Вооруженный мужчина открыл стрельбу в квартире на улице Приорова в Москве, где находились его бывшая девушка, ее ребенок и мать. Стрелявший убил их, а потом покончил с собой. Квартиру взяли штурмом сотрудники полиции. Следственный комитет возбудил уголовное дело по факту гибели трех человек. «Правмир» публикует информацию о трагедии и комментарий адвоката Мари Давтян.

Звуки стрельбы в доме на улице Приорова услышали соседи и вызвали экстренные службы, пишет телеграм-канал «Московские новости». Они же сообщили, что незадолго до выстрелов к женщине в квартиру зашел ее мужчина. На место происшествия выехали наряд полиции и машина скорой помощи. По прохожим на улице обстрел не велся.

Квартиру, в которой произошло массовое убийство, полиции пришлось брать штурмом, отмечает телеграм-канал Baza.

В квартире были обнаружены тела четырех человек, в том числе ребенка.

Что известно о погибших и стрелке

Первоначально стало известно, что бывший сожитель убил свою сожительницу Елизавету Хлюпину, двух ее детей и после покончил жизнь самоубийством. Позже стало известно, что погибли 23-летняя девушка, ее трехлетний ребенок и ее 52-летняя мать. По предварительным данным, он устроил стрельбу из-за конфликта на бытовой почве.

«Погибли Светлана Тивченко 1968 года рождения, Елизавета Хлюпина 1997 года рождения и Матвей Макаганчук 2016 года рождения», — заявили РИА Новости в правоохранительных органах.

По данным «Коммерсанта», стрельба велась из травматического оружия. Вооруженный мужчина произвел порядка 6–7 выстрелов.

По информации источника РИА Новости, стрелявший — Севастьян Путинцев 1999 года рождения — имел зарегистрированные пистолет и карабин. Как отмечает ТАСС, в 2017 году он был судим за кражу, однако каким-то образом получил доступ к оружию.

Камера подъезда зафиксировала, как он заходит внутрь с охотничьим карабином в чехле.

Как сообщил источник ТАСС в правоохранительных органах, у стрелявшего было официальное разрешение на оружие. Чтобы получить его, он проходил медкомиссию. Также получил справку из психоневрологического диспансера о том, что не состоит на учете.

Убитая Елизавета Хлюпина была моделью, ей было 23 года. Девушка работала в команде модельера Вячеслава Зайцева, сотрудничала с брендами, участвовала в показах и фотосессиях, пишет Baza.

По одной из версий, стрелявший был молодым человеком Елизаветы.

«Он учился в московском Финуниверситете на факультете социологии-политологии. Однако вуз не окончил. Учеба у него не пошла, и он взял академический отпуск — пошел в армию. Вернулся и попытался восстановиться в вузе, походил на пару лекций и забрал документы. Ни с кем особо из одногруппников отношений не поддерживал, но и изгоем в коллективе не был», — рассказали «Комсомольской правде» знакомые стрелка.

Полиция не сразу попала в квартиру

Житель подъезда в доме на улице Приорова, где мужчина открыл стрельбу, рассказал о произошедшем RT.

«Когда спустился, подъехали две машины ППС. Я им говорю: “Там где-то стрельба”. Я им открыл дверь. Они побежали. И в дальнейшем еще было выстрела три. Полиция попасть туда не смогла — только недавно попали, — говорил он. — Полиция начала взлом двери, и, когда они взломали, было слышно, что полицейский кричит: “Вижу труп!” Сколько там убитых и кто это сделал — без понятия».

Следственный комитет возбудил уголовное дело по статье «Убийство двух и более лиц». Расследование находится под контролем прокуратуры. Ведомство проверит «исполнение ответственными лицами требований законодательства о лицензионно-разрешительной работе в сфере оборота оружия, в том числе лицензионного контроля по его выдаче», сообщает ТАСС.

Прокуратура Москвы проведет проверку, в рамках которой будет установлена законность получения оружия москвичом, который открыл стрельбу.

«Это типичная история преследования»

Мари Давтян, адвокат:

Мари Давтян

— Тут сложно что-то комментировать. Это такая типичная история преследования в ситуации партнерского насилия. Я так понимаю, что это все произошло после того, как она объявила ему о расставании, что тоже очень часто бывает, ведь основные самые тяжкие преступления совершаются после того, как пострадавший сообщает агрессору, что расстается с ним. И основная проблема в том, что никакой помощи и реакции от государства невозможно дождаться в этой ситуации.

Подобные случаи встречаются достаточно часто, в год по несколько таких случаев происходит в разных регионах, когда человек убил всю свою семью, бывшую девушку или жену. Это нередкие случаи. Это яркое проявление власти и контроля: «Да не доставайся же ты никому».

Сегодня мы ждем, когда он убьет, потом Следственный комитет доблестно расследует это дело об убийстве, прекратит в связи со смертью подозреваемого лица. Это то, что сможет сделать государство в данной ситуации.

— Закон о домашнем насилии смог бы предотвратить ситуацию?

— Мы здесь не знаем подноготную. То есть если он ее преследовал раньше, то у нее была бы возможность обращаться куда-то, попросить защитный ордер. Была возможность вызывать его на профилактические беседы, направить на тренинг по работе с агрессией. Хоть как-то контролировать ситуацию в подобных случаях.

Но пока мы не защищены от повторения подобного. У государства классический ответ — «у нас есть Уголовный кодекс». Да, УК запрещает убийства. И сейчас действительно будет проведено расследование, правда виновный не получит никакого наказания, потому что он мертв. Но это неважно. Это просто показатель того, что Уголовный кодекс не защищает, он работает с последствиями.

«Закон о домашнем насилии не нужен — все есть в Уголовном кодексе». Как это работает сейчас?
Подробнее

По крайней мере, в ситуациях преследования, которые крайне часто бывают при домашнем насилии, у потерпевших будет хотя бы инструментарий защиты. Шлет сообщения с угрозами — можно обратиться за охранным ордером. Его по крайней мере будут вызывать, опрашивать, проводить профилактические беседы — то есть над ним будет определенный контроль, и, возможно, работа с психологом ему поможет не уйти в этот штопор. Потому что если вовремя вмешиваться в ситуацию, то такие случаи можно предотвращать.

За рубежом есть такое понятие, как оценка степени рисков и управления рисками. Это совершенно несложно, есть разработанные методики того, как оценивать ситуацию до того, как произошло что-то страшное, по предыдущему поведению сторон. И если мы видим, что лицо склонно к агрессивному поведению, значит, есть смысл оградить потерпевшую от этого, есть смысл в защитном предписании, в комплексной работе с самим агрессивным человеком. Но сейчас у нас всего этого нет.

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.