“Нельзя обвинить врача в том, что он выполнил свои обязанности по инструкции.  Да, от некоторых врачей сейчас я слышу мнения, что можно было бы “проявить гуманизм” и все-таки госпитализировать Голунова. Да, возможно, но не в этой стране, где Следственный комитет просто охотится на врачей. Я сам, если еду по вызову на скорой на какую-то заведомо резонансную ситуацию, буду соблюдать инструкции четче и жестче, чем обычно”. Врач-реаниматолог, иеромонах Феодорит (Сеньчуков) комментирует действия врачей, которые не стали госпитализировать журналиста Ивана Голунова, подозреваемого в сбыте наркотиков.

— Сейчас общественное мнение очень активно стало наезжать на врачей 71 ГКБ во главе с главврачом Мясниковым. Рискну вызвать на себя негодование либеральной общественности, но скажу, что тут дело не в личных качествах Мясникова, а в том, что в подобной ситуации любой врач будет действовать строго по инструкции, иначе СК РФ придет за тобой совершенно официально. Даже наркотиков не придется подбрасывать. [Некоторые врачи] искренне верят, что можно написать симптоматику и все в это поверят. Написать-то можно, но в Москве слишком много разных приборов, которые дают объективную информацию.

Что примерно произошло: Голунова привезли с направительным диагнозом скорой помощи, в котором было описано много поверхностных травм, плюс под вопросом, предположительно, сотрясение головного мозга. Его осмотрели: травматолог — на предмет травм, хирург — на предмет травм живота, невролог — на предмет сотрясения мозга, сделали компьютерную томографию, в результате которой ничего не нашли. Поверхностные травмы не являются поводом для госпитализации, и его отпустили. Это чисто медицинские позиции.

Нельзя обвинить врача в том, что он выполнил свои обязанности по инструкции. Да, от некоторых врачей сейчас я слышу мнения, что можно было бы “проявить гуманизм” и все-таки госпитализировать Голунова. Да, возможно, но не в этой стране, где Следственный комитет просто охотится на врачей. Я сам, если еду по вызову на скорой на какую-то заведомо резонансную ситуацию, буду соблюдать инструкции четче и жестче, чем обычно. Это при том, что степень свободы любого врача скорой больше, чем у врача стационара.

Поверьте, мне приходилось спасать людей от тюрьмы. Это очень сложный процесс, там нужно очень много всего предпринять, чтобы все было сделано так, чтобы комар носа не подточил. И это не уровень врача приемного отделения при экстренном приеме. Я знаю, как можно на какое-то время “отмазать” больного от тюрьмы — можно расширить показания, расписав, например неврологическую симптоматику. Можно больного даже в реанимацию положить, но, во-первых, для этого нужны определенные договоренности с другими врачами из других отделений, а во-вторых, надо понимать, для чего мы это делаем. И также надо помнить, что современная московская больница — это не “Записки юного врача” Булгакова, а больница с хорошим оборудованием, и все диагнозы, которые врачи напишут, проверяются.

И еще одно. В Москве есть спецотделение ГКБ им. Ерамишанцева (“двадцатка”). Это подконвойное отделение для арестованных. Если туда человек попадает, то уже домашний арест ему светит вряд ли. Об этом тоже надо помнить.

Так что обвинять врачей не в чем. Они сделали то, что должны были сделать. А личные качества Мясникова пусть будут делом его совести.

Мое мнение, что шумиха вокруг действий врачей делается, чтобы отвлечь людей от того, что полиция нарушает права человека. Находится новый враг, который размывает то, что сделали полицейские. То есть, теперь у нас не только полицейские плохие, но и врачи.

Записала Ольга Лунина

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: