Протоиерей Алексий Уминский: Нельзя рассуждать об искусстве исключительно с позиции богословия

26 августа с фасада дома Лишневского в Санкт-Петербурге (в народе известного как «Дом с Мефистофелем») был сбит элемент барельефа. В прессе были высказаны предположения о причастности к происшествию прихожан строящегося напротив храма Ксении Блаженной, однако в епархии подобные высказывания опровергли. Об особенностях архитектуры модерна и о том, какую роль выполняли там разнообразные устрашающие существа, а также о том, как относиться к людям, пытающимся подравнять искусство под своё понимание, рассуждает настоятель храма Святой Троицы в Хохлах протоиерей Алексий Уминский.
Протоиерей Алексий Уминский

Протоиерей Алексий Уминский

Если пройти по Москве или любому другому городу, которые сохранили в себе архитектуру Ар Нуво или то, что мы называем модерн, а на Западе принято называть словом liberty, мы увидим огромное количество зданий с обильным элементом декора. В этом декоре будет много цветов, очень изогнутые линии.

В тот период, когда стиль Ар Нуво возобладал, католическая церковь отнеслась к нему очень настороженно, углядев в подобном декоре некоторую архитектурную эротику. У нас же модерн, напротив, стал одним из стилей церковного искусства. В этом стиле построена, например, Марфо-Мариинская обитель. И то, что отторгала католическая церковь, было совершенно спокойно воспринято в традиции русской.

Тем не менее, с этим стилем связано много не только декоративного, но и мифологического. Очень часто дома украшены изображениями голов животных. В основном это головы, например, ощетинившихся собак с открытой пастью. Бывают также изображения устрашающих масок, человеческих, но почти демонических. Этого очень много можно увидеть по Москве.

Смысл, который несёт в себе подобный декор, – тот же, что у химер на Соборе Парижской Божией Матери – уродливых изображений бесов, которые там являются водостоками и извергают всякую нечистоту. Почему никого не смущают подобные изображения на готическом или романском соборе, и они же смущают в другом месте?

Между тем, смысл подобных украшений – один: они подчёркивают, что злые духи находятся вне дома, вне пространства, которое очищено пребыванием в нём мира и любви. Больше ничего.

Вспомните, в конце концов, историю из жития Василия Блаженного, который бросал камни в дома благочестивых горожан, поскольку видел, что за ними стоят нечистые духи, и целовал стены блудилищ, поскольку видел за ними плачущих ангелов.

Весь вопрос здесь в том, в каком контексте живёт архитектура. И люди должны знать хотя бы какие-то элементарные вещи об искусстве.

Разговор о недопустимости  «подравнять всё под своё понимание» – это огромная серьёзнейшая тема, обсуждение которой, я надеюсь, сейчас начнётся. Ведь многие люди приходят на разнообразные акции протеста, просто не понимая, что происходит. Что называется, «не ведая, что творят».

Они возбуждены и придают произведениям искусства совершенно иную коннотацию. Мысленно наполняют изображения тем смыслом, который художник не задумывал. Они трактуют очень разные произведения так, как привыкли трактовать искусство, связанное с изображением Христа.

Да, в нашей православной традиции изображение Христа может быть только иконой, в отличие от западного мира, где искусство давно вышло за рамки церковной ограды. У нас же сознание людей к этому ещё совершенно не приучено.

«Это должно быть иконой, и, если это не икона, – это кощунство». И если на Распятии изображён кто-то, похожий на Христа, якобы это должно восприниматься только как догматическое понимание Божественности Спасителя, так как это воспринимали Отцы Четвёртого Вселенского Собора. Но не так, как это изобразил художник, воспринимающий Христа в гуманистическом плане. Хотя для самого художника это мог быть образ, который он увидел не через Евангелие, а через литературу, через картины западных мастеров, в конце концов, через роман Булгакова «Мастер и Маргарита».

Люди, пытающиеся обо всём рассуждать исключительно с позиций богословия, – скорее всего – недавно обратившиеся христиане, которые были научены по каким-то репринтным книжкам. Они не понимают, что существует вообще мировая культура. Рецепт для них прост: если вы не понимаете каких-то вещей – не ходите на эти выставки. Ходите в Третьяковскую галерею.

Хотя, если те, кто мнят себя православными, не знают хотя бы базисных основ культуры, то изображение Давида в Пушкинском музее сочтут порнографией, а картины передвижников – оскорблением религиозных чувств. Так что с Третьяковкой я, пожалуй, погорячился.

Записала Дарья Менделеева

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Людмила Петрановская - о том, почему “ужесточить” не сработает
Тысячи детей останутся в детдомах, если туда закроют вход опытным родителям

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: