Ежедневное интернет-издание о том, как быть православным сегодня
В аэропорту “Шереметьево” 5 мая во время аварийной посадки загорелся самолет SSJ-100, который летел из Москвы в Мурманск. На борту находились 78 человек, 41 из них погиб. На многочисленных видео можно увидеть, что самолет не встретили пожарные расчеты, спасательные службы и медики. Между тем, новостные агентства сообщили, что якобы основной причиной гибели людей в хвостовом отсеке стала попытка некоторых пассажиров достать из багажных полок свои вещи - это стало поводом для волны обсуждений в социальных сетях. О том, почему нельзя обвинять пострадавших и размывать подлинные причины трагедии - рассуждает главный редактор "Правмира" Анна Данилова.  

Конечно, как у всех – до поздней ночи и с 6 утра – новости, телеграм-каналы. И нет сил смотреть, и нет сил не смотреть.

41 человек погиб. Прессек Следственного комитета с таким трудом произнесла эту цифру впервые, отведя глаза от журналистов. Только что было известно о 13 погибших…

Анна Данилова

Про причины понятно немногое. Отказала связь с землей и экипаж принял решение вернуться в аэропорт с полными баками. Видимо, именно из-за отказавшей связи. Пишут, что самолет сажали на механике.

Почему отказала связь – непонятно. Была ли молния и она ли тому причиной – тоже неизвестно. Случаев попадания молний в самолеты тысячи. Обычно во всех интервью все летчики говорят, что самолеты прекрасно рассчитаны на любые молнии.

То, что “Суперджет” – очень проблемный самолет, тоже уже понятно. Очень страшно он садился, таким “кузнечиком”, зацепив землю, и похоже, что загорелся он именно в этот момент.

Главные споры сейчас про ручную кладь и скорость эвакуации.

Тут, мне кажется, важно понимать, что:

– есть состояние аффекта, и мы действительно не знаем, как поведем себя в такой ситуации;

– аффект – не индульгенция, правила есть правила, какое бы кошмарное состояние ни было;

– на фотографиях нет никаких толп с большими чемоданами, может, пара человек, остальные с теми сумками, которые обычно и в багажное отделение не убирают;

– человек в кепке с 10-го ряда меня лично поразил не чемоданом, а возмущением, что ему не вернули денег за билет за 40 минут;

– даже одна секунда – это, может быть, одна жизнь.

Но главное – не про багаж.

Главное – это то, что все выжившие уже эвакуировались, а пожарных машин и скорой на полосе не было. А они должны были выехать, когда стало понятно, что самолет летит обратно. Что это опять про оптимизацию, про то, кто кого куда не пускает, про то, кому и где подчиняется скорая. Вот это главное. Это нельзя пропустить, замазать, убрать, забыть. Экстренные службы как раз и должны быть там, где у всех аффект и паника. Они должны тушить самолет в первые секунды, открывать люки, которые не открылись сами, и спасать тех, кто отравился пока еще просто угарным газом…

Нельзя дать дискуссии и общему возмущению уйти в обсуждение двух рюкзаков и одного чемодана. В эти бесконечные: “А все просто снимали на мобильные телефоны”. Не так все плохо с людьми, в общем-то. Не надо про то, что кругом только мародеры и мобильные зеваки.

Царствие Небесное погибшим. Сил родственникам.

Земной поклон бортпроводнику Максиму, который не сбежал первым, а мог бы.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: