. Если обычно мы реагируем на шутку смехом — «ха-ха», то в тексте вы можете написать «ха-ха-ха», чтобы показать, что шутка была особенно смешной — или «ХА-ХА-ХА-ХА-ХА», если она была очень смешной. Когда вы сердиты, то можете ответить сурово, а придя в ярость — вообще не отвечать. Крик обозначается простым «!», а восклицание — «!!» или даже «!!!!». В этих сигналах есть математическая точность — вы можете подсчитать количество «ха» или «!», благодаря чему текстовые сообщения позволяют избежать риска и непонимания в общении.

Существенный недостаток здесь — отсутствие спонтанности и неопределенности. В текстах нет невербальных сигналов, нет пауз и ритма, нет незапланированных смешков и фырканья, которые доносят нюансы сказанного партнером. Без этих сигналов дети просто не могут научиться личному общению.

Теркл иллюстрирует эти ограничения историей, которую комик Луис С. К. рассказал Конану О’Брайену в 2013 году. Луис сказал, что он не воспитывает детей — он воспитывает взрослых, которыми они станут. Телефоны, сказал он, «токсичны, особенно для детей». Разговаривая, дети не смотрят на людей, и у них не вырабатывается сочувствия и понимания.

Вы знаете, что дети жестоки — и это потому, что они не получают невербальных сигналов. Когда они говорят сверстнику: «Ты жирный» и видят, как его лицо кривится, они понимают: «О, похоже, так делать нехорошо». Но когда они пишут кому-то: «Ты жирный», то просто думают: «Хм, это было смешно. Мне это нравится».

Луис С. К. считает личное общение жизненно важным, потому что для детей это единственный способ понять, как их слова влияют на других людей.

Зачем годовалому ребенку iPad?

В YouTube немало видео, которые показывают влияние экранного времени на малышей: они не понимают, как пользоваться бумажными журналами. Одно такое видео собрало более пяти миллионов просмотров. Годовалая девочка обращается с iPad, как настоящий профессионал. Она свободно переходит с одного экрана на другой и радостно хохочет, когда гаджет подчиняется ее воле. Жест листания, который появился на первом iPhone в 2007 году, для этой девочки так же естественен, как дыхание или еда. Но когда ей дают журнал, она пытается обращаться с ним, как с экраном. Неподвижные фотографии под ее пальчиками не сменяются новыми, и девочка начинает злиться. Она — одна из первых людей, которые воспринимают мир именно так: она верит, что обладает безграничной властью над визуальной средой и способностью преодолевать «запаздывание» любого опыта, просто махнув рукой. Видео в YouTube называлось «Журнал — это iPad, который не работает». Впрочем, многие комментаторы задавали вопрос: «А зачем вы вообще дали годовалому ребенку iPad?»

IPad значительно облегчает родительскую жизнь. Этот гаджет становится для детей неиссякаемым источником развлечений — они могут смотреть видео или играть в игры. IPad — настоящая палочка-выручалочка для родителей, которые много работают и не располагают временем для отдыха. Но такие гаджеты создают опасные прецеденты, от которых детям трудно избавиться в более старшем возрасте.

У Хилари Кэш из центра reSTART по этому поводу есть очень твердые убеждения. Она не пуританка, но видит последствия чрезмерного увлечения гаджетами, как никто другой. «Гаджеты не следует давать в руки детям младше двух лет», — говорит она. В это время общение детей должно быть прямым, социальным, личным и конкретным. Первые два года жизни задают стандарт взаимодействия с миром в три, четыре, семь, двенадцать лет и дальше.

Фото: unsplash

«Детям следует позволять смотреть пассивное телевидение до начальной школы, то есть до семи лет, и только тогда их можно знакомить с интерактивными медиа типа iPad и смартфонов», — считает Кэш.

Она предлагает ограничить время контакта с гаджетами до двух часов в день даже для подростков.

«Это нелегко, — признает она. — Но это очень важно. Детям нужны и сон, и физическая активность, и время в кругу семьи, и время для развития воображения». Все это невозможно, если они с головой погружены в свои гаджеты.

Американская академия педиатрии (ААП) согласна с Кэш.

«Телевидение и развлекательные медиа должны быть недоступны для детей младше двух лет, — рекомендует академия. — В первые годы жизни мозг ребенка развивается стремительно, и лучше всего маленькие дети учатся на взаимодействии с людьми, а не с экранами».

Возможно, это и так, но очень трудно воздержаться от контакта с экранами, когда они повсюду. Даже в 2006 году — за четыре года до появления первого iPad — Фонд Кайзера обнаружил, что 43% детей младше двух лет смотрят телевизор ежедневно, а 85% — хотя бы раз в неделю. 61% детей младше двух лет каждый день хотя бы какое-то время проводят перед экраном.

Три совета для родителей

В 2014 году организация Zero to Three сообщала, что 38% детей младше двух лет пользовались мобильными устройствами (в 2012 году их количество составляло всего 10%). К четырем годам 80% детей пользуются мобильными устройствами.

Позиция организации Zero to Three мягче, чем у ААП. Они признают, что определенное количество экранного времени просто неизбежно. Вместо того чтобы категорически запрещать гаджеты, они рекомендуют определенные виды экранного времени. Их документ начинается так:

Множество исследований показывает, что самый важный фактор для нормального развития детей — позитивные отношения с родителями, характеризуемые теплыми, любовными взаимодействиями, когда родители и другие опекуны чутко реагируют на сигналы ребенка и обеспечивают ему соответствующие возрасту занятия, которые развивают любознательность и обучают.

ААП, в принципе, согласна: ее заявление о контакте маленьких детей с гаджетами заканчивается словами: «Лучше всего маленькие дети учатся на взаимодействии с людьми, а не с экранами». Разница позиций в том, что Zero to Three признает: дети могут развивать здоровое взаимодействие с гаджетами, если в этом процессе участвуют и родители. Вместо того чтобы полностью запрещать гаджеты, они описывают три основных фактора здорового контакта с ними.

Во-первых, родители должны помогать детям связывать увиденное в экранном мире с опытом реальной жизни. Если в приложении ребенку предлагают рассортировать деревянные кубики по цвету, родители могут попросить его назвать цвета одежды, когда будут вместе собирать белье для стирки. Если в приложении фигурируют деревянные кубики и шарики, то после контакта с гаджетом детям следует поиграть с настоящими деревянными кубиками и шариками. Опыт не должен замыкаться только в виртуальном мире, который лишь имитирует реальность. Связь гаджета с реальным миром называется «переносом обучения». Этот прием повышает обучаемость по двум причинам: детям приходится повторять то, чему они научились, и это развивает способность к обобщению и переносу усвоенного на разные ситуации. Если собачка на экране похожа на собачку, встреченную на улице, ребенок понимает, что собаки могут существовать в разных условиях.

Во-вторых, активное занятие лучше пассивного просмотра. Приложение, которое заставляет ребенка действовать, запоминать, принимать решения и общаться с родителями, полезнее телевизора, позволяющего пассивно потреблять содержание. Такие медленные шоу, как «Улица Сезам», поощряли участие и вовлеченность, поэтому они для детей более полезны, чем стремительный «Губка Боб Квадратные Штаны» (эта программа не предназначена для малышей младше пяти лет). В ходе одного исследования оказалось, что четырехлетние дети, которые смотрели «Губку Боба» (а не более медленные образовательные мультфильмы), девять минут пытались запомнить новую информацию и не могли противостоять соблазну. Следовательно, в доме, где есть маленькие дети, не следует постоянно включать телевизор.

В-третьих, во время просмотра телевизора всегда следует уделять внимание содержанию передачи. Детей нужно спрашивать, что, по их мнению, произойдет дальше, просить их показывать персонажей на экране и называть их. Процесс должен идти медленно, чтобы технологические достижения не подавляли психику ребенка. Желательно, чтобы экранная история хоть в какой-то степени имитировала опыт общения с книгой.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают Правмир, но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что честная и объективная информация должна быть доступна для всех.

Но. Правмир – это ежедневные статьи, собственная новостная служба, корреспонденты и корректоры, редакторы и дизайнеры, фото и видео, хостинг и серверы. Так что без вашей помощи нам просто не обойтись.

Пожалуйста, оформите ежемесячное пожертвование – 100, 200, 300 рублей. Любая сумма очень нужна и важна нам.

Ваш вклад поможет укреплять традиционные ценности, ясно и системно рассказывать о проблемах и решениях, изменять общественное мнение, сохранять людские судьбы и жизни.

Дорогой читатель!

Поддержи Правмир

руб

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: