Читайте также:

Фотография как миссионерство, или об одном из лучших сербских фотографов

Сердце Афона

Хаджи Миодраг Миладинович – один из лучших фотографов современности, мастер фотографии Союза фотографов Югославии, член Содружества художников и дизайнеров Сербии.

 Мария Моисеева поговорила с ним о том, как фотографировать в церкви.

— Некоторые люди отрицательно реагируют на то, что их снимают в храме или во время молитвы. Сталкивались ли Вы с подобным? Как люди относятся к тому, что вы их фотографируете? Не вызывает ли это возражений?

 — Да, я встречал разные запреты на съемку и всегда уважал любое мнение. Во многих греческих монастырях на Святой горе запрящено фотографировать. В сербском монастыре Хиландар можно фотографировать на территории монастыря, но нельзя — в церкви. Для того, чтобы получить разрешение на съемку в этих местах, мне пришлось много потрудиться и снискать доверие братии, только после этого я получил благословение.

 

Когда я впервые приехал в монастырь Хиландар и еще не знал тамошних правил, случилось мне снимать в храме. В этот момент один из монахов выходил из церкви. Увидев меня, он подумал, что я сфотографировал его. Как же непросто мне пришлось! Я даже хотел засветить пленку. Я долго пытался убедить монаха в том, что, возможно, его и нет на снимке, но в результате пообещал, что никогда и нигде не буду использовать эту фотографию. И, конечно, в дальнейшем уничтожил этот снимок. Позднее, когда я стал чаще бывать в монастыре, мы с этим монахом стали хорошими друзьями, он до сих пор с радостью ждет моего приезда. Но ни одной его фотографии у меня нет.

 

Однажды, когда я приехал в греческий монастырь Ватопед, случилось так, что туда прибыл с визитом принц Англии Чарльз. Я сделал тогда много фотографий. В следующий свой приезд в монастырь я захватил их с собой, чтобы подарить игумену. Он был очень рад, а я получил благословение фотографировать в монастыре все, что захочу. Я сфотографировал чудотворные иконы, монахов, мощи святого Иоанна Златоуста, Пояс Пресвятой Богородицы и другие святыни монастыря.

 

— Есть ли какие-то ограничения для фотографа в церкви? Моменты, которые нельзя снимать? Что здесь действует: внутренние ограничение, которые ставит себе фотограф или существуют общие правила поведения в церки?

— Я часто хожу в церковь. Чаще без фотоаппарата, чем с ним. Иногда священники специально просят меня придти, чтобы снять торжественную службу, храмовый праздник или освящение. В таких случаях я могу снимать, что захочу, но, конечно, все равно стараюсь не мешать богослужению, не отвлекать своим присутствием людей от молитвы.

 

Когда Божественную литургию служит владыка Бачский Ириней, я беру благословение именно у него. Правда, сейчас уже в этом нет необходимости, поскольку он знаком с моим творчеством. Владыка присутствовал на открытии трех выставок моих работ, и когда мы встречаемся, он всегда спрашивает меня: «Где сейчас проходит твоя выставка?»

 

— В своем прошлом интервью Вы сказали, что для Вас фотография — это, прежде всего, документ. Фотографируя богослужение, Вы знаете заранее, что хотите запечатлеть или импровизируете, ловите момент?

 — Недавно в воскресный день я пошел в церковь. Случайно взял с собой сумку с фотоаппаратом. Скорее всего, я бы так ничего и не снял, поскольку был сосредоточен на богослужении. Но в какой-то момент через открытые Царские врата я увидел изумительно красивый свет. Солнце, поднимаясь с востока, через окно светило в алтарь, а дым от кадила создавал удивительно красивую атмосферу. Я быстро вынул фотоаппарат. Священник как раз в этот момент поднял руки, призывая Духа Святого. Я сфотографировал его через открытые двери. Мне кажется, получилась очень красивая фотография, которая к тому же иллюстрирует эту часть богослужения. В этот же день я опубликовал ее на сайт. Кроме этих нескольких фотографий в этот день я не сделал больше ни одного снимка.

 

Больше всего в фотографии я забочусь о композии снимка и свете. Я уже говорил о том, что каждый квадратный сантиметр на фотографии должен быть оправдан. То, что художник не написал бы на своем полотне, не может себе позволить и фотограф. Сделать хорошую фотографию так же тяжело, как написать хорошую картину или изваять скульптуру.

 

Когда снимаю людей, стараюсь, чтобы это была внезапная фотография, без позирования, чтобы на ней присутствовало какая-то неожиданность, настроение, атмосфера. В таких случаях я стремлюсь быть как можно менее заметным, чтобы люди на фотографиях выглядели такими, какие они в жизни, когда на них не направлен объектив.

 

— Вы сказали, что выставки с Вашими фотографиями православных святынь для Вас являются формой миссионерства. Не могли бы Вы рассказать об этом подробнее? 

— У нас в Сербии многие люди до сих пор мало знают о Церкви, очень редко присутствуют на богослужениях. Я замечал, что некоторые люди заходят в храм во время Литургии, ставят свечи и уходят, не имея терпения достоять до конца службы. Поэтому, я считаю, нужно, чтобы жизнь Церкви, особенно монашеский подвиг, стали ближе и понятнее людям.

 

В прошлый раз я уже рассказывал о монахе Василии из монастыря Хиландар. Он много раз при езжал в Сербию и останавливался в моем доме. Своей проповедью он многих людей привел к вере.

 

Во многих городах он крестил и венчал людей. Мы вместе путешествовали по Сербии: монах Василий читал лекции, а я демонстрировал фотографии Святой Горы, Хиландара и рассказывал о них. В городе Лесковац существует содружество «Общество друзей Хиландара им. святого короля Милутина». В 2007 г. и в начале 2008 г. мы совместно с обществом организовали «духовные» вечера в шести городах. В программу этих вечеров также была включена выставка фотографий и демонстрация презентации с комментариями.

 

Расскажу об одном из таких вечеров. Выставку в Лесковце открыл владыка Бачский Ириней. Многие люди пришли послушать владыку. После этого в соседней комнате начался вечер. Выступления затянулись, и я попытался сократить свою речь, которой сопровождал фотографии, чтобы присутствующие не заскучали. Но сразу же услышал голос из аудитории: «Если можно, рассказывайте помедленнее».

 

Другой пример. Мой друг профессор Милевое Йованович попросил меня прийти на философский факультет, где он преподает средневековую литературу, и показать слайды его студентам. В самом начале он сказал, чтобы я как можно больше рассказывал о том, что изображено на слайдах. Но на середине моего повествования пришла преподавательница, у которой в этой же аудитории должна была состояться лекция, и мы вынуждены были завершить демонстрацию. Через какое-то время профессор Миливое вновь навестил меня и поставил ультиматум: «Или приходи снова или я студентам дам твой номер телефона, чтобы они своими вопросами надоедали тебе». Так я вновь оказался в Университете, где познакомил студентов со Святой Горой Афон.

 

— Что бы Вы посоветовали начинающим фотографам, которые хотят снимать церковные события?

На самом деле всё очень просто. Если хорошо освоил технику фотографии, достаточно просто быть верющим человеком и присутствовать на богослужениях с радостью и любовью. Все остальное Господь управит.

— Вы много путешествуете. С Вами наверняка случались какие-то интересные или смешные истории. Расскажите.

Очень много всего инетерсного поисходило. Расскажу один из последних случаев. 4 декабря 2007 года я ехал в монастырь Хиландар на праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы.

 

На Святую гору можно добраться только морем. Только в особенных случаях можно и по суше. В тот день был сильный шторм, никакие суда не выходили в море. Поэтому в монастыре приняли решение довезти гостей до границы по суше. Я и еще двадцать людей отправились в дорогу на грузовике. Было так тесно, что никто не мог пошевелиться. Дождь лил не переставая. Каждый раз, когда грузовик заносило, через дыру в брезенте на голову выливалась вся вода, которая собиралась на крыше. Дорога через гору и ущелья длилась более двух часов. Я вымок насквозь.

 

Я уже упоминал монастырь Ватопед и принца Чарльза. Это было в августе 1998 года. В большом зале шел прием, принц беседовал с игуменом Ефремом. Я фотографировал на аппарат Nikon F 3, у которого мотор работает очень громко. Вдруг какой-то монах похлопал меня по плечу и сделал знак, чтобы я не снимал. Я не посмел больше фотографировать и вышел в коридор. Через несколько минут этот монах подошел ко мне позвал обратно. Оказалось, мы просто не поняли друг друга.

Помогите Правмиру
Сейчас, когда закрыто огромное количество СМИ, Правмир продолжает свою работу. Мы работаем, чтобы поддерживать людей, и чтобы знали: ВЫ НЕ ОДНИ.
18 лет Правмир работает для вас и ТОЛЬКО благодаря вам. Все наши тексты, фото и видео созданы только благодаря вашей поддержке.
Поддержите Правмир сейчас, подпишитесь на регулярное пожертвование. 50, 100, 200 рублей - чтобы Правмир продолжался. Мы остаемся. Оставайтесь с нами!
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.