Норма  дана Богом и  подтверждена самой жизнью: «блажен, иже и скоты милует» - тот, кто не способен сострадать больному уличному  животному, вряд ли способен сострадать человеку - с чего может начаться наше личное преображение, размышляет священник Сергий Круглов.

Вспоминается  разговор слушательниц лектория  для взрослых в нашей воскресной школе:

— Вот почему ученики воскликнули, что хорошо им здесь быть? Они что, в раю оказались?

— Да нет, на грешной земле остались…

— Тогда почему?

— Как почему. Потому что преобразился Христос, их любимый Учитель, они увидели этот свет, эту Его славу…

— А почему тогда – на грешной земле остались?

— Да потому что сами-то еще не преобразились. Преображение же не с земли начинается.  А с людей…

В праздник Преображения Господня мы,  приносящие в храмы яблоки, как , в меньшинстве, действительно нового урожая, отечественные, так и, в большинстве, китайские-аргентинские, неизвестно какого урожая, просто купленные в магазине, с радостным нетерпением расставляем свои кулечки и корзины с плодами возле солеи, вспоминаем, как вкусно описан Яблочный Спас у Шмелева, и так много думаем и рассуждаем о благословении плодов земных касанием Фаворского света, выискивая на иконах старых мастеров особое свечение писанных «горок» и природы, и так редко думаем о том, о чем написаны тома по нравственному богословию и о чем так кратко и просто сказала вышепомянутая прихожанка: преображение начинается с людей. Без нашего преображения – не будет  никакого преображения флоры и фауны, никакого «нового неба и новой земли»…

Котиков-то любят, а лучше бы ближних любили

Думая о преображении человека, я думаю и о том, что, собственно, вся человеческая культура – тоже один из способов человеческих помочь Богу преобразить землю.  Например, огромная область этой культуры – забота о братьях нашим меньших, христианская составляющая которой – представление о том, что Христос пришел, чтобы спасти, в том числе, самых бессильных и ничтожных мира сего, тех, кто сам спастись не может, и мы, христиане, следуем в этом Спасителю.

Бессловесные твари – кто более бесправен и беспомощен в мире?  Конечно, и в этой области, как и во всем в нашей жизни, хватает перекосов, и люди, спасающие дельфинов от гибели в нефтяном аду, митингующие против  свалок, устраивающие пикеты возле чадящих отравой заводов, да и попросту — отдающие свою любовь домашним животным, часто подвергаются и порицанию, и осмеянию, дескать, котиков-то любят, а лучше бы ближних любили. Вон Гитлер тоже овчарку  свою лелеял, а людей уничтожал.

Но тем не менее скажу банальное: почему – «лучше»? Чем одно может мешать другому? Пример Гитлера и его овчарки Блонди – все-таки не эталон и не норма. Норма  дана Богом и подтверждена самой жизнью: «блажен, иже и скоты милует» — тот, кто не способен сострадать больному уличному животному, вряд ли способен сострадать человеку. И наоборот: тот, кто способен массово исподтишка травить собак по микрорайону или снимать на телефон кровавую казнь котенка, вполне вероятно, способен при случае поступать так же и с ближним своим. Даже о просто человеческом облике такого представителя «хомо сапиенс»  говорить можно с трудом, не то что – о преображении. Точнее, можно говорить – о его непреображенности…

Крокодил Гена и Чебурашка — это проповедь

Листая  вот сейчас страницы интернета, натыкаюсь на звучащие прямо в тему  слова недавно умершего писателя Эдуарда Успенского, из одного его интервью: «Я человек сугубо христианский. И в каждой сказочной истории стараюсь выразить какую-то важную в этом смысле идею. Всякая детская книжка, по моим понятиям — в первую очередь проповедь. Крокодил Гена и Чебурашка — проповедь о том, что животные должны быть полноправными гражданами на этой земле».  

А вот – обычные страницы в Фейсбуке моих добрых знакомых (сказать по-фейсбучному «френдов» — плоско, грубовато, сказать «друзей» — неточно, ведь вне пределов соцсетей я с ними не встречался):  муж и жена, посвятившие жизнь собиранию у себя дома, выхаживанию и лечению бродячих кошек и котов, совершенно беспородных, лишних мира сего, с последующим их пристраиванием в добрые руки. Женщина, носящая всегда в своей сумочке пару пакетиков «Вискаса», вдруг встретится бездомная голодная кошка на улице. Мужчина, с соседями по подъезду по ночам дежурящий во дворе, добровольно и бесплатно, чтобы выловить маньяка-догхантера. Еще один, выхаживающий на балконе упавшего туда больного голубя.  Женщина, просто любящая свою собаку и рассказывающая о ней так, что и читателям передается ее жизнерадостность, ироническая теплая нежность, и читатели благодарят: «После ваших постов и мне в моей депрессии жить полегче»… И еще, и еще сотни людей, тех, кого другие нередко осуждают и презрительно относят к безликой аморфной соцсетевой категории «постящих мимими». Это люди, научившиеся малой, неброской, но любви.

 

Прививка против неверия в людей

Конечно,  излечение больного котенка – не показатель глобального преображения мира сего, остающегося, увы,  полным нарастающей энтропии, греха, войн, насилия и бессмысленных страданий. Но, на мой взгляд, этот котенок – все-таки показатель чего-то более важного:  преображения конкретной личности человеческой, состоявшегося пусть и в очень малой степени (да и как нам судить и чем измерять величину этой степени?), но не без присутствия и помощи Божией, не без участия того самого Фаворского света, который преобразил когда-то Иисуса Христа на горе перед его учениками, который за века преобразил столько святых.

Для меня, например, этот показатель – малый знак надежды, прививка против неверия в людей, против отчаяния и уныния, знак того, что мы все-таки, несмотря на все наши грехи, способны ответить Богу любовью на Его спасающую любовь, способны принять во владение обетованные нам новое небо и новую землю и жить в них.

Помните слова апостола Павла из Послания к римлянам?

«Ибо тварь с надеждою ожидает откровения сынов Божиих, потому что тварь покорилась суете не добровольно, но по воле покорившего ее, в надежде, что и сама тварь освобождена будет от рабства тлению в свободу славы детей Божиих. Ибо знаем, что вся тварь совокупно стенает и мучится доныне; и не только она, но и мы сами, имея начаток Духа, и мы в себе стенаем, ожидая усыновления, искупления тела нашего». (Рим. 8, 19-22)

«Слава детей Божиих» — всё творение, в том числе бессловесные  животные, с надеждой ждут ее от нас как залог спасения собственного. И эта слава, это преображение, начинается не с мира, а с человека, с личности, как показал это сам на себе наш Спаситель на горе Фавор. Наше же дело –  пойти Богу навстречу и открыться этому Фаворскому свету, «якоже можаху».

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: