Все говорят про подростков, склонных к суицидальной тематике. И я пару слов скажу.
Владимир Берхин

Владимир Берхин

И у меня есть соответствующие шрамы на левой руке, полученные, правда, в эпоху, когда интернет для меня был вполне себе неведомой зверушкой. То есть е-мейл у меня уже был, но чтобы разместить на форуме фотографию, мне приходилось читать длинную инструкцию. Да и  старшей дочери моей десять лет. То бишь вот-вот или даже уже сейчас начнётся.  

Первое. Через суицидальные и саморазрушительные настроения переживания и мысли проходят очень многие подростки и не умирают. Не стоит при первых признаках чего-то подобного кидаться к психиатрам и священникам, устраивать скандалы и отнимать компьютер. Подростки не идиоты, и по части обойти родительские запреты и скрыть свой внутренний мир от доброго доктора — исключительно большие специалисты.  Они уходят в суицидные мысли именно потому, что чувствуют давление (даже если никакого реального давления нет) — и дополнительный контроль и репрессии только загонят их глубже, а не исцелит.

Второе. Да, это может быть опасно. Да, в этом можно запутаться и это может плохо закончиться. Как и всё остальное. Подростковые романы иногда кончаются беременностями, подростковые компании — драками и тюрьмами, подростковые влюблённости — попытками суицида, подростковое стремление быть отличником — нервными срывами. Расстрелявший учителя в школе пару лет назад мальчик не был завсегдатаем социальных сетей, он был отличником и шёл на золотую медаль.

Третье. В статье «Новой газеты» содержится совершенно неуместный призыв к властным институциям немедленно всё закрыть и запретить. Призыв откровенно странный. Дорогие друзья, у нас с 2012 года действует тотальный запрет на упоминание подросткового суицида в интернете и вообще публичном пространстве. Сайты регулярно закрываются Роскомнадзором, едва Pobedish.ru не прикрыли под это дело — и что, стало сильно лучше? Точно стало? Тогда откуда статья в «Новой Газете»? Ни пиратов, ни наркотраффик, ни педофилов, ни вербовщиков-экстремистов — никого в интернете еще не победили  запретами и блокировками.

Ну, запретят группы с китами — появятся группы с котами. Поставят под мониторинг Вконтакте — подростки уйдут в другие соцсети, уйдут в группы в Телеграмме или Вайбере, освоят анонимайзеры, прокси или что там ещё существует. Освоят куда быстрее родителей. И чем сильнее будут запрещать – тем хитрее будут обходить, ибо тайна будет сильнее будоражить.

Четвёртое. Я совершенно не исключаю стоящей за всём происходящим злой воли. Не тотального заговора и скоординированной секты, но некоторых осознанно манипулирующих детьми людей вполне могу представить. Хотя анонимные расследователи из сети склоняются к тому, что это не злодеи, а заигравшиеся дураки. Их, несомненно, надо выявлять и останавливать – но тотальные запреты и контроль тут не помогут, а помешают. Опять же, сколько боролись власти с рутреккером – многого добились по части наказания владельцев? Да неизвестно даже кто они такие, а торренты продолжают работать как работали, правообладатели продолжают подсчитывать ущерб. Который, кстати, теперь даже больше, ибо удалить раздачу с официально закрытого сайта невозможно уже просто никак, ибо юридически он не существует.

Пятое. Что же можно сделать, если не давить и запрещать. Родителям – восстанавливать доверие с детьми. То есть начать с ними разговаривать и делать это честно. То есть рассказать о своих страхах и попытаться вникнуть, что ребёнок ищет в сети. Не бороться, не «показывать пример», не пытаться отвлечь – сначала доверие. Потому что если вы заняты своими делами, ребёнок – своими и разговариваете вы только по делу – винить в его неприятностях кроме себя будет некого.

Да, доверие всегда включает риск. Но такова жизнь, и если вы не смогли за годы воспитания построить с сыном или дочерью отношений, которые позволят ему взрослеть без испытаний нервов мамы с папой на прочность – то рисковать придётся. Если вам страшно – донесите до детей свой страх. Не гнев, а страх. Откройтесь ему по-человечески, примите, что этот человек – он равный вам, что у него есть свои тайны, свои переживания и свои права. Не смотрите на него как на низшего, как на глупца или как на безответственного и неблагодарного человека – это неизбежно именно таким его и сделает.

И напоследок история. Совершенно реальная.

Однажды в одной семье дочка, лет примерно 12, слетела с катушек. Из отличницы превратилась в двоечницу, стала пропадать из дому, завела плохие знакомства, начала грубить и так далее. Родители схватились за голову, пытались увещевать, угрожать и так далее. А затем отвели ребёнка к хорошему психологу. Психолог, пообщавшись с девочкой сказал примерно следующее: «Дорогие мама и папа, ваш ребёнок взрослеет. С ним в общем всё в порядке, но надо дать ей пространство, чтобы она смогла привыкнуть быть взрослой. Она очень разумный и ответственный человек, просто ещё не знает, как ей быть». Родители вняли совету, и заключили с дочерью пакт, чётко установив, что она в определённых рамках отвечает полностью за себя сама. Почти как взрослый человек, с поправкой на ресурсы и возможности. После чего мама и папа пошли седеть от ужаса, а дочь – осваиваться в новом качестве.

Девочке хватило примерно восьми месяцев, чтобы перебеситься. Родители мужественно держали оговоренные границы – как со своей, так и с её стороны. И держали ворота открытыми, изо всех сил стараясь общаться с дочерью как с равной. И через некоторое время отметки снова поползли вверх, странные и опасные люди как-то сами отфильтровались из друзей, а отношения в семье вернулись в норму.

Это не совет, это именно история. В других случаях поможет что-то иное. Но без уважения и доверия любые попытки построить подростков в удобные нам шеренги ни к чему не приведут. И никакой Роскомнадзор не поможет.

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: