Православный катехизис для постсекулярного времени

|
Задолго до Хабермаса английский православный богослов выпустил православный катехизис для постсекулярного времени – именно этими словами я охарактеризовал бы труд владыки Каллиста.

С этой книгой я впервые столкнулся 15 лет назад. Автор ее был мне хорошо знаком по нескольким статьям. Вот почему я, как только увидел эту библиотечную книгу, в тот же миг оформил ее – себе почитать. Прочел от корки до корки и не пожалел затраченного времени. Владыка Каллист (Уэр) еще раз подтвердил заслуженную репутацию перворазрядного автора.

Диакон Павел Сержантов

Диакон Павел Сержантов

Его книга называлась «The Orthodox Way», то есть «Православный путь». Теперь книга снова очутилась у меня в руках. Многое из нее, конечно, я забыл. Хотя есть в ней поразившие меня мысли, которые накрепко запали мне, их я запомнил на все эти годы. Спасибо автору.

Книга осталась той же самой, а вот я, естественно, изменился. И сейчас я смотрю на нее несколько другими глазами. Надо бы перелистать знакомые страницы. Перелистаю, пожалуй, заодно и расскажу о ней.

Что такое православный катехизис?

Во-первых, сам автор с первых страниц внятно объявляет, что же он хочет сказать своей книгой. Его книга отвечает на знаменитый вопрос Льва Толстого: «Чем люди живы?» Только владыка Каллист пишет собственно о том, чем православные люди живы.

Ясно, о чем книга. Порассуждаем немного:

– Чем православные живы?

– Верой и любовью, конечно.

– Значит, книга о вере. Владыка роняет фразу, что напиши он книгу раньше, ее бы сочли за cathechism for adults. Конечно, он прав, традиционно книги о вере для детей назывались «Закон Божий», а для взрослых – «Катехизис».

– Но почему же автор не поставил слово «Катехизис» в заголовок или хотя бы в подзаголовок книги?

– Потому что эпоха другая. И он написал книгу о православной вере для своего времени с учетом всех изменившихся обстоятельств, а главное, с учетом изменившихся читателей. Имел право…

– А действительно ли время другое? И если да, то какое же – другое?

– Вся культура Средневековья была пронизана христианством. В ту эпоху людям излагали основы веры, подразумевая, что Символ веры взрослые слышат постоянно и многие знают его наизусть. В катехизисе нужно было слово за словом Символ веры истолковать.

В Новое время ситуация изменилась, заработала программа секуляризации – «расцерковления», превращения церковного достояния в нецерковное. Людям церковным стали активно внушать, что христианство – отсталая вера, бесполезное собрание предрассудков, пора о нем забыть. Многие и забывали. Объяснять им православное вероучение приходилось «с нуля».

Да что там «с нуля» – с «отрицательных величин», надо было пробиваться сквозь антирелигиозные предрассудки, сквозь весьма поверхностные и искаженные представления о христианстве.

Программа секуляризации и сейчас не вполне остановлена, до сих пор приносит свои обильные плоды, – хотя на дворе уже сто лет как Новейшее время.

Между тем, философ с мировым именем, Юрген Хабермас, на излете XX века поднял вопрос о постсекулярном. Предлагает отношения философии и богословия еще раз пересмотреть. Прошла пора, когда считалось, что между религией и наукой может быть только война, так многие думали в Новое время (modernity). В Новейшее время (post-modernity) возникает тема сотрудничества религиозных и светских наук. Секулярные установки себя изжили, их пора менять на пост-секулярные.

Задолго до Хабермаса английский православный богослов выпустил православный катехизис для постсекулярного времени – именно этими словами я охарактеризовал бы труд владыки Каллиста.

С одной стороны он выстроен в соответствии с многовековой традицией христианства, как и положено любому катехизису. Основные темы из Символа веры можно проследить по оглавлению «Православного пути».

Проследим и убедимся

Начинается Символ словом «Верую…», и первую главу книги владыка Каллист называет подходяще: «Бог как Тайна». Действительно, в Бога мы веруем, мы не можем Его познать до конца. Даже узнавая Его все лучше, мы признаём, что Он всегда остается для нас самой величественной Тайной.

В какого Бога веруют христиане? «Верую во единого Бога Отца… Сына Божия… в Духа Святаго». Вторая глава книги звучит так: «Бог как Троица». Опять все идет по Символу.

Дальше в Символе: «Верую во единого Бога Отца Вседержителя, Творца…» Вновь заглядываю в книгу, следующая глава катехизиса: «Бог как Творец».

Большая часть Символа веры посвящена учению о Христе. Поэтому в книге владыки Каллиста отдельной главой прописано: «Бог как Человек», здесь раскрывается учение о Христе.

Христос обещал апостолам Святого Духа, о Нем мы свидетельствуем в никео-царьградском Символе веры. Катехизис владыки Каллиста вслед за учением о Христе предлагает читателям главу «Бог как Дух».

И дальше по Символу идет учение о Церкви, ее Таинствах, то есть о богослужении, молитвах, священнодействиях. Видимо, поэтому владыка шестую главу назвал: «Бог как Молитва». Какое странное название главы: God as Prayer! Мы привыкли молитвой называть те слова, которые мы говорим Богу. Но ведь молитва – не монолог, а диалог.

И Бог может в молитве какие-то слова сказать человеку. Даже не в словах дело, Бог может ответить на молитву человека – действием, благодатью, это тоже ответ. И сама живая глубокая молитва является благодатным даром от Бога, а не только действием человека. В этом смысле можно бы сказать: «Бог как Молитва» (именно с большой буквы, то есть «Бог как благодатный Дар») – хотя и нельзя сказать наоборот: «Молитва как Бог».

В конце Символа веры звучат чаяния православных о конце времен. В эпилоге катехизической книги митрополита Каллиста мы читаем: «Бог как Вечность». Итак, структура книги в целом перекликается с Символом веры, что выдает в ней – катехизис. Теперь, почему же этот катехизис – постсекулярный?

Фото: bogoslov.ru

Фото: bogoslov.ru

Новейшее все-таки время

Для начала замечу, что есть в книге митрополита Каллиста темы очевидно злободневные, актуальнейшие: полемика с феминизмом и неоязычеством. Феминистское движение ставит проблему так: «Почему христиане Бога называют отцом, а не матерью?»

Бог – не человек, у Него пола нет, это православные понимают, но от традиции называть Бога отцом не собираются уходить. И владыка пишет прямолинейно, неполиткорректно: «Богиня Мать – это не Господь христианской Церкви».

Здесь проходит пропасть между постхристианским неоязычеством и православным христианством. Отсюда – туда просто так не перейти, дороги нет. Митрополит Каллист решительно отгораживается от языческого богословия, от пантеизма.

Кстати, в книге «Православный путь» и тема пути-дороги тоже примечательна. Помимо злободневных вопросов наших дней, таких как феминизм, есть еще один принципиальный для богословской книги момент. Как строить богословскую книгу? Со Средневековья идет традиция построения богословских систем, «богословских сумм».

Вместо еще одной системы владыка Каллист говорит о пути. Он не собирается раскладывать мир богословия по полочкам, он ведет нас по этому миру, показывая путь. На греческом языке слово «путь» звучит как методос. Знакомое звучание, не правда ли:метод?У владыки нет богословской системы, но есть богословский метод.

В его методе обращает на себя внимание постоянное взаимоувязывание нашей веры и нашей жизни. Православная вера дает нам твердую почву под ногами и открывает нам путь в изобильную жизнь с Богом. На этом пути можно наметить отдельные этапы-шаги, которые приближают человека к Богу.

Еще одна черта катехизиса – опора на духовную традицию, она видна повсюду. В книге много цитат из Библии, из Святых Отцов. Причем, Отцы цитируются по критическим изданиям, и не по критическим тоже. Характерное отношение, критика христианских источников учитывается владыкой, но без малейшего раболепства перед оной критикой.

Владыка понимает, что за последние двести лет было столько острой гиперкритики в адрес Церкви!.. Напраслины понаписано немало, в том числе, учеными людьми. Опубликованы тонны неподтвержденных подозрений и разоблачений христианства. И всю эту гиперкритику, которая старалась секуляризовать церковное достояние, следует оставить в прошлом. Там ей и место.

Имена и проблемы на слуху

У автора широкий кругозор. Он косвенно апеллирует к разработкам в религиоведении XX века – когда обсуждает чувство нуминозного, таинственный трепет, который охватывает человека, стоящего перед Богом.

Упоминает англиканского епископа Робинсона, предложившего христианам (временно) обходиться без слова «Бог», чтобы помочь тем людям, которые о Боге слышать ничего не могут, им всё мешают «стереотипы о Боге». Митрополит Каллист приводит к месту и цитату из Толкиена. Приятно отметить, что владыка Каллист много цитирует русских богословов и мыслителей.

На книге о православной вере сказались проблемы, возникшие или обострившиеся в XX веке. Мировые войны принесли нам новые вопросы о зле. Как может быть столько зла? Как же Бог допускает невероятные страдания, да еще и какие-то ужасно бессмысленные ко всему прочему?

Митрополит Каллист отказывается видеть в нашей жизни только плохое. Он обращает внимание, что наряду с проблемой зла существует проблема добра.

Откуда добро, порядок, разумность и красота во вселенной? Это тоже надо увидеть, богословы видят здесь и предмет «естественного созерцания» христианских подвижников.

К экологической проблематике читателя подвигает главка «Через творение к Творцу». Автор развил эту тему, выпустив отдельный богословско-экологический текст под тем же названием: Through Creation to The Creator.

Православный катехизисУ митрополита Каллиста выработалось свое устойчивое отношение к «секулярному христианству». Зачем «секулярное христианство» разрывает нашу жизнь на две части: «церковную-сакральную» и «светскую-секулярную»? Зачем? Разве христианство – это нечто ограниченное воскресным посещением храма? Что остальное время нашей жизни к христианству не имеет отношения?

«Секулярное христианство» игнорирует традиционное понятие о грехе. А ведь наша человеческая природа сильно повреждена прародительским грехом и грехами личными. И человек не может в своем сердце найти святыню, прежде чем не очистит собственное сердце от страстей. Это отношение к греху у владыки Каллиста — традиционное и одновременно постсекулярное.

В самом деле, получается, что митрополит Каллист написал постсекулярный православный катехизис. Приятно было мне перелистать любимую книгу еще раз.

У митрополита Каллиста настолько простой, ясный и выразительный английский язык, что его книга – это еще и хорошая литература. Я бы молодым людям советовал читать владыку Каллиста – для необременительной практики в английском и для хорошего знакомства с церковным богословием. Да я, признаться, и советую.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Вещи, памперсы, «газелька малыша» – и как еще помогают неимущим саратовские волонтеры
Услышать умирающего – готовы ли мы к этому и кому принадлежит право на смерть

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: