Подруга
Подруга запрещает общаться с другими девочками в классе. Наедине друг общается на равных, а в компании грубо бросает: «Да он мне никто». Что делать, если лучший друг вашего ребенка ведет себя токсично? Разбираем ситуации из жизни подростков с психологом Инной Пасечник.

Инна Пасечник

«Не поможешь? Ты мне больше не подруга!»

— Дружили-дружили, а потом друг стал запрещать дружить с кем-то еще. Почему так происходит у подростков?

— Хорошая дружба предполагает равенство сторон. Мы на равных обмениваемся чем-то. Например, обмен материальный: «Я тебе кофе покупаю, чипсы, жвачку, а ты — мне».  

Бывает, мы обмениваемся эмоциями. Здесь важны две вещи. Во-первых, паритетность. Если одному из друзей плохо, другой оказывает поддержку. Это работает в обе стороны. Во-вторых, учет границ и возможностей каждого в паре. Что бы ни происходило, даже если тебе плохо, ты допускаешь, что у твоего друга в жизни прямо сейчас может происходить нечто, что не позволяет ему ответить тебе по телефону, в чате, прийти на помощь. Здесь мы подразумеваем и физическое, и эмоциональное, и моральное состояние человека. Например, тебе плохо, ты нуждаешься в поддержке. А у подруги важная встреча, поход к врачу, разговор с родителями, репетитор, наконец. 

В хорошей дружбе мы не станем выкручивать руки другому, обижаться, что прямо сейчас он не смог уделить время. Друзья понимают, что у каждого могут быть обстоятельства не ответить, не откликнуться мгновенно. При этом, если мой друг пожертвовал чем-то значимым для себя — я это ценю! Понимаю, что другой ради меня приложил усилия, чем-то для себя самого пренебрег. Иными словами, в хорошей дружбе есть равенство как в эмоциональной поддержке, так и в учете границ друг друга.

— Если дружба не соответствует этим признакам, она токсичная? 

— Токсичные отношения не научное, а скорее обывательское понятие. Они могут возникнуть как в паре между партнерами, так и в дружбе. 

Токсичные отношения — это те, которые вызывают в нас тяжелые и труднопереносимые чувства. Чувство вины, стыда и беспомощности. 

Представим двух подруг: Машу и Юлю. У Маши тяжелая жизненная ситуация: плохие отношения с родителями, из-за которых возникают неприятности. Юля замечает, что Маше страшно, плохо, она напряжена. Юля оказывает подруге поддержку. Она успокаивает, защищает от неприятностей, помогает разговаривать с преподавателями или одноклассниками. В какой-то мере Юля выполняет для Маши материнскую функцию. Прекрасно же? 

Но однажды выясняется, что Юля не терпит, если Маша отвлекается на других или по первому требованию не уделяет время Юле. По сути, Юля ревнует. Например, начинает угрожать: «Мне сейчас так плохо, что я с собой что-нибудь сделаю» или «Если я тебе не нужна и не важна, можешь ко мне не обращаться больше. Я поняла, наша дружба ничего не стоит!» Маша может попытаться оправдаться: «Извини, сейчас не могу, у меня обстоятельства». В ответ получает несоразмерную данной ситуации реакцию в виде угроз, претензий, осуждения. 

Иными словами, Юля подсаживает Машу на чувство вины. Это можно описать так — «если не можешь мне помочь, значит кругом виновата». Юля для Маши, может, и выполняет материнскую функцию, но одновременно лишает ее права голоса и вообще каких бы то ни было прав. Такие отношения токсичны. 

— В чем конкретно выражается отсутствие прав в дружбе?  

— Например, Юля захотела погулять. Она договорилась с Машей выйти на улицу, но тут ей предложил вместе провести время молодой человек. «Ну и ладно, — думает Юля. — Маша пойдет с нами гулять, просто будет третьей!» Юле не интересно, как себя чувствует в этот момент подруга. То есть права Маши, ее чувства, желания уходят в этих отношениях на задний план. Токсичность возникает там, где один прибегает к манипуляциям, ограничивающим свободу другого.

В материальном плане это, кстати, тоже происходит. Причем один считает отношения дружбой, а второй банально пользуется. «Я не могу купить тебе пирожок, потому что нет свободных денег. Мне дали карманные на обед завтра перед курсами», — говорит Маша. — «Все с тобой понятно. Спасибо, буду ходить голодной», — отвечает Юля с такой обидой, что подруга моментально испытывает чувство вины. 

«Ты теперь с Верой дружишь, а не со мной!»

— «Ты теперь с ней дружишь, а не со мной», — это тоже про токсичность в дружбе? 

— В токсичных отношениях всегда каким-то образом вызывают вину. Если один ревнует к другому, но способен выразить свои чувства адекватно: «Не знаю, что со мной, но я очень ревную», — это нормально! 

— Почему?

— В такой ситуации всегда можно ответить: «Наверное, боишься, что ты мне больше не важна? Но ты очень важный для меня человек. Да, у меня появился парень. Но с ним у меня другие отношения. А ты — моя лучшая подруга!» или «Ты для меня друг номер один. Запомни это, пожалуйста. Но у меня много друзей. И этот факт не делает тебя менее ценным человеком для меня».  

Ситуации, когда вынуждают чувствовать себя неприятно, в ущерб личным интересам — это истинные токсичные отношения!  

Подруга больше не отвечает на сообщения

— Подруги крепко дружили, часто созванивались. Вдруг на ровном месте одна из них «исчезла». Не отвечает в мессенджерах и по телефону. Кажется, что-то случилось между ними, а может, даже с ней. Но неделю спустя подруга возвращается как ни в чем не бывало во все социальные сети со словами: «Прости, были дела». Это тоже токсичность? 

— Не уверена. Скорее между людьми есть некоторая недоговоренность. Часто бывает, тот, кто исчезает, просто так устроен. Например, он перегружается от общения. Или, действительно, уехал, но не предупредил. Да, не прав, что оставил это не проговоренным. Всегда можно сказать: «Извини, я так устроена. Когда слишком много всего: сессия, дела дома — меня не хватает на друзей». 

По-хорошему надо об этом писать, говорить. Обычно, если есть прозрачность в отношениях и человек может признать за собой такой недостаток и слабость — дружба не токсичная.

Есть второй вариант — наша реакция. Допустим, Маша такой человек, который если подружился с кем-то, то пишет, звонит. Вдруг Юля, с которой Маша постоянно на связи, исчезает. Возвращается через неделю как ни в чем не бывало. Если для Маши это нормально, то в ситуации нет проблемы. Но если Маша так устроена, что чувствует себя брошенной, ненужной, погружается в пучину незначимости и никчемности — это проблема Маши!

Ого, неожиданный поворот. 

— Это Маша воспринимает невозможность другого быть рядом в негативном, генерализованном и поглощающем ключе. Но если девочки обсудят, что так бывает, договорятся друг с другом о правилах — например, сообщать, что «у меня цейтнот, я выпадаю из общения» — то все хорошо. Это нормальная и здоровая дружба.

А когда такое положение адекватным не назовешь?

— «Я беспокоюсь, когда лучшая подруга исчезает, — говорит Маша. — Не делай так, пожалуйста». — «Да мне все равно, — отвечает Юля. — Ну не могу и не хочу иначе».

Если Маша понимает, что исчезания Юли ее дестабилизируют, то такие отношения я бы не называла токсичными. В них нет чувства вины. Однако для Маши они вредны. Может, стоит выйти из таких отношений, раз ей в них плохо. Это Машино больное место. 

Это как-то связано с самооценкой?

— Вообще-то это нормальная история, когда другой не готов и не может все 100% своего времени присутствовать в диалоге. Маша воспринимает это как трагедию, предательство, чувствует, что ее бросили. Юля говорит: «Ну не могу я отвечать тебе нон-стоп». Маша это может понимать головой, но все равно об эту ситуацию ранится. 

Тогда вопрос: что случилось с Машей? Возможно, она получала сигнал от родителей, что может быть для них неважной и незначимой. А чтобы ее любили, ей нужно показывать особые достижения. Это подросток, у которого в ядре личности пустота и поломка — ощущение собственной ненужности. Кстати, в нашей стране это распространенная ситуация. Если вы спросите людей разного возраста, что подростков, что людей средних лет и даже пожилых, то многие признаются, что игнорирование их интересов или демонстрация их неважности для них чрезвычайно болезненны, это их болевая точка — «я ненужный, незначимый». У одних это вызывает вспышки агрессии, у других — депрессивные эпизоды, ощущение, что жизнь кончена.  

Если вернуться к Маше, то друзей она будет искать исходя из этого пустого места. Нет у нее в фундаменте этого кирпичика. Все отношения будет строить в ключе: «Мне нужно ваше внимание, мне необходимо подтверждение важности и нужности». А это значит, что в моей жизни общения должно быть много, а отвечать мне нужно немедленно.

«Мне так плохо, сейчас умру, напиши мне что-то хорошее» 

— В чате с другими подростками одна из подруг рассказывает про свои драмы. Все плохо с родителями, учительница «обесценила», и вообще она давно «практикует селфхарм». Девочка порой выкладывает фото в чат. У лучшей подруги вопрос, как реагировать — жалеть, игнорировать? 

— И в жизни реальной, и в виртуальной — это человек с болью и жизненными сложностями. Такая девочка может писать и говорить, что ей плохо, и выкладывать фото порезов. Здесь нужно уточнить, что психологи различают несколько видов селфхарма. 

Один направлен на то, чтобы улучшить состояние через причинение себе боли. Внутри меня невыносимые эмоции, не могу их чувствовать и пережить. Меня не хватает, чтобы с эмоциями справиться. Боль физическая вынуждает временно отключиться от боли эмоциональной, душевной.

Второй вид касается ситуации, когда дети наносят себе увечья, если у них есть легкая степень диссоциации. По каким-то причинам (у всех они собственные) человек перестает быть в контакте с телом. Чтобы лучше чувствовать тело, причиняют ему боль. 

Третий вид — самоповреждения как наказание себя. Я чувствую вину. Мне плохо от того, что я несовершенный и плохой. Заслуживаю наказание, поэтому причиняю себе боль. 

Четвертый тип — это ситуации, когда самоповреждение входит в привычку. Например, если взрослый волнуется, то говорит: «Пойду выйду, подышу». У подростков — как только становится плохо, возникает желание порезаться. Включается обсессивно-компульсивный механизм. То есть человек делает это не для того, чтобы стало легче, а по привычке. Как обрывать кожу на пальцах, например. 

Пятый механизм — средство коммуникации. Если в первых четырех случаях люди не демонстрируют порезы, всячески скрывают, потому что считают это ненормальным, и проблема обнаруживается случайно взрослыми, то пятый тип совершенно иной. Это способ сообщить о своей боли. Чтобы ее точно увидели и сочли важной, нужно публично продемонстрировать, как это ужасно. Этот тип характерен для истероидных людей, которым нужно много внимания.

— И как реагировать? 

— Во-первых, не нужно сплеча рубить: «Ну понятно, она просто привлекает внимание!» В любом случае это сообщение, что человеку нехорошо. 

Но бывают такие подростки (боюсь, обидятся на мои слова, если прочтут), которые не умеют общаться по-другому. Они способны преподнести себя лишь в амплуа того, кто сильно страдает.

Общение со сверстниками, принятие ими в подростковом возрасте — это важнейшая деятельность, которую диктуют законы развития психики.

Но как быть, если у тебя нет механизма, чтобы завоевать внимание и общение, кроме как заявить о своих страданиях?  

Надо признать, что наблюдателям тоже сложно. Маша пишет в чате: «Мне плохо, сейчас умру. Напишите мне что-то хорошее». Нередко подростки теряются и не понимают, что делать, как поддержать, в чем вообще нуждается человек. Как реагировать на этот запрос о помощи? 

Надо признать, что современные молодые люди лучше, чем наше с вами поколение. Они усвоили правило: друг друга надо эмоционально поддерживать. Думаю, они предпочли бы, чтобы кровавые раны в чат не выкладывали, а ограничивались бы словесными репликами. И часто в ответ ребята пишут и говорят: «я тебя понимаю», «посылаю лучи поддержки», «сам с таким сталкивался». Навык поддержки у современных подростков выработан! 

Но токсичность в таких сообщениях может быть. Если это вопрос жизни и смерти, а ты сидишь на другом конце города дома, что делать? Не понимаешь. Тебе страшно за подругу, ты нервничаешь, чувствуешь бессилие. Это выглядит так, что меня вынуждают, мне выкручивают руки, чтобы я все бросил и поехал спасать. 

Если в общении предъявленного страдания много, если на него все время нужно отзываться, то да, это токсичное взаимодействие. Отношения, в которых загоняют в чувство беспомощности, безусловно, тяжелые и небезопасные. 

— Наедине девочки дружат, а в компании одна из них общается с кем-то другим, игнорирует. Говорит что-то вроде: «Да она вообще не со мной». Почему так бывает? Это тоже нездоровая дружба?

— Девочка может демонстрировать в компании, что она тут звезда, а подруга — прицеп, который с ней приехал. Это нехороший вариант дружбы. Получается, когда тебе надо — ты со мной. Не с кем гулять, дергаешь меня. А когда не надо — ты меня стыдишься. В компании всем видом показываешь, что я ничего не значу для тебя. Здесь один другого загоняет в ощущение — «я недостойный». Это паразитирование на отношениях. 

— Почему такое бывает?

— Когда человек сам для себя не очень ценен, любой ценой готов зарабатывать очки, даже ценой близкой и верной подруги — это признак неуверенности в себе. 

Основная задача подростков — не только общение. Им важно чувствовать себя уважаемыми в референтной группе, принятыми и значимыми среди сверстников, к которым хотят относиться, принадлежать, которые кажутся крутыми.

«Как только увижу кого-то покруче Маши, бросаю ее». Такая подруга пользуется Машей, их отношения нельзя назвать дружбой.

6 советов родителям

— Что делать родителям, которые наблюдают за токсичными отношениями детей? 

— Первое. Если видим болезненные отношения, то должны понимать — выловить из них ребенка непросто. Почему? Потому что в токсичных отношениях один у другого обнаруживает слабые стороны, а также подсаживает на чувство вины, бессилия, стыда, беспомощности. Это то, с помощью чего можно долго удерживать рядом с собой!

Однако в таких отношениях, кроме наблюдаемого нами ужаса, есть место хорошему. Манипуляторы легко улавливают, на что подцепить. С одной стороны, сажают на чувство вины, с другой — в неожиданный момент говорят: «Ты — самая лучшая подруга. Что бы я без тебя делала? Если бы не ты…» Показывают нашу эксклюзивность и исключительность. 

Бессмысленно приходить к дочке со словами: «Твоя подружка Юлька ужасная. Посмотри, что она с тобой делает?!»

Гарантирую, Маша начнет замыкаться в себе, считать вас своим врагом: «Мама не хочет, чтобы я общалась со своей лучшей подругой!»

— Не молчать же? 

— Спросите: «Расскажи, пожалуйста, что хорошего делает для тебя Юля?» За скобками должен быть вопрос: «Почему ты так держишься за нее?» Например, Маша расскажет, что когда она пришла в школу, никто не хотел с ней дружить и только Юля поддерживала и утешала, когда было плохо и страшно. 

Для вас это будет значить, что Маша смотрит на Юлю через оптику безопасности. Она — безопасная, поэтому Маша из благодарности готова терпеть все.

Второе. Последовательно раскручиваем клубок. «Да, — говорите вы. — Юля и правда много сделала для тебя. Это хорошо. Но не кажется ли тебе, что есть моменты, когда ты огорчаешься? Я переживаю, когда ты нервничаешь, если не можешь поехать на помощь к Юле. Помнишь, как ты была расстроена в прошлый раз? Не кажется ли тебе, что в этом есть цикличность?»

Задача родителя на этом этапе — показать ситуацию со стороны. И все, отойти и больше не трогать. Как только мы начинаем давить, в ответ получаем оппозицию и отказ вообще о чем бы то ни было размышлять. Вам важно, как в пинг-понге дотронуться до шарика, перекинуть на другую сторону и ждать. 

Любое давление — «брось, прекрати общаться, она ужасная…» — приведет к негативным последствиям. Подросток поймет, что одинок. Будет чувствовать, что и с Юлькой что-то не так, но и дома родители не понимают и не принимают.

Третье. Когда пытаемся понять, что это за дружба такая у Маши с Юлей, мы не должны упускать вопрос — есть ли еще друзья у моего ребенка? Кто они? Может оказаться, что Юля для Маши — единственный друг. И тогда странно отваживать ребенка от отношений с единственной близкой душой.

Четвертое. Разберитесь, что происходит с ребенком, раз у него нет других друзей. У него проблема с общением? С доверием? 

Может, стоит создать новую среду для общения? В силах родителей создать условия для взаимодействия со сверстниками.

Пятое. Делитесь личными историями или историями ваших друзей о токсичных отношениях. Это не должно быть чтением морали. Только от сердца и пережитое: «Я тоже такое знаю, проходила. На тот момент казалось, что это единственное и лучшее, что со мной может быть. Спустя годы поняла, что здорово поранилась в этих токсичных отношениях. Я счастлива, что мы разъехались по разным городам и отношения естественным путем закончились, это были слишком нервные отношения».

Шестое. Если дружба легла на историю ненужности подростка, то это повод сходить к психологу. Он в силах заделать эту брешь в фундаменте. 

— Есть ли рекомендации для подростка, который оказался в токсичных отношениях? 

— Желательно, чтобы кто-то внешний помог проанализировать ситуацию. Оценивать происходящее, когда ты внутри ситуации, тяжело. 

  • Распишите ситуацию на два блока. Первый — что хорошего я получаю от этого человека. Второй — какие страдания он мне доставляет. Это история про плюсы и минусы наших отношений. 
  • Задайтесь вопросом: какие чувства друг у меня вызывает? С какими негативными чувствами он меня сталкивает? Как он это делает? Если понять, как именно друг вызывает в нас чувство вины и беспомощности — можно этому противостоять. Как минимум, начать реагировать иначе на типичные манипуляции. Даже если манипуляции не сознательны, просто у вашей подруги такой стиль поведения — вы можете попробовать противостоять. 
  • Учитесь проговаривать. Противостоять лучше всего в здоровом разговоре. Такой разговор предполагает «Я-высказывания»: «Я чувствую себя виноватой, когда ты так со мной говоришь. Мне не хочется, чтобы в наших отношениях возникало чувство вины. Я тебя люблю и сочувствую, рада помочь, но бывают ситуации, когда просто не могу сделать это прямо сейчас. Давай придумаем способ, как нам себя вести!» — скажет Юля. Если друг это увидит и поймет, возможно, изменит свое поведение: «Я не хотела вызывать в тебе такие эмоции», — ответит Маша.

Правда, велика вероятность, что человек все равно продолжит выкручивать руки. Потому что он так устроен! Тогда стоит допустить мысль, что дружбы дальше не получится. 

  • Поговорил, но разумное в ответ не услышал? Сжимаешь зубы и делаешь так, как тебе надо прямо сейчас. «Маша, ты должна ко мне прийти, мне плохо», — пишет Юля. «Прости, очень переживаю, но никак не могу сегодня. Завтра готова», — отвечает Маша. Есть надежда, что друг перевоспитается и отношения станут лучше. А может, и не станут. 

Иначе говоря, алгоритм в ситуации, когда есть подозрения в токсичной дружбе, прост. Ответьте себе на вопросы: как я себя чувствую? Что собираюсь с этим делать? Есть ли шанс изменить ситуацию?

  • Не помешает пойти к психологу. Если понимаешь, что в отношениях с подругой слишком много негативных чувств, ты слишком страдаешь, неуверенно себя чувствуешь, ты в ловушке — уже можно обращаться к специалисту.

Главное, что стоит помнить: всегда можно договориться. Порой то, что мы считаем токсичными отношениями — всего лишь плохая коммуникация. Люди пока не умеют читать мысли друг друга. Исправить ситуацию просто: без обвинений спросить друг друга о том, кто и чего хочет. Порой это помогает сохранить дружбу.

Иллюстрации: нейросеть Midjourney

Поскольку вы здесь...
У нас есть небольшая просьба. Эту историю удалось рассказать благодаря поддержке читателей. Даже самое небольшое ежемесячное пожертвование помогает работать редакции и создавать важные материалы для людей.
Сейчас ваша помощь нужна как никогда.
Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.