Главная Общество

«Приказ для выборочного репрессирования неугодных». Чем обернется для ученых запрет контактов с иностранцами

,
"Иностранные коллеги над нами просто смеются"

Маргарита Кобеляцкая

О нашумевшем приказе минобра и престиже российской науки рассуждает доктор физико-математических наук, профессор и глава сетевого сообщества «Диссернет» Андрей Ростовцев.

Приказ Минобрнауки об ужесточении общения российских ученых с иностранными коллегами, направят в  Минюст для правовой экспертизы. Согласно этому приказу, ученые должны заранее уведомлять руководство о контактах с иностранцами и письменно отчитываться по итогам таких встреч. В Минобрнауки утверждали, что приказ носит «рекомендательный характер». Отменить его правительство  призвал «Клуб 1 июля», в который входят ученые РАН. Авторы обращения называют документ продолжением худших традиций советского прошлого. В  Кремле пообещали поинтересоваться приказом министерства.

— Как отнеслись к приказу об ужесточении правил общения российских ученых с их зарубежными коллегами ваши коллеги?

— Этот приказ, конечно, вызвал возмущение ученых. Но ведь наши коллеги есть и в самом правительственном ведомстве, курирующем науку. Я многих знаю в министерстве. В частности, первый заместитель министра Григорий Трубников очень разумный человек, физик. Он наверняка тоже был ознакомлен с этим приказом прежде, чем его подписал министр. Но как он мог? У него безупречная репутация среди ученых, физиков. Он сам из Дубны, новый человек в министерстве, и я уверен, он просто в ужас пришел. Ясно, что кто-то вынудил их эту бумагу издать. Наверняка она зародилась не в министерстве науки и образования.

Андрей Ростовцев

— Как ваши иностранные коллеги отреагировали на этот документ и новые требования, о которых говорится в приказе Минобрнауки?

— Они просто смеются. Я буквально полчаса назад расстался с ученым из Америки, он с юмором воспринимает эту ситуацию и считает, что приказ настолько абсурден, что не будет исполняться. Поскольку их лично это не касается, им смешно. Они понимают, что составлять отчеты о каждой встрече и так далее — априори невыполнимые требования. 

Страшно другое. Как я понимаю, это один из тех приказов, которые необходимы для выборочного репрессирования тех, кто не вписывается в систему или не нравится администрации. То есть неугодных ученых или профессоров университетов будут увольнять просто на основе того, что они не вовремя подали отчет о встречах с иностранцем или иностранец на встрече при себе имел часы, хотя обязан был сдать их. А как проводить международные конференции?

— Как вы оцениваете те бумаги, которые до этого исходили из министерства?Много ли необдуманных приказов в последнее время появлялось?

— Конечно, были разные приказы и распоряжения, в той или иной мере абсурдные в том числе.

Но до такого уровня маразма дело еще никогда не доходило.

— Под угрозой ведь теперь и академические обмены?

— Да, и обмены, и поездки, и приглашения ученых, и публикации научных статей в зарубежных журналах. Все может быть поставлено в какое-то немыслимое состояние. А как учить иностранных студентов? У нас ведь полно студентов, дипломников, аспирантов из-за рубежа. Обучение иностранных студентов – это же важный источник притока средств в бюджеты университетов. Более того, обучение иностранцев официально стало одним из критериев оценки работы университета. Если в вузе обучается мало иностранцев, то университет теряет позиции в рейтинге.

А нацпроекты «Наука» и «Образование», которые были приняты на самом высоком уровне, и в которых декларируется открытая мировая наука? Теперь их просто невозможно будет исполнить! Там говорится, что Россия должна стать привлекательной для работы иностранных ученых и для студентов из других стран. 

— Что будет дальше? Ведь этот приказ не отозван, хотя и назван «рекомендательным»?

— Ясно, что никто не будет его исполнять, потому что это просто невозможно. На это нет достаточно сил у самих ученых, а у администраций университетов тоже нет возможности контролировать все встречи. Кто будет писать такие немыслимые отчеты с круглой печатью? 

Министр Михаил Котюков уже выступил по этому поводу после обращения к нему завлабораторией Института проблем машиноведения РАН Александра Фрадкова. Фрадков опубликовал на сайте независимой газеты ученых «Троицкий вариант» сканы приказа и возмущенное открытое письмо к министру, за что ему огромное спасибо.

Вроде бы министерство сдало назад, подчеркнув «рекомендательный» характер приказа. В Кремле посоветовали «не создавать излишества» в правилах. Но все-таки приказ есть приказ. 

Теперь администрация института может вполне законным образом увольнять сотрудников, которые не выполняют приказ министерства. Неугодный вам сотрудник встретился с иностранцем, пошел с ним в кинотеатр – все, до свидания, больше ты здесь не работаешь.

Журналы, в которых можно опубликовать что угодно

— А как вообще вы оцениваете систему управления российской наукой?

— Непростой вопрос, одназначно ответить не получится. Эта система многогранна, и какие-то решения, конечно, наносят ущерб науке. Но, с другой стороны, сам аппарат управления очень сложный. Это надо признать. И остаться без управления тоже невозможно. В этом смысле аппарат управления наукой играет и положительную роль.

— Что происходит с нашей интеграцией в мировую науку? Обмены ширятся, наши ученые стали больше общаться со своими коллегами?

— Да, конечно, границы открыты, и по моим ощущениям здесь как раз происходят положительные сдвиги. У них своя не очень быстрая динамика. Но есть, конечно, и проблемы. Например, сложности с получением американской визы. Поездка на конференцию в США уже становится вопросом проблематичным, потому что визу получить не просто, нужно ехать за ней в соседнюю страну. В Москве гигантская очередь на получение визы. Я пока стараюсь ездить на европейские конференции. Но в будущем году мне надо поехать на конференцию в Америку, и для меня встанет вопрос, где и как получать американскую визу.

— Как сейчас обстоят дела с цитируемостью наших ученых, с публикациями их работ в зарубежных научных журналах?

— Если мы возьмем сильных ученых, которые занимаются серьезными исследованиями, то здесь все идет своим чередом и нет никакой деградации. Но появился огромный пласт ученых и преподавателей, с которых требуют публикаций, в том числе в иностранных журналах. Им приходится идти на всяческие махинации. Например, покупать их, проплачивать публикации в научных журналах. 

Есть целый набор иностранных журналов, которые продают возможность опубликовать фактически что угодно. Это не очень дорогая услуга, и она есть на рынке. В последние годы ею начали активно пользоваться многие так называемые ученые. 

Это выгодный бизнес для такого «ученого», потому что университеты за такие публикации в иностранных журналах, не разбираясь, что это за журнал, часто дают очень хорошие бонусы, которые во много раз перекрывают зарплату. Если публикация стоит, например, 200 долларов, то ежемесячная премия за нее в размере 100 тысяч рублей — это очень выгодно, это бизнес с доходностью под 1000 процентов! Где еще такие деньги получишь? Только в российских университетах.

— Но, наверное, самые уважаемые научные журналы не идут на такое, не продают публикации на своих страницах?

— Конечно, нет. Это делают так называемые «хищные» журналы, которые разрушают коммуникационное научное пространство. Но это их бизнес. Такие журналы существуют, и наши «ученые» в совершенстве освоили за последние годы попадание на их страницы.

— Это больше касается гуманитариев?

— Нет, фактически любых специальностей. Соблазн слишком велик. Вы себе обеспечиваете безбедную жизнь на длительный период.

— Хотя ценность этих работ все равно всем очевидна.

— Да, но на это закрывают глаза. Ведь университету тоже выгодна такая ситуация, потому что администрация вуза отчитывается перед министерством количеством опубликованных работ. 

У нас в майских указах президента 2012 года предусмотрено увеличение к 2015 году доли публикаций российских исследователей в общем количестве публикаций в мировых научных журналах, индексируемых в базе данных «Сеть науки» (WEB of Science), до 2,44%. Цель поставлена. Но мы еще не по всем дисциплинам еще и сейчас дотягиваем до этих показателей. Поэтому все стараются, а университеты из министерства получают бонусы за публикации.

— Но ведь такие публикации не могут не ронять престиж нашей науки за рубежом?

— Скорее, на это махнули рукой, потому что в каждой стране есть люди, которые соблазняются такими сомнительными возможностями. Мы не одни такие. В этих же журналах публикуются ученые из Индии, Китая. А сами эти журналы издаются и в Великобритании, и в США. Конечно, их огромное количество в странах третьего мира. В Венесуэле, Пакистане, Индии, Турции издаются такие журналы, в которых российские ученые публикуются тысячами.

Фото: grifoninfo.ru

Ученых в России деморализует их положение

— Лауреат Нобелевской премии по физике Андрей Гейм заявил, что «в последние годы идиотизм, к сожалению, крепчает по всему миру, а не только в России. Ученые за рубежом, по его словам, боятся отправлять письма своим китайским коллегам? Вы сталкивались с этим?

— Это касается в основном Китая. Как сообщают наши американские коллеги, Китай очень интенсивно занимается в Америке техническим шпионажем. Я не могу проверить, правда ли это. Но приходится верить. Но это касается больше не академических организаций, а национальных лабораторий и институтов, где идут исследования по ядерной проблематике и которые находятся в ведении Department Of Energy США. На российских ученых это не так сильно распространяется, в основном на китайских.

— А в Англии, как жалуется тот же Андрей Гейм, знания стали считать «товаром».

— Да, у нас тоже высшее образование стали считать услугой – такой же, как постричься в парикмахерской. Глупость, но мы живем же с этим.

— Ученые, которые вернулись в Россию, не захотят ли теперь уехать обратно?

— Да, эти последние нехорошие тенденции деморализуют тех ученых, которые вернулись работать в Россию. Российский химик, профессор РАН, член совета науки при президенте Артем Оганов, например, об этом сказал в интервью «Коммерсанту». Он говорит, что возвращался в Россию не за этим, и его такое положение ученых в России деморализует.

— Вы знаете примеры ученых, которые возвращались работать в Россию, но потом уехали обратно?

— Таких примеров много. В основном, это связано с большой программой мегагрантов. У них грант закончился, они сказали «до свидания», уехали и не собираются продолжать сотрудничество. 

— Вы думаете, это будет усиливаться или постепенно сойдет на нет?

— Надеюсь, что разум победит. У нас в обществе все-таки есть прививка от маразма. И загнать общество снова в закрытое состояние, опустить железный занавес, мне кажется, уже невозможно.

— Многие ваши коллеги отмечали, что приказ, о котором мы говорили, подписан давно, в феврале, а разослан только сейчас, летом, и известно о нем стало вообще не из официальных источников, а благодаря ученым. Почему так происходит? 

— Летом у нас в обществе сдерживающие факторы обычно исчезают или ослабевают. Уже двадцать лет мы это видим. Лето, особенно август, связано обычно с очень громкими катастрофами.

Люди уходят в отпуска, система ослабевает, и управление дает сбои, начинает твориться хаос.

 

А к зиме все возвращается на свои места. 

После выборов 8 сентября, я надеюсь, все более или менее нормализуется. Я сейчас приехал в Москву, у меня заседание комиссии при СПЧ, которая будет следить за ходом выборов 8 сентября, меня пригласили поработать в этой комиссии.

— Ваша работа в «Диссернете» продолжается? Она привела к положительным изменениям?

— Конечно, привела. Во многом изменилась атмосфера в обществе, отношение к этому в научной среде. Все стало прозрачно, стало ясно, где именно покупаются и продаются диссертации и кто этим занимается. Про фальшивые диссертации и про многочисленные подлоги, когда в научные советы представлялись списки несуществующих работ, стало широко известно. Чиновники теперь предпочитают не баловаться с купленными диссертациями. Если раньше это было практически повальным увлечением, то теперь стало скорее исключением из правил. В основном, преподаватели университетов этим занимаются.

— А ваша собственная научная работа продолжается? Над чем вы сейчас работаете?

— Это международное сотрудничество в Европейском Центре ядерных исследований (ЦЕРН) в Женеве. Там продолжаются работы по исследованию микромира, в которых я активно участвую, и это одна из самых интересных областей для исследований.

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: