Самым обсуждаемым решением прошедшего 25 декабря Синода стало постановление о разработке концепции издательской деятельности Русской Православной Церкви и необходимости обязательного рецензирования Издательским Советом (с последующим присвоением грифа «Рекомендовано к публикации Издательским Советом Русской Православной Церкви») всех изданий, предназначенных для распространения через систему церковной книготорговли. Редакция портала «Православие и мир» попросила председателя Синодального Информационного отдела Владимира Романовича Легойду прокомментировать решение Синода и развернувшуюся вокруг него полемику.

Владимир ЛегойдаЯ очень рад бурной реакции блогосферы на решения Синода, касающиеся издательской и информационной деятельности Русской Православной Церкви: это значит, нам не все равно, что происходит или будет происходить в церковной жизни. В целом, насколько я понимаю, вопрос о необходимости экспертной оценки реализуемых в церковной сети распространения книг и СМИ особого сомнения ни у кого не вызывает. Сомнения и вопросы начинаются, когда разговор заходит о реализации принятых решений. А вот здесь в числе появившихся комментариев мне уже довелось читать и просто оторванные от реальности, и даже совсем фантастические. Либо нагнетающие ситуацию (намеренно?) и игнорирующие мудрый совет решать проблемы по мере их появления. О вышеуказанных интерпретациях говорить не хочется, а вот на некоторые вполне закономерные вопросы можно попытаться ответить.

Но прежде всего я просил бы не забывать, что уже сейчас мы можем говорить о принятии нескольких важных решений: во-первых, решение о проведении качественной экспертизы книг и СМИ, предлагаемых для распространения в церковной сети, с целью исключить проникновение в эту сеть неправославной литературы; во-вторых; решение, исключающее профанацию Патриаршего благословения на книги и периодические издания. Второе едва ли менее важно, чем первое, но в потоке обсуждения почему-то практически не упоминалось.

Что касается сроков реализации решений: пока эти сроки не установлены; скорее, в документах и официальных комментариях присутствует понимание того, что это не одномоментный процесс. Под номером один в решениях Синода по данному вопросу стоит поручение Издательскому Совету разработать концепцию издательской деятельности.  Понятно, что присвоение грифа «Разрешено к печати» или «Одобрено» есть часть концепции, которую еще только предстоит написать. К слову скажу, что и в Синодальном информационном отделе сейчас идет работа по написанию регламента, призванного регулировать присвоение грифа «Рекомендовано к печати» для СМИ.

Не стоит видеть в принятых решениях стремление ограничить полномочия епархиальных архиереев. Напротив, пункт 6 постановлений гласит: “Епархиальные издательства, издательства монастырей и приходов представляют свою продукцию в Издательский совет после получения разрешения от правящего архиерея”. Иными словами, архиерей будет не только в курсе процесса, но и станет его регулятором.

Наконец, еще один важный вопрос: “Представьте, что будет, если завтра в Издательский совет принесут тысячи…” Во-первых, завтра точно не принесут. Зачем же решать мнимые задачи? Во-вторых, не надо ставить знак равенства между нерешаемой задачей и сложной. Мне кажется, надо уметь решать сложные задачи и не браться за нерешаемые. Задача, поставленная на Синоде, потребует усилий. Но вполне подлежит решению.

Читайте также:

В ожидании грифа

Цензура: историческое расследование

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.