«Смертность
Фото: Тима Мирошниченко
Фото: Тима Мирошниченко
С 1 января 2022 года вводится новый Порядок оказания медицинской помощи взрослым при онкологических заболеваниях. Что конкретно изменится и как это повлияет на пациентов врачи обсудили на круглом столе «Онкологическая служба России 2022: новые порядки, правила и перспективы», который организовал фонд «Вместе против рака».

«Правмир» благодарит за помощь в подготовке материала экспертов фонда «Вместе против рака».

Пациент не сможет выбрать, где ему лечиться

Что изменится: впервые вводятся нормы о маршрутизации пациентов:

— региональные Минздравы будут создавать спецкомиссии (кто и по какому принципу будет туда входить — не определено), которые будут решать, куда именно отправить пациента на лечение за счет средств ОМС (т.е. бесплатно для пациента).

— направлять можно будет только в медицинские организации, «оказывающие онкологическую помощь и осуществляющие диспансерное наблюдение», которые вошли в перечень маршрутизации. (Организация может попасть в  перечень, только если является участником территориальной программы государственных гарантий бесплатного оказания медицинской помощи).

— право медицинской организации оказывать те или иные виды медпомощи будет определено региональными документами. 

Как станут определять, что в одной больнице, допустим, можно делать онкологические операции, а в другой — нет — также не ясно.

— порядок маршрутизации пациентов станет главным «онкологическим распределителем» в регионе. Раковый больной без направления лечащего врача не сможет получить бесплатную онкологическую помощь, выбрав медицинскую организацию. Поскольку врач, выдавая направление, должен будет руководствоваться именно порядком маршрутизации пациентов, утвержденным региональным Минздравом. 

В чем проблема: пациентов начнут жестко приписывать не только к конкретному региону, но даже к конкретной медицинской организации, чтобы избежать траты денег территориальных фондов ОМС на оплату дорогостоящего лечения онкобольных в крупных городах. Даже если в регионе квалификация специалистов и оборудование не позволят быстро установить диагноз и провести лечение.

Правила маршрутизации навредят как пациентам, так и клиникам, считает врач-онколог Михаил Ласков:

Михаил Ласков

— В соответствии с Федеральным законом №323, человек может выбирать себе врача и клинику, где он будет лечиться. Новые правила не позволят воспользоваться этим правом. Если человек обратится в какую-то клинику, отличную от назначенной региональным Минздравом, и получит там медпомощь, по полису ОМС клинике это не оплатят.

Теперь, если клинику, которая, например, лечила рак желудка, не включат в соответствующий перечень, она потеряет возможность заниматься данным направлением. То есть от вводимых правил маршрутизации пациентов плохо всем, кроме самого регионального Минздрава.

Пациенты будут очень сильно ограничены в выборе терапии. То есть, условно говоря, если им не нравится в одной клинике, они не смогут попасть в другую, потому что это не прописано в маршрутизации, — отмечает Михаил Ласков.

В поликлиниках не будет врачей-онкологов

Что изменится: первичные онкологические кабинеты останутся только там, где нельзя организовать Центры амбулаторной онкологической помощи.

В чем проблема: из поликлиник и частных клиник пропадут кабинеты врачей-онкологов. 

Лечение определят только консилиумы

Что изменится: Тактику лечения онкопациентов будут определять только в крупных медицинских организациях, в которых одновременно есть отделения онкохирургии, противоопухолевой лекарственной терапии и радиотерапии. Причем сделать это смогут исключительно консилиумы, в которые вошли онколог, радиотерапевт, нейрохирург (при опухолях нервной системы).

В чем проблема: у многих клиник с хорошими результатами лечения нет всех трех отделений одновременно. Поэтому они фактически исключаются из системы оказания онкологической помощи.

Онкоурология, онкоофтальмология, эндокринология, дерматовенерология и другие не требуют радиотерапевтического или химиотерапевтического лечения. Учреждения, специализирующиеся на лечении пациентов с такими диагнозами, не имеют своем составе всех трех необходимых подразделений. Это лишает их права с 1 января 2022 года собирать консилиумы для определения и/или изменения тактики лечения пациентов, несмотря на уникальный опыт и навыки работающих там специалистов.

Если онкопомощь прекратят оказывать в многопрофильных стационарах, онкопациенты с серьезными сопутствующими патологиями не смогут получать необходимую помощь, поскольку в онкологических диспансерах нет соответствующих служб, отделений и специалистов.

В случае осложнений таких пациентов придется переводить из онкодиспансеров в многопрофильные центры, это приведет к прерыванию онкотерапии. Их жизнь и здоровье подвергнут неоправданным рискам.

Люди с онкологическими заболеваниями не смогут получать качественную и доступную медицинскую помощь, произойдет нерациональное перераспределение потоков пациентов и перегрузка онкослужбы.

Доброкачественные новообразования будут лечить врачи-онкологи

Что изменится: новый порядок оказания онкопомощи распространится на лечение ряда доброкачественных образований:

  • другие доброкачественные новообразования соединительной и других мягких тканей (D21);
  • доброкачественные новообразования глаза и его придаточного аппарата (D31);
  • доброкачественные новообразования мозговых оболочек (D32);
  • доброкачественные новообразования головного мозга и других отделов центральной нервной системы (D33);
  • доброкачественные новообразования других и неуточненных эндокринных желез (D35);
  • доброкачественные новообразования других неуточненных локализаций (D36);
  • новообразования неопределенного или неизвестного характера (D37-В48).

Пациентам с этими видами новообразований придется проходить консилиум в онкологической больнице с тремя отделениями, о которых мы сказали выше. 

А врачи–эндокринологи, дерматовенерологи, офтальмологи и другие не смогут полноценно оказывать медицинскую помощь в рамках своей же специальности.

В чем проблема: доброкачественные новообразования не требуют радиотерапевтического или химиотерапевтического лечения. Поэтому учреждения, занимающиеся на сегодняшний момент лечением этих заболеваний, не имеют в своем составе подразделений радиотерапии и противоопухолевой терапии.

Если пациентов с доброкачественными образованиями будут направлять на лечение туда же, где лечат злокачественные новообразования, это приведет к перегрузке системы и ухудшению оказания помощи как тем, так и другим группам больных.

Небольшие больницы и клиники не смогут оказывать онкопомощь

Что изменится: усиливаются требования к коечной мощности онкодиспансеров и организаций, оказывающих онкопомощь.

  1. Отделение противоопухолевой терапии должно будет иметь от 20 до 50 коек.
  2. В отделении радиотерапии — не менее 5 коек на одну установку, при этом оно может быть организовано только в больнице с минимум 50 койками онкологического профиля.
  3. Коечная мощность отделений хирургических методов лечения онкологического диспансера (онкологической больницы) должна составлять от 20 до 50 коек.  При этом отделение организуются в медицинской организации коечной мощностью не менее 70 коек онкологического профиля.

В чем проблема: При оказании высокотехнологичной помощи онкопациентам, например, использовании эндоскопических методов лечения, сроки пребывания в стационаре сокращаются, и большой коечный фонд для таких больниц не требуется. Некоторые виды вмешательств (брахиотерапия, терапия радиоактивным йодом и др.) проводятся в амбулаторных условиях.

Завышенные требования к коечной мощности выбросят из системы огромное количество работающих клиник. Небольшим больницам или частным клиникам, специализирующимся на лечении конкретных злокачественных новообразований, будет запрещено оказывать онкологическую помощь, что скажется на доступности помощи для онкопациентов.

Из-за профстандарта возникнет дефицит врачей-онкологов

Что изменится: Вводится профстандарт, согласно которому врачи-онкологи будут разделены на три категории:

1) онкологи, работающие в амбулаторном звене и в дневном стационаре;

2) стационарные онкологи-химиотерапевты;

3) стационарные онкологи-хирурги. 

Допуск до химиотерапии в стационаре будет возможен только при наличии не менее 5 лет опыта работы в стационаре по специальности «Терапия», «Общая врачебная практика», «Гематология», «Акушерство и гинекология», а допуск до хирургии в стационаре возможен только при наличии не менее 5 лет опыта работы в стационаре по специальности «Хирургия», «Урология», «Колопроктология», «Нейрохирургия», «ЧЛХ», «Офтальмология», «Оториноларингология», «Акушерство и гинекология».

В чем проблема: Жесткие критерии допуска к работе приведут к дефициту кадров, затруднениям в оказании медпомощи онкобольным, ограничении их прав на получение доступной и качественное онкологической помощи.  

Введение профстандарта в таком виде закрепляет законодательно появление врачей-онкологов, которые не будут уметь лечить, считает Михаил Ласков.

— Профтсандарт для врачей — это три обобщенные трудовые функции, которые определяют допуск к специальности.

Люди, приходя в онкодиспансер, будут сталкиваться с врачом, который не умеет ни подобрать химиотерапию, ни оперировать.

По факту это будет просто онколог, который сидит на приеме и ничего не делает, кроме как выдает направления на гастроскопию и колоноскопию. Хотя по сертификату он точно такой же онколог, как и тот, кто занимается лекарственным лечением, химиотерапией или оперирует онкобольных. В его трудовой функции прописано лечение пациентов, но назначение лекарств, химиотерапии и хирургическое вмешательство в его обязанности не входит, оно возложено на специалистов, относящихся к категориям 2 и 3.

Получается, что у нас законодательно закрепили существование онколога, который не умеет лечить людей, рассказал Михаил Ласков в интервью «Правмиру».

Выводы

Если нормы об оказании помощи онкопациентам вступят в силу в 2022 году без изменений, это приведет не только к ограничению права пациента на получение качественной и доступной медицинской помощи и как следствие — к росту смертности от онкологических заболеваний, но и к непрогнозируемым инфраструктурным разрушениям и кадровым потерям.

Фото: Тима Мирошниченко

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.